Гаммельнский крысолов

Васильев Ярослав

Мэр был в бешенстве: подумать только, его любимый галстук сожрала крыса! Обнаружив на полу кабинета цветные обрывки, он сразу вспомнил подзабытую было лексику бурной своей молодости. Отведя душу отборной бранью, мэр вызвал секретаршу.

– Как! Это! Понимать! – заорал он, едва та показалась в дверном проеме.

– Несмотря на затянувшийся финансовый кризис, мы сознаем опасность бесконтрольного размножения городских вредителей и принимаем меры. За отчетный период поголовье крыс сократилось на восемь целых и две десятых процента! – бодро отрапортовала секретарша.

Мэр оторопело посмотрел на девушку.

– Но Михал Палыч, вы же сами подписывали договора с ООО «Чистый город», – уже обычным голосом добавила Леночка.

Возразить было нечего: фирма принадлежала его собственному зятю и выполняла львиную долю работ по благоустройству города. Зять слыл честным бизнесменом и порядочным человеком: не забывал тестя и прочих хороших людей, расходовал по прямому назначению аж тридцать процентов получаемых от города сумм. Его стараниями город обзавелся несколькими чахлыми сквериками, парой фонтанов и роскошным парком в элитном районе города. Мэр с гордостью возил в парк приезжих гостей: демонстрировал, как за последние годы расцвел город. Вот только на травлю крыс денег обычно не оставалось. Да и не мешали они – бегают себе и пусть бегают. По крайней мере, самому мэру до сих пор крысы не мешали.

Михал Палыч еще раз грустно посмотрел на останки верного товарища всех предвыборных кампаний и дружеских банкетов-попоек. Брови насупились и мэр решительно объвил:

 – Хватит! Леночка, объяви этот… как его там… да, открытый тендер! На истребление, значится, крыс, – и, поглядев на перепуганную секретаршу, закончил: – И чтоб тендер был взаправду открытый. Ясно? И предупреди всех: копейка уйдет налево, а потом я в городе увижу хоть одну крысу… Они меня знают! – и грозно рубанул ладонью воздух.

Узнав про условия тендера, городские бизнесмены озадаченно зачесали в затылках. Мэра знали слишком хорошо: не найдется героя, который примет огонь начальственного гнева на себя, плохо придется всем. Но добровольной становиться козлом отпущения не желал никто. А мэр каждое утро смотрел на остатки галстука, аккуратно сложенные в пепельницу на окне, и все больше мрачнел. Наконец, когда надежды почти не осталось, в селекторе раздался голос секретарши:      

– Михал Палыч, к вам посетитель. По поводу тендера.

– Зови! – немедленно отозвался мэр.

Посетитель оказался невысоким темноволосым человеком, в потертом джинсовом костюме. Мэр подозрительно оглядел гостя:

 – Кто такой?

–Гаммельнский крысолов, – с чуть заметным акцентом представился тот. И в ответ на непонимающий взгляд пояснил. – Гаммельн – это в Германии.

–А, немец! –­ облегченно выдохнул мэр. А что нам, собственно, известно про немцев? Как назло, кроме «Гитлер капут» и «мерседеса», ничего в голову не приходило. Да еще, пожалуй, дочкины слова про то, что у них там, «в Европах», чем круче человек, тем хуже он, значит, одевается. Фешен у них такой. Мэр успокоился. 

– Значит, вы по поводу тендера… И готовы избавить нас от энтого бедствия?

– С гарантией. Вот договор, тут пункт о сроках выполнения работ, а здесь обязательства и неустойки сторон при невыполнении. Согласно договору вся оплата производится после окончания работ…

Прекрасно! Особенно хозяину кабинета понравилось, что деньги можно заплатить потом.

– Давай сюда свою бумажку! – оборвал разговорчивого немца мэр. – Но гляди у меня! Если что – я тебя!..  – и размашисто расписался на договоре.

В самый глухой час ночи, когда в городе уснули даже бродячие собаки, гаммельнский крысолов шел по улицам, тихо наигрывая на флейте. Стройными рядами, как солдаты на параде, повзводно крысы маршировали за ним. Утром он зашел в мэрию и передал через секретаршу, чтобы заказчик проверил качество работы.

Мэр объехал весь город, дотошно проверил каждую помойку. Заглянул даже в кварталы «ветхого жилого фонда», чего за ним не водилось со времен первой предвыборной компании. Крыс словно вымело, ни следа. Городской голова вернулся в свой кабинет, сел в кресло, мрачно уставился в пол: такие деньжищи придется теперь отвалить… Ох, как не хочется! Успокоив нервы рюмкой коньяка, мэр вызвал начальника городской милиции и главу городского банка. Ввел в курс дела. Те пообещали: глаз не сомкнут, но решение найдут! Обрадованный Михал Палыч лично проводил гостей до порога кабинета. Там еще раз напомнил, что на все про все у них три дня, и со спокойной душой вызвал к себе Леночку, «допивать коньяк».

Через три дня гаммельнского крысолова в мэрии встретили сотрудник милиции, представитель налоговой службы и куча других специалистов. Сразу «взяв клиента в оборот», они стали выяснять: как зарегистрирован товарищ, почему у него не оформлено ни ЧП, ни ИП, почему нет карты мигранта и разрешения на работу в стране и так далее. Кроме того, крысолову доходчиво объяснили, что в стране давно и успешно борются с уходом от налогов, с «черным оборотом» денег и прочими пережитками дикого капитализма. А посему: действия вышеозначенного «крысолова» являются попыткой мошенничества, ухода от тех самых налогов, незаконной предпринимательской деятельностью и т.д. и т.п. – еще с десяток статей набралось. Гаммельнский крысолов в ответ мирно улыбнулся:

– Господа, мы прекрасно друг друга поняли. Я поехал. Но если что – я в деревеньке неподалеку.

Мэр, когда ему рассказывали, как прошло дело, довольно потирал руки:

– Тупая немчура. Еще бы он не понял… И вообще, нормально мы им врезали в сорок пятом! До сих пор, небось, поджилки трясутся.

В честь избавления города от серой нечисти был устроен шикарный банкет. Водка и шампанское лились рекой, произносились речи. Глава города важно вещал перед телекамерами об успехах и обещал, что на достигнутом не остановится. Через два дня город украсили плакаты и баннеры – «Слава городу без крыс!». Мэр был счастлив.

…Первыми забеспокоились торговцы-южане на рынках. Теперь во время проверок они не могли рвать на себе волосы с воплями, что все, мол, было хорошо, но крысы попортили мешок и погрызли овощи. А так товар у них всегда хороший! Бедных выходцев с горячих югов нещадно штрафовал санэпиднадзор, и они терпели огромные убытки. Следом занервничали бизнесмены: нельзя списать часть товара как убыль от грызунов и продать, налоги приходилось платить сполна. В банках и компаниях во время проверок налоговых органов перестала пропадать важная документация, отчего сразу пятеро владельцев солидных фирм слегли с инфарктами. Заплакали сотрудники ЖКХ, которых заставили чинить древнюю проводку и трубы. Навзрыд рыдали дорожники, работники городского транспорта и прочие руководители «бюджетных» организаций. Последней каплей, переполнившей чашу терпения мэра, стала горькая обида любимой дочери: нет крыс – нет денег на их истребление. А нет денег – нет вошедшей в привычку ежемесячной поездки во Францию… Крысы нужны были всем!

Мрачный как туча мэр приказал разыскать крысолова.

– Родной, будь человеком, верни их обратно! – со слезами начал мэр, едва крысолов вошел в кабинет.

В ответ гаммельнский крысолов достал договор и молча потыкал пальцем в пункты об оплате и неустойке.

– Так это же… получается втрое больше! – застонал мэр. – Может, как-нибудь частями?

– Все! И сейчас. Тогда возьмусь за работу, – и, заметив, что мэр пытается возразить, крысолов отрезал: – Иначе крыс у вас больше не будет. Никогда!

Мэр безмолвно открывал и закрывал рот, словно рыба, выброшенная волной на берег. Наконец, обреченно выдавил:

– Согласен.

Той же ночью гаммельнский крысолов снова прошел по городу. Река крыс неслась за ним, растекаясь ручейками по складам и подвалам. Наутро, убедившись, что крысы вернулись, отцы города смогли вздохнуть спокойно. А закончив отмечать радостное событие, ввели для жителей города новый налог – на крыс.

(Опубликован в малотиражном некоммерческом сборнике «Петраэдр 25» — Антология «Пиастры» (2012))

 

Вернуться на страницу рассказов

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь