Лидия Молодкина. «Сказка про царевну Любаву»

Сказка про царевну Любаву

Лидия Молодкина

 

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. Был он добрым и справедливым. И царство его процветало. Реки полноводные, леса грибами да ягодами богаты, зверья всевозможного полно, поля колосятся, луга разнотравьем пестреют. Живи да радуйся!

 

Только царь всегда печальный ходил. Вот уж пятнадцать лет минуло, как пропала его раскрасавица жена. Пошла она как-то с мамками да няньками на дальнее болото за клюквой (уж больно клюква там была крупна и вкусна). А во дворец мамки да няньки вернулись одни – пропала царица, как в воду канула. Сколько дней её искали, всё напрасно. 

 

Затосковал с тех пор царь. Одна радость осталась – дочка Любава подрастает. Красавица писанная – вылитая матушка. И голос такой же певучий, а уж чудеса творить, непонятно в кого, умела.

 

К совершеннолетию подарили ей перстень необычный, родовой, что усиливает чудесные качества. Только никто не знал, как заставить его действовать. А Любава одела перстенёк, вокруг пальчика повернула, что-то шепнула, и вмиг белой голубкой обернулась. Диву дались, как это у неё получилось.

 

Все любили царевну, и всё позволяли ей. Только на болото ходить царь-батюшка запрещал. А Любаве так хотелось побывать на болоте, где её матушка пропала. Верила она, что следы матушки-царицы сохранились, надо лишь внимательно посмотреть. Да ведь Любава могла и как птица летать, и как рыба плавать. Но царь-батюшка был неумолим. Сколько лет, чуть ли не каждый день царицу ищут – всё без толку. Не хватало, чтобы и дочка сгинула!

 

Любава не спорила, но думала, что ищут-то днём, а если ночью поискать – некоторые следы виднее. И однажды приснился ей сон, летит она над болотом ночью и видит, что-то светится на его середине и голос оттуда раздаётся – да такой тихий, грустный!

 

Проснулась Любава и решила не откладывать свой поход на дальнее болото ни на минуту. Зашла она тихонечко в опочивальню к царю-батюшке. Поцеловала его сонного, повинилась за ослушание, повернула свой перстенёк, да и выпорхнула из окна голубицей.

 

Летит голубица над болотом – тишина, запахи незнакомые, темнота гнетущая, жутковатая. А назад не повернуть – уж очень хочется матушку отыскать. И вдруг увидела Любава еле заметное свечение на самой середине болота. Да и болото тут необычное, как речной омут, а свечение от самого дна идёт.

 

Обернулась голубица лягушкой зелёной, да и нырнула в омут. Чем глубже она опускалась, тем светлее становилось. А на дне совсем светло стало, и свет шёл от пузыря большого, прозрачного. Сидела в том пузыре девица красы невиданной. Косы золотые до пят, глаза небесно-голубые, только очень грустные. Подплыла царевна ближе, присмотрелась, и, словно в зеркале, себя увидела – до чего была похожа с пленницей. Поняла Любава, что это её матушка. Порвала царевна водоросли, что пузырь к камню привязывали, он и всплыл на поверхность. Позвала Любава ветры в помощь. Подул ветер-ветерок и подкатил пузырь к берегу сухому. У самого берега наткнулся на пенёк и лопнул. Подхватила Любава матушку свою, в чувство её привела, поведала ей – кто она.

 

Разрыдалась матушка, увидев около себя дочь-красавицу.

 

- Что же ты, матушка, плачешь? Ведь мы живы-здоровы, и теперь заживём все вместе счастливей прежнего.

 

Заплакала царица-матушка ещё сильнее:

 

- Не получится, доченька, жить нам вместе в счастье и радости. Злой колдун заточил меня на веки вечные за то, что не захотела я стать его женой. Каждый год он появляется здесь, спрашивает – не передумала ли я, и опять улетает. А коль увидит, что меня нет, всё наше царство разорит, всех людей погубит. Завтра поутру колдун опять прилетит. Беги отсюда поскорее, доченька. Тебя увидела – сил во мне прибавилось. Теперь могу хоть век просидеть в неволе.

 

А Любава решила остаться вместо матушки. Колдун не заметит подмены, похожи они с матушкой как две капли воды. Любава может превращаться в кого захочет, вот и перехитрит она колдуна, да и перстень родовой ей помогает. 

 

Как ни отговаривала Любаву матушка, всё бесполезно. Уже светало, а они всё спорили. Наконец, уступила матушка, поцеловала доченьку, удачи ей пожелала и во дворец пошла.

 

Тут налетел чёрный ветер, закружил по поляне и обернулся злым колдуном:

 

- Ты никак бежать надумала? – грозно спросил колдун, приняв Любаву за пленницу.

 

- Нет, как видишь, на камушке сижу, тебя поджидаю.

 

- Неужто надумала по доброй воле ко мне идти? Пятнадцать лет заточения даром не прошли – поумнела, да ещё краше стала.

 

- Пойду к тебе по доброй воле, но с одним условием.\

 

- Это с каким же?

 

- Хочу с тобой хитростью помериться. Я спрячусь, найдёшь меня за три дня – твоей буду, а не найдёшь – навеки эти края покинешь.

 

Захохотал колдун:

 

- Волосы у тебя длинны, да ум короток со мной тягаться. Ещё не родился человек на свете, что может меня перехитрить. Но я согласен, люблю повеселиться. Я даже дам тебе возможность трижды прятаться. Всё равно от меня никуда не скрыться. Прячься первый раз, – сказал колдун и исчез.

Задумалась Любава, кем бы ей обернуться. Вспомнила, как лягушкой став, матушку из неволи вызволила.

 

Обернулась Любава лягушкой, да не простой, а царевной-лягушкой. Села на болотную кочку и ждёт. Иван-царевич тем временем по велению царя-батюшки жену выбирал – стрелу из лука пускал. Поймала лягушка-царевна стрелу, уговорила царевича взять себя в жёны.

 

День проходит, другой, не может колдун Любаву найти. На третий день Любава на радости сбросила лягушечью шкуру, царевной обернулась, да на званом пиру у царя давай отплясывать. А Иван, дурья голова, взял и сжёг лягушечью шкуру. 

 

- Что же ты наделал, Иванушка, молвила Любава, подождал бы ещё денёк, стала бы я твоей женой, а теперь…

 

Не успела договорить царевна, вихрь чёрный налетел, подхватил её и унёс на прежнее место к болоту. 

 

- Хорошо прячешься, мне даже интересно стало. Прячься второй раз, – сказал колдун Любаве и исчез.

 

Думала Любава, думала, да и надумала спрятаться в замке у колдуна. Обернулась она голубкой сизой, дождалась ночи тёмной и, когда колдун уснул, залетела в замок, спряталась белым пёрышком в его книге колдовской. Среди листочков затаилась. 

 

День проходит, другой, опять не может колдун Любаву отыскать. На третий день стал злиться колдун, по замку бегает, чувствует, что Любава где-то рядом, а найти не может. 

 

Уже день к вечеру клонится, аж взмок он от злости. Распахнул все окна, от сквозняка листочки книги зашевелились, пёрышко-то из неё и выпало.

 

Колдун сразу Любаву и нашёл. 

 

- Знал бы, что ты такая хитрая лиса, не стал бы с тобой спорить. Ну да ладно, прячься в последний раз. Теперь-то уж никуда тебе от меня не деться, сказал колдун, перенёс Любаву на прежнее место и исчез.

 

Села Любава на камушек и заплакала горькими слезами. Куда теперь прятаться? Да колдун ещё пригрозил свою главную хитрость применить. Что делать, Любава не знала, так в слезах и уснула.

 

И явились ей во сне родители, царь с царицей, утешили и рассказали, что колдун удумал. Оплёл колдун, как паук всё вокруг паутиной невидимой, и где бы Любава ни спряталась, он по ниточке-паутинке ответ получит. Даже только подумает Любава, где спрятаться, колдун уж знать будет. 

Выход один – порвать все нити паутины, что связали Любаву с этим старым миром, идти смело к колдуну и действовать, как сердце скажет.

 

- Любавушка, доченька, мы тебя очень любим, и радовались, была б ты с нами. Но у тебя свой путь, даже колдуну неведомый. Так иди по нему смело. Да поможет тебе бог! – поцеловали свою доченьку родители и исчезли.

 

Проснулась Любава, задумалась. А потом вспомнила, что колдун сейчас и мысли её прочитать сможет, и пошла в замок к колдуну, ни о чём не думая, как родители совет дали.

 

Удивился колдун, увидев Любаву, спрашивает:

 

- Что, решила больше не тягаться со мной? Правильно. Теперь ты из моей паутины никуда не выберешься, нигде не спрячешься.

 

Сказал и захохотал. Ничего не ответила Любава, прислушалась к своему сердечку, и подсказало ей оно, что делать нужно.

 

Взяла Любава ножницы и без сожаления отрезала свои длинные золотистые косы, да и бросила их между собой и колдуном. Где упали волосы, вырос лес густой, непроходимый, высотой до неба.

 

Засмеялась Любава от радости. Думала, что избавилась от колдуна. А потом прислушалась к своему сердечку вещему. Подсказало оно ей, что тянется от колдуна ещё несколько ниток-паутинок, и может он её найти, потому надо ещё одну преграду создать. 

 

Сняла с себя Любава украшения, платье золотом расшитое. Осталась в одной шёлковой рубашке. Бросила всё позади себя, и выросли на этом месте горы, снегом покрытые, скалы остроконечные, непролазные.

 

Снова слушала Любава своё сердце. Подсказало оно ей, что всего-то одна ниточка осталась, да только и по ней колдун её когда-нибудь отыскать сможет. А ниточка эта к перстню ведёт.

 

Простилась она с перстнем, что с другом сердечным. Сняла и бросила назад через голову. Треск раздался сзади, ветром горячим бросило Любаву на землю. Очнулась она от света дивного, от лёгкости душевной и поняла, что избавилась от злого чудища и колдовства его.

 

И открылась Любаве неизведанная дорога жизни, и запела она радостную песнь Любви. И вдруг почувствовало её сердце, что идёт к ней навстречу добрый молодец, и тоже поёт он эту песню. Узнала Любава голос любимого. На крыльях полетела к своей судьбе.

 

Мир расцветал от счастья любящих сердец. Изведали они, что ключ от ларца новой жизни всегда рядом, и имя Ему – Любовь. 

 

И Ветер Перемен принёс им в дар слова мудрые: «Познав в Творении счастье, всегда творите, в том сила сердца»…

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.15 баллов, проголосовало: 736 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь