Новый сказ о попе и работнике его Балде

Васильев Ярослав

Непримиримым борцам с религией  посвящается…

 

«…Воскресение Твое, Христе-е…» – рука наконец-то нашарила на необъятных просторах дивана пульт, и телевизор враз оборвал наполняющие комнату звуки пасхального богослужения.

− Что творится! Нет, что творится-то! – молодой Автор вскочил и нервно забегал по комнате. – Куда катится государство! В какую пучину мракобесия! – причитал он. – В самый прайм-тайм показывать церковников! У них Пасха, понимаешь ли! А у нас светское государство, и я, может, боевик хочу посмотреть! Что нас ждет, что ждет!? Сперва по телевидению такое… а потом что? Инквизиция? Надо что-то делать! Надо спасать народ! На мне, как на представителе творческой интеллигенции, ответственность за судьбу страны!

Способ пришел в голову мгновенно: ведь он писатель, и потому должен словом бороться с мракобесием. Он докажет; что рассказанная великим Пушкиным история актуальна и сегодня.

Итак. Жил был Поп. А где, собственно, жил? Воображение услужливо перенесло Автора к добротному двухэтажному коттеджу белого кирпича. С гаражом, цветами в палисаднике и необъятным огородом. Как и положено Попу. Годится! Идем дальше. Рядом с домом появился сам Поп. Тоже какой нужен: невысокий, с окладистой бородой, с брюшком, обтянутым рясой. Ишь, отъелся на церковных харчах.

– Да не отъелся я, – обиделся Поп. – Я в маму пошел. И вообще, чревоугодие – это грех, – со вздохом добавил он.

Автор вникать не стал. Потому что на очереди был следующий персонаж: Балда. Неудержимая фантазия уже нарисовала высокого мускулистого красавца-блондина в одежде байкера, к тому же с банданой и банкой пива в могучей длани.

− Замечательно! Э-э, а это что такое? Ну, уж нет! Никакого пива. Я за здоровый образ жизни. И вообще, что за вид? – возмутился Автор, - Ты должен выглядеть как простой рабочий парень!

Пиво мгновенно исчезло, а Балда оказался облаченным в линялые треники, стоптанные кроссовки и неопределимого фасона куртку со сломанной молнией, из под которой выглядывала майка. Спастись успела лишь бандана, предусмотрительно спрятанная Балдой в рукав. А воодушевленный Автор продолжал:

– Вот теперь похоже на правду, – с удовольствием отметил он. – Ну-с! Продолжаем. Встречу на базаре пропустим, это я потом сам допишу. Вас же предупреждаю: целый год, как у Пушкина, я ждать не могу, сроки поджимают. Так что укладываемся к августу. Но плата в три щелчка остается! Ну и обязанности в полном объеме, по классику.

– Эй! Ты с ума сошел? – возмутился Балда. –Я что, задарма пахать должен? Между прочим, я уже насчет кредита на новый «Harley-Davidson» почти договорился!

– Да, не по совести получается, – поддержал его Поп. – Значит, все им заработанное ты себе в карман? Грех это!

– Цыц, оба! Не спорить с классиком! В общем, действуйте без меня. Ты, Балда, с детьми понянчишься, обед приготовишь и огород перепашешь. Все как у Пушкина написано − разберетесь. А я вернусь к первому августа, чао, – и Автор, сделав ручкой, исчез.

Несколько минут стояла тишина, потом Поп вздохнул:

– В дом, что ли, пошли. Чего-нибудь там тебе подберем, вместо этого страхолюдства, – он ткнул пальцем в треники и кроссовки. – Только учти: не знаю, как там у классика, но на кухню моя Надя тебя не допустит. Будь ты хоть трижды кулинарный гений. «Деток нянчить» сам не дам: Машке девятнадцать, далеко ли до греха… А остальные двое оболтусов пусть к труду приучаются. И так от компьютера только угрозой отключить Интернет и оторвешь. Насчет огорода… – Поп недоверчиво глянул на парня. – Ты ж городской. Поди, на грядках свеклу от морковки и не отличишь. Тогда чем же тебя занять-то…

Дело все же нашлось. Оказалось, парень неплохо разбирается в строительных делах. Вдвоем с Попом они собрали давно задуманную теплицу и занялись ремонтом деревенской церкви, на которую местная епархия уже четвертый год обещала выделить денег. Время пролетело незаметно. И когда рядом с ними нарисовался Автор, перемазанные краской работники его даже не заметили, споря, каким колером

лучше расписывать крыльцо. Некоторое время тот терпеливо ждал, предусмотрительно не приближаясь к пахнущим олифой и маслом стенам, потом не выдержал:

– Эй! Я тут стараюсь, терзаюсь муками творчества, а они на меня ноль внимания? – он с обидой смотрел на замолкших на полуслове Попа и Балду. После чего открыл принесенный с собой томик Пушкина. – Пора переходить к следующей части. Как там сказано? Ага, нашел:

Вот он кричит: «Поди-ка сюда,

Верный мой работник Балда.

Слушай: платить обязались черти

Мне оброк до самой моей смерти;

Лучшего б не надобно дохода,

Да есть на них недоимки за три года».

Оторвавшись от книги, Автор с сомнением посмотрел на Попа, облаченного по случаю ремонта в потрепанные джинсы и старую футболку с надписью «Иж-Юпитер круче Харлея».

– Да-а, не очень убедительно. Оброк, доход... Знаешь что, отправь-ка ты его за арендной платой. По поводу пользования прудом. Знаю, знаю, что у Пушкина море – но где я вам море около Волги найду? Да, оно и современнее: жадный церковник по надуманной причине хочет отобрать деньги у бедного местного бизнесмена!

Щелчок пальцами – и Автор вместе с Балдой оказались около пруда. Точнее, перед высоким забором, взявшим в кольцо упомянутый водоем, а с ним коттеджный поселок и парковку для дорогих автомобилей.

– И как я должен с них требовать эту… как ее? Неустойку? – возроптал Балда. – Я, конечно, каратист и прочее… Но они же меня толпой запинают!

– Ага, а еще у нас охрана есть! –ухмыльнулся главный Черт, глядя на непрошенных гостей через решетку ворот. – С тревожной кнопкой вызова полиции. И вообще, я этот пруд честь честью у колхоза выкупил!

– Ну, предположим, за взятку прошлому главе района... Ну да к делу это не относится. Но делать что-то надо, – Автор задумался − и на стоящий неподалеку

«майбах» вдруг рухнул метеорит. – Во! Доказательство серьезности намерений! Годится?

– Убедили, – Черт печально посмотрел на груду железа, минуту назад бывшую роскошной машиной. Э-эх… Самое печальное: ни метеориты, ни Авторы в страховку не включены. – Только сразу предупреждаю: за зайцами гоняться никто не станет. Дураков нет.

– Ваши предложения?

– Те же гонки. Только на мотоциклах. Подходящего участника из бесов помладше найду. Или, лучше, сам стариной тряхну!

– Не возражаю! – Автор повернулся к Балде. – Иди, готовься. Через неделю жду отчет о победе.

К Попу Балда вернулся темнее тучи:

– Что делать будем? Я ж по воле этого недоделанного «творца» безлошадный. Даже если снова насчет кредита договоримся, то мотоцикл привезут только через месяц. Не раньше…

– Есть идея, – Поп поскреб бороду и со смущением признался. – Баловался, каюсь, по молодости, когда за своей Наденькой ухаживал. Аппарат до сих пор стоит. Если успеем привести его в порядок, то твой «Харлей» ему и в подметки не сгодится. Сам в свое время модернизировал!

Все время, оставшееся до гонок, мужики почти не вылезали из гаража. Наспех проглатывали обед, который им, отчаянно краснея, носила дочка Попа Маша, и тут же хватались за промасленные железяки. Зато через неделю вся семья с ликованием встречала на финише Балду, оставившего соперника далеко позади. Поп даже прослезился и деликатно отвернулся, когда дочка расцеловала победителя сначала в обе щеки, а потом украдкой − в губы. Едва подъехал расстроенный проигрышем Черт, рядом с Балдой материализовался и Автор.

– Ну, я в тебе не сомневался! Что у нас там следующее? – он принялся было листать книжку, но вмешался Черт.

– Брось, признаю свой проигрыш. По всем пунктам. Возраст у меня не тот − коней на хребте таскать. Готов расплатиться за все три года. А лучше сразу лет за

десять вперед, – и чуть слышно буркнул себе под нос, – а то разоришься тут с вами, каждый раз новую машину покупать.

Растроганный Автор тут же бросился пожимать ему руку:

– Спасибо, спасибо! Ты сэкономил мне кучу времени. Я, наверное, даже успею отправить работу в ближайший номер… Впрочем, не важно. Ценю твое предложение и очень признателен! Тогда – сразу к финалу? – и вместе с Попом и Балдой Автор оказался в комнате рядом со своим рабочим столом. – Вам зачитать необходимые действия, или сами помните?

Повисла неловкая пауза. Тщетно прождав несколько минут, Автор уже собрался поторопить своих героев. И тут Балда вдруг поинтересовался у Попа:

– Отче, а если я счас вмажу этому придурку, это грех будет?

– Ну, грех, конечно… − кивнул Поп и поспешно добавил, − но небольшой. Я за тебя помолюсь и свечку поставлю. А епитимью отбудешь на будущей неделе, у бабы Татьяны. Мы как раз собирались ей крышу ремонтировать…

– Ясно дело, отбуду! – Балда засучил рукава, плотоядно улыбнулся, и шагнул к побледневшему писателю. – Значит, так. С первого щелка подпрыгнул Автор до потолка….

 

Вернуться на страницу рассказов

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь