Владимир Тюрчев. «Петух-ветеран»

Петух-ветеран

Владимир Тюрчев

 

Жил-был чёрно-красный Петух с рыжей Наседкой. За всю свою богатую событиями и ситуациями жизнь, он научился способностям, которые можно назвать сверхъестественными. Наседка была Целительницей, владела комплексными оздоровительными методиками. Применение своим способностям они нашли, воспитывая и обучая подрастающее поколение птичника в школе птичьего мастерства. Эти навыки они освоили, путешествуя вместе в поисках Гармонии, Красоты и Справедливости, чтобы с их помощью восстанавливать сердечные взаимоотношения между всеми живущими на Земле и научить их изменять качество своей Жизни.

Началась же судьба нашего героя на одном птичнике, где обитало много разной домашней птицы: гуси, утки, индюки, ну и конечно петухи и куры. Наш будущий герой был сыном вожака. Вожаком куриного царства был огромный красный петух.
Ранним утром, ещё до восхода солнца, петушиное пение будило всех обитателей птичника. Петух-отец взлетал на крышу курятника, и вся округа наполнялась его задорным и радостным кукареканьем. Для всех обитателей это было сигналом о начале нового дня.
Петуху-отцу нельзя было отказать в личной храбрости. Во время ястребиных налётов, когда куры и цыплята, кудахча и крича, разноцветными брызгами летели во все стороны, он один оставался во дворе и, гневно клокоча, пытался восстановить порядок в своём робком гареме. Он делал даже несколько решительных шагов в сторону летящей птицы.
Обычно петух-отец пасся во дворе или огороде в окружении двух-трёх фавориток, не выпуская, однако, из виду и остальных кур. Порою, вытянув шею, он посматривал в небо: нет ли опасности?
Разгребая жилистыми лапами землю, он иногда находил какое-нибудь лакомство и громкими криками призывал кур на пиршество.
Пока подбежавшая курица клевала его находку, он успевал несколько раз обойти её, напыщенно волоча крыло и как бы захлебываясь от восторга. Затея эта обычно кончалась насилием. Курица растерянно отряхивалась, стараясь прийти в себя и осмыслить случившееся, а он победно и сыто озирался.
Если подбегала не та курица, которая приглянулась ему на этот раз, он загораживал свою находку или отгонял курицу, продолжая призывать свою новую возлюбленную. Чаще всего это была опрятная белая курица. Она осторожно подходила к нему, вытягивала шею и, ловко выклевав находку, пускалась наутёк, не проявляя при этом никаких признаков благодарности.
Перебирая тяжёлыми лапами, петух-отец бежал за нею, на ходу стараясь сохранять солидность. Догнать её обычно ему не удавалось, и он, в конце концов, останавливался, тяжело дыша, и делал вид, что ничего не случилось, а пробежка имела самостоятельное значение.
Вот таким образом проходили дни для обитателей птичника. Каждый занимался тем, чтобы добыть пропитание и сохранить своё место в сложной иерархии птичьего сообщества.

И вот однажды случилась такая история: появилась в птичнике Чужая Птица. Откуда она взялась-то мне неведомо, но по всему – прилетела из другой сказки, а то и из другого мира. Потому что была она чёрной – и оперением, и мыслями, и душой. Где она чёрное перо обронит, там раздоры сеет, или сомнения, или злоба чёрная прорастает. Никто тогда не знал, что завали эту птицу Зависть. Да и откуда им знать, если доселе никакой зависти у обитателей птичника не водилось? А уж, тем более что чёрные перья зависти надо немедленно выпалывать, пока не проросли.
Вдруг птицы стали задумываться: у кого гнездо выше, а у кого ниже; кому вода из родника досталась, а кому из речки; у кого птенцы раньше из яйца вылупились, у кого позже. Сравнивать стали, стремиться соседей обойти.
Тут кто-то придумал запасы делать – стал в гнездо еду впрок таскать. Раньше-то ведь как? Поел сколько надо – и гуляй себе налегке, надо будет – ещё поешь. А тут Чёрная Зависть внушила многим, что всё когда-нибудь кончается, а потом наступают чёрные времена. И если впрок не отложить, то придёт время – и спохватишься, ан запаса-то и нет!
Среди обитателей птичника возникло и с каждым днём увеличивалось непонимание и раздор, соперничество и неприязнь. Все начали приспосабливаться и приноравливаться, успокаивая себя и окружающих, что может быть и хуже, чем сейчас. На птичьем дворе потекла обычная, ничем не примечательная жизнь, наполненная местечковыми разборками, да и просто склоками, с возмущениями и претензиями. Ведь Чёрная Зависть – она такая: начинаешь думать, что если ты не заклюешь, то тебя заклюют. Вот и начались распри – у кого клюв больше, тот и победил. А мелкие птицы научились мелкие пакости делать – надо же им было как-то выживать? Исподтишка да хитростью – глядишь, и крупных птиц обошли, урвали свой кусочек счастья, своё место под солнцем. Только вот счастье – оно ведь сильное, когда большое, когда целое. Тогда его на всех хватает! А если его по кусочкам растащить – какое ж это счастье? Так, огрызок… Тем же, кто сумел противостоять Чёрной Птице Зависти и не впустил её в своё сердце, пришлось несладко. Им теперь все завидовали, поэтому начались на них гонения. Пришлось им прятаться, скрываться, или делать вид, что они здесь не причём.

Нашему же герою было не понятно, как можно так монотонно и однообразно проводить дни, не совершая чего-то особенного и примечательного. Его деятельная натура искала выход из этой обыденности.
Он считал, что петухи - это глашатаи Солнца и своим утренним пением вызывают на небо могучее светило. А своим видом и походкой петух должен отпугивать духов темноты, олицетворять образ покровителя Жизни, для всех пробуждённых с восходом Солнца. Непонимание и активная натура петуха направили его на поиски Пути. И однажды он решился и, не откладывая покинул двор птичника.
Он шёл в сторону Солнца, надеясь рано или поздно найти того, кто сам живёт интересной и разнообразной жизнью и научит его этому.
Через несколько дней пути Петушок подошёл к высокой стене, которая, к тому же, тянулась влево и вправо далеко до самого горизонта. Взлететь на стену ему удалось не сразу. Но через несколько попыток он оказался наверху. Перед ним расстилалась плодородная долина, а ближе к подножию высокой горы, расположился целый комплекс зданий и построек, утопающий в буйной растительности и от этого кажущийся прекрасным уголком природы. Когда наш герой добрался до ворот этого комплекса, уже наступили сумерки и входные ворота оказались закрыты. Пришлось ему расположиться на ночлег на ветке, ближайшего к воротам, дерева.
Когда наступило утро следующего дня, петушок, встрепенувшись, традиционно огласил окрестности своим троекратным кукареканьем. С первыми лучами Солнца ворота открылись и из них начали выходить люди в одинаковых серых и оранжевых одеяниях. Они приветливо кланялись и с интересом глядели в сторону дерева. А один подошёл ближе и протянул горсть зёрен на раскрытой ладони. Петушок склевал угощение и в знак благодарности пропел свою песню ещё раз. Так повторялось несколько дней и вот однажды, тот, кто ежедневно кормил петушка, протянул к нему руку, призывая пересесть с ветки на его ладонь. При этом он ласково и сердечно призывал не пугаться и не беспокоится. Птица аккуратно пересела на руку, они вместе прошли в ворота и оказались во дворе. Так наш герой оказался на территории монастыря, где проживали буддийские монахи и всеми ими руководил тот, кто кормил его с руки.
Каждое утро Петух будил обитателей монастыря, и всем им казалось, что именно кукареканье возвещает о наступлении нового дня и от этого их настроение становилось лучше и весь день их глаза светились радостью, при вспоминании о новом друге. Многим монахам казалось, что с появлением петуха их жизнь стала более яркой и насыщенной. Они часто разговаривали с ним о своей жизни и видели в нём внимательного и благодарного слушателя.
Через некоторое время у Петушка с Настоятелем монастыря сложились доверительные отношения, которые позволили им больше общаться друг с другом. Настоятель рассказывал петушку о буддизме вообще и о том, как ученики и послушники монастыря работают над своими несовершенствами. Они упорно и настойчиво тренируются в боевых искусствах, практикуют дыхательные упражнения, медитируют, что позволяет им контролировать свои состояния и безупречно взаимодействовать с окружающими, сохраняя достоинство. Петушок же, внимательно наблюдая за обитателями монастыря, учился искусству кунфу и приёмам контроля своего состояния.
Очень скоро Петушок стал учеником Мастера, и теперь много времени проводил, изучая приёмы единоборств, искусство медитации, а также дыхательные практики. Наш герой оказался целеустремлённым и настойчивым учеником, и поэтому его обучение в монастыре протекало успешно.
Очередная встреча с Настоятелем оказалась последней. Петушок, по мнению Мастера, был готов к самостоятельной жизни вне стен монастыря и Настоятель с напутствиями проводил его до ворот и, обняв на прощание, вручив ему волшебную раковину, и выпустил наружу. Всё время пребывания в монастыре петушок помнил о Цели своего путешествия, поэтому со словами благодарности и признательности отправился в дальнейший путь.

Теперь его Путь лежал на Север, где по рассказам Настоятеля, должны жить человеческие существа, которые стойко и мужественно умеют переносить суровые условия жизни в северных землях. Преодолев горные массивы и бескрайние равнины, он пришёл в территорию, где было гораздо холоднее, но и здесь он встретил тех, кому не безразлично высокое качество Жизни и очень важно собственное эмоциональное состояние.
Люди этих земель были суровы на первый взгляд, но от них исходило излучение, которое привлекало внутренней эмоциональной полнотой. Петушка они встретили приветливо, хотя и немного насторожено. Сердечная открытость нашего героя и искренность его приветственных слов, расположили, внешне суровых людей, к Петушку. Он стал жить в их поселении, наблюдая за их фехтовальными тренировками, присутствуя на совместных молитвах Богу Отцу и Богине Матери, участвуя в охоте и рыбной ловле. Усердие петушка ни осталось не замеченным. Очень скоро его стали приглашать на все занятия, тренировки и другие мероприятия. Петушок учился у всех и каждого, поскольку все они мастерски владели всем, что делало их Бытие полноценным и разнообразным.
Живущих в этой стране людей звали Викингами. Будучи отважными мореплавателями, они совершали далёкие путешествия. Плывя реками, они заходили далеко вглубь континентов. Викинги основали поселения на многих островах. Основываясь лишь на наблюдениях за звёздами и птицами, они смело, и уверенно пересекали даже моря и океаны. А также они были искусными ремесленниками и одарёнными бардами. Викинги слагали саги – необычные рассказы о героях, великой дружбе и традициях своего народа. И во всех этих приключениях принимал непосредственное участие герой нашей сказки - Петух. Он научился у викингов ценить силу, воинскую сноровку, мореходные качества. Вместе со своими новыми друзьями Петух поклонялся Богу Одину, который через систему Законов, основанных на справедливости и порядочности, руководил жизнью Викингов. Упражняясь вместе с викингами, Петушок научился «включать» не свойственные в обыденной жизни качества – обострённую реакцию, периферическое зрение, нечувствительность к боли и другие экстрасенсорные способности. Викинги полюбили Петушка и по достоинству оценили его вклад в их совместную жизнь. Берсерки, как самые отважные и смелые воины, установили символом своего отряда – изображение Петуха, расправившего крылья и кричащего свой боевой призыв. А самый старший и мудрый Викинг подарил Петушку волшебную раковину в форме спирали. Сама Раковина была украшена Руническими изображениями и обладала целым рядом магических свойств. К тому же магия раковины была способна помогать владельцу, преобразовывать несовершенства мира и прекращать энтропию. Такой подарок считался очень дорогим и ценным подарком Викингов, т.к. он подчёркивал, наравне с воинскими достижениями и огромный вклад владельца Раковины в Общее Дело и на благо Великого Одина. С великими почестями Викинги провожали Петушка, напутствуя его, как великого Воина и Мага.

И вот Петушок снова в пути. На юге он побывал, на севере тоже и теперь он решил направиться на запад. Справедливости ради надо отметить, что на западе к Петуху «прилипли» и некоторые менее распрекрасные качества. Скажем, кое-где в Европе он был символом похоти и драчливости, а наши родные народные сказки приклеили к Петуху ярлык хвастливой и не отличающейся умом и сообразительностью птицы. Наверное, это всё от зависти. Многие ли могут похвастаться тем, что были эмблемой Франции и одним своим голосом разгоняли ночных «гостей» по «домам»?

В нём назрела мысль, что одному ему не под силу преобразовать собственное несовершенство и прекратить энтропию, нужен Помощник, или точнее Помощница.

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.23 баллов, проголосовало: 667 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь