Надежда Комиссарова. «Сказ о том, как Гусли Землю спасли»

Сказ о том, как Гусли Землю спасли

Надежда Комиссарова

 

 

Было ли, не было – знает молчание…

Но и слова здесь совсем не случайны.

Ты их послушай и к сердцу прими,

Если врастут, значит правы они.

 

Однажды,  в древности глубокой

Среди дремучести лесной

По водной глади синеокой

Жил был Старинушка седой.

Он знал все голоса на свете,

С Землёй и с Небом говорил

Нёс Солнцу песни на рассвете,

Дуплянки птицам мастерил.

Всё , что росло Старик  лелеял,

Без нужды травку не сорвёт

А если дудку надо склеить,

С поклоном ветку в срез берёт.

С любой стихией Старче знался,

Всех уважал и чтимым был,

Зверью и птицам улыбался,

И всё, чем жизнь полна любил!..

В его подворье жили гуси

И лебединая семья,

 Земную хлябь и твердь небесья

Соединяли два крыла –

 Между которых тонкострунно

Звенел Вселенной говорок –

Им всё, чем Бытие разумно

Творец в мелодию облёк.

Усиливая свойство Света,

Касаньем образ создавая,

Ткань музыки в дыханье ветра,

Как в мир гармонию вливая,

Постичь стараясь суть слиянья,

Чувств с матерьяльностью движенья
В единый образ собирая

Тончайшие их проявленья.

Старик творил всегда и всюду,

Пространство с Временем сплетая,

Сезоны все, каким - то чудом,

Взаимосвязью укрепляя.

Но…как –то вдруг, случилась осень,

Встав неожиданно зимою
Такой  холодной и промозглой

Студёно – ветродуйно злою…

Без разноцветья листопада,

Без журавлиного «про – оо –ща – а – ай

Сквозили снежные заряды,

Одолевая лета край.

Застыло всё!

И у деревьев до дыр потрескалась кора,

Листочков льдистым ожерельем

Звенели, в пляс пустясь, ветра.

…Пал первым белый клён со вздохом
В ширь распластался по Земле.

Старик, всплеснув руками охнул,

И серым усом побелел.

Вторая сверзлась ниц берёза,

И надломилась через клён,

А ветер бесновался грозно,

Двойной победой окрылён.

Ель распустила гордо ветки

И, пролетев недолгий путь,

Упала третьей по соседству,

С намереньем – отдохнуть,

Четвёртая была рябина,

А пятой яблоня была,

Ветрило истовая сила,

Стволы в один сугроб сгребла.

И… долго длилась та Зима!

С ней  всё, что снег накрыл смирилось,

Лишь неподвластно чарам Мары

Старинушкино сердце билось.

И в ласковом тепле избушки

Не коротали век, а жили

Те, кто летать не перестали

И преданностью дорожили.

Печурка солнышком сияла

В дому под крышу заметённом

И зыбко грезилось бывалое

Сквозь тусклый полусвет светёлки.

…Так сколько ж можно длиться спеси –

Остылости и душегубства?!?

Старик вздохнув, излился песней

Душевно зрелой и задумчивой.

То ли молясь, то ли волхвуя

Повёл её до поднебесья

Не замечая ветров буйных,

Сугробов в стылом редколесье.

Но ощутив, что не хватает,

Ему струны края связующей,

Он стал искать: что же добавить

К словам и голосу волнующим.

Побрёл Старик, неся бессонность

Свою над спящею Землёю

И натолкнулся на спрессованность

Пяти стволов морозной волею.

Звенел топор, пила водилась,

Освобождая их сращенье.
И от оков вдруг отделилась

Звездою место их скрещенья.

Одно в другое вглубь впечаталось

Древесножильное узорье

И стало силосопричастностью

И нераздельностью бесспорно.

Старинушка на древ слиянье,

До блеска верх и низ разгладив,

Волосяные струнорядья

Сумел попарностью приладить.

Лишь натянулись тетевою,

Да зажили со звоном струны,

Как отозвались над избою

Снега, сойдя обвалом шумным.

Пел белый клён про светлость Силы,

О Магии Любви – берёза.

Ель о Величестве твердила,

Роняя смоляные слёзы.

Меж яблонею и рябиной

О красоте и понимании

Шёл разговор живой, правдивый

Сквозь мелодичное звучанье.

Огонь проснулся в жерле печи

И птицы крылья развернули,

Как будто распрямили плечи,

Как пробуждение – вздохнули.

Наполнив воздух восходящим

Голосозвонным переливом

Струн пенье, радостно звенящих

Богов дремавших разбудило.

Задетое струной Пространство

Живым гуденьем отозвалось

И ощутимым резонансом,

Всё возрождая расширялось.

- Как гуслям это удаётся:

«Гу, Гу. Трень, трень, трень – за звоном звонцы»

И будто стало светлоденье

И где то - ручеёк смеётся!..

- Гусляр – мудрец зови весну,

Тепло из звуков высекая,

Ты, крылья гуслей развернул,

Поэтому их звон летает.

И низменный наводит страх

На тех, чьи души червяками

Копаются в смурных мирах,

Незряче – серыми кротами.

Их ослеплённости испуг –

Злорадные напоминанья,

О том, что ограничен круг

Их Восприятья и Вниманья.

Как долго!  Мир будил Старик

Сердечной искренностью звуков

И как глубинно жизнь хранит

Его нехитрую науку:

Звучать Натянутой струной,

Быть в сонастрое, сопричастьи

Со всем, чем славен путь земной

И, что меж дел, зовётся счастьем!

Ну, а Старик!?

В бессмертьи он хранящей силой обернулся

И иногда встаёт в заслон туманом…

 Можешь прикоснуться.

Сквозь дышащую переверть

Скользни, как в сон в него, рукою

И сможешь без труда поверить,

Что сказка рядышком с тобою..!

 

…Постичь, чего не постигала.

Понять, принять…

 

И… всё с начала.

 

 

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.37 баллов, проголосовало: 535 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь