Владимир Тюрчев. «Нравы домостроевской улицы»

Нравы домостроевской улицы

Владимир Тюрчев

 

Ох уж этот «Домострой»! Им начинали пугать с первых классов школы и продолжали всю жизнь, при каждом удобном случае. С «Домостроем» большинству неловко: в нём советы для хозяев, а не для наёмных работников, руководство для людей, которые, «дал Бог, свободны».

Хозяин и хозяйка в своём доме – «государь и государыня». Они боятся только Бога. Это их нравственный долг, проистекающий столь же из собственной выгоды, сколь и из благочестия.

Приложивший руку к редактированию и дополнению популярного «Домостроя» знаменитый поп Сильвестр рекомендовал читателю свой опыт воспитания «мужеска полу и женска». Мальчиков он учил грамоте, пению, иконописанию, книжному делу, серебряному мастерству, «а иных всяких многими торговли изучил торговать». Тем временем жена Сильвестра воспитала многих девиц и вдов, «изучила рукоделию и всякому домашнему обиходу и, наделив, замуж выдавала, а мужеский пол поженили у добрых людей».

Хозяева жили в окружении хозяев. Люди, которым они помогали, все «свободны, своими добрыми домами живут» и занимают в обществе место по способностям и заслугам. В обществе свободных людей, знающих свою выгоду, даже имущественные споры и иски на должников удобнее изживать миром, без суда и приставов.

Свободен! Однако не человек-одиночка, а строитель семьи, рода. Не мыслилось благоденствие мужа без жены и жены - без мужа.

Воспитание мальчиков было суровым. «Любя сына своего, - читаем в «Домострое», - учащай ему раны, да после о нём возвеселишься, казни сына своего измлада – и порадуешься о нём в мужестве… Не смейся с ним, игры творя – немного себя ослабишь – много пострадаешь… И не давай ему власти в юности, но сокруши ему рёбра, пока растёт…»

На фоне такого обращения с сыновьями неожиданно мягкими выглядят наставления о воспитании девочек. Их рекомендуется только содержать в строгости и послушании, а то ведь «свою волю преемши, и в неразумении лишатся девичества своего, и станет это известно знакомым твоим и посмех, и посрамят тебя перед множеством народа».

«Домострой» адресовался мужчине – главе семьи, и почти не говорит об обучении девочек - этим занималась мать. Однако рассказывает о том, какова должна быть хорошая хозяйка дома – этой ни от кого не зависимой крепости свободных людей.

Дом был полностью самообеспечен, мелкие покупки считались у хорошей хозяйки верхом неприличия. В амбарах, погребах, на ледниках сохранялись свежие, солёные, сушёные, копчёные, квашеные, маринованные и прочие продукты: зерно, крупы, овощи, фрукты, яйца, мёд, ягоды, пряности - словом, всё необходимое.

Жена должна была знать несколько сот способов приготовления разных продуктов, и так, чтобы ничего не пропало, не случилось бы зёрнышка или капельки отходов, и не тратились бы излишние дрова, и все домашние мероприятия были увязаны между собой.

Иностранцев потрясали изобилие, разнообразие и дешевизна на Руси. Все сходились во мнении, что российский край «чрезвычайно богат». И действительно, хотя многие предметы и съестные припасы везли из-за границы, внешторговый баланс был настолько положительным, что вся ходившая серебряная монета получалась из перечеканки денег, которые оставляли в стране иноземные купцы: из России драгоценные металлы не уходили вовсе.

Ещё одним из отличий русской и западно-европейской культур того времени был царивший на Руси культ чистоты, идущий от языческих времён.

Суровый, посвящённый в основном труду, «Домострой» много внимания уделяет приёму гостей и хождению в гости. Хозяйка с гостями должна беседовать о домашних делах, «как добрые жёны живут и как мужей своих слушаются, а дурных, и пересмешных, и блудных речей не слушати и не беседовати о том…»

Собраться с подружками и при этом не посмеяться и не перемыть всем кости – виданное ли дело! Со слугами государыня пустошных речей и пересмешных отнюдь не говорила, чтобы к ней «ни торговки, ни бездельные жёнки, ни волхвы никако не приходили». Командует «государыня» равно слугами обоего пола.

«Домострой» отводил жене подчинённое положение: она должна думать, как «Богу и мужу угодити, и дом свой добре строити, и во всём ему покоряться, и что муж накажет – то с любовью принимать и творить по его наказанию». Однако часто упоминаемые «советы» мужа и жены были обоюдными, более того, при хорошей «государыне» – «не печётся о доме муж!»

Супруга могла иметь и некоторую материальную самостоятельность: продавая излишки рукоделия, она «что надобно купит и того у мужа не спросит».

Муж должен жену учить весьма рассудительно, «и любить, и жаловать». Только за великую вину, «за великое и страшное ослушание и небрежение» следовало, «сняв рубашку, плёткою вежливенько побить, за руки держа», а потом вновь поговорить ласково…

За бессердечное отношение мужа могли по жалобе жены «сослать в смирение в монастырь на полгода или на год», или пока оставшаяся жена за него не попросит!

И последнее замечание. Если уж «Домострой» на самых «чёрных» своих страницах говорит о «любви» и «жалении», то можно представить, какое место в жизни россиян вообще занимала любовь, как действовало на людей это древнее и простое чувство.

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.26 баллов, проголосовало: 929 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь