Сокращение штата

 

 

Сергей Белаяр

 

Фантастический рассказ

 

 

Распоряжение как можно быстрее явиться в кабинет начальника Денис Кирилюк получил, даже не успев толком приступить к выполнению служебных обязанностей.

Никогда раньше Кирилюка не вызывали к начальству в самом начале рабочего дня, и это стало поводом для раздумий о том, что же могло послужить причиной. Нарушений у Дениса не имелось, работа шла по плану, графики выдерживались, срочных изменений быть не должно…

Привыкший беспрекословно выполнять распоряжения вышестоящего руководства, инженер, поправив галстук и причесавшись, двинулся к кабинету Дзюбы.

Наташка – секретарь-референт начальника – что-то быстро набивала на клавиатуре, высунув от усердия язык, украшенный шариком пирсинга. Точно такие же, но побольше, украшали брови и ноздри девушки. На приветствие Дениса Наташка кивнула и указала рукой на двери кабинета.

Кирилюк набрал воздуха в лёгкие, выдохнул и постучал в обитое кожей полотно.

- Входите! – Дзюба сидел за массивным столом и с видом жутко занятого человека перебирал какие-то бумаги. При появлении инженера начальник оторвался от своего занятия. – Присаживайся!

Кирилюк мягко опустился на стул и весь превратился во внимание.

Несколько мгновений Дзюба молча рассматривал инженера, а затем сказал:

- Я вот зачем тебя позвал, Денис. Вчера мне принесли квартальный отчёт о данных по выпуску продукции и полученной прибыли. Получается, что себестоимость растёт, а вместе с ней увеличиваются и незапланированные расходы. С моей подачи аналитический отдел разобрал ситуацию. Нам необходимо сокращать штат, если мы хотим выполнить спущенный на нас план!..

Кирилюк почувствовал, как в сердце кольнула ледяная игла, хотя поводов для волнения не было.

- Нашему цеху нужно избавиться от одного человека… - начальник сделал паузу. – И этот человек – ты!

- Я? – глаза Кирилюка полезли на лоб

- Да. Поверь, мне было чрезвычайно трудно принять это решение, однако другого выхода у меня нет!

Сердце инженера ёкнуло. Тело покрылось холодным липким потом. Стало тяжело дышать. Денис ослабил узел галстука и нервно сглотнул. Инженер никогда бы не подумал, что его, отдавшего предприятию почти двадцать лет, могут вот так просто взять и выкинуть на улицу. Подобный вариант не укладывался в голове.

- Простите, Фёдор Викторович, но почему именно я? – голос Кирилюка сорвался. – У меня нет ни одного нарушения или замечания. Я качественно и оперативно выполняю свои служебные обязанности, проявляю инициативу. Член профсоюза…

- Да знаю я, - отмахнулся Дзюба. – И то, что ты любящий отец, и то, что хороший муж, и то, что прекрасный специалист и ответственный работник.

- Тогда почему? – спросил инженер, стараясь понять логику начальника.

- Понимаешь, Денис... - Дзюба пожевал губами. – Мы живём в очень сложное время. Противоречивое, я бы даже сказал… И не всегда мы делаем то, что нам нравится, поступаем так, как хочется. К сожалению, ситуация сложилась таким образом, что кроме тебя, мне больше некого уволить!

- Но, Фёдор Викторович… - попытался было возразить инженер, но Дзюба не дал ему договорить:

- Я знаю, что ты хочешь сказать мне, Денис! Что в нашем цеху хватает бездельни… то есть личностей с недостаточной мотивацией, что любого из этой категории можно без особого вреда уволить…

Кирилюк вновь кивнул.

- …не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Я не могу уволить ни Адама Харриса, поскольку он – личность с неортодоксальной сексуальной ориентацией, а мне проблемы с лигой их защиты не нужны. Ни Емеку ДаМаркуса, по причине того, что он – персона с интенсивно выраженной пигментацией кожи, да к тому же бывшая социально изолированная личность. Только идио… то есть альтернативно одарённый станет чинить препятствия социальной реабилитации этически дезориентированной персоне. Пусть он и никогда не работал ни руками, ни головой. Я не могу выгнать Карена Иваняна, ведь он – инакоспособный. Останется и Януш Жибуля!

- Поскольку он – личность, преодолевающая трудности из-за своих горизонтальных пропорций? – кисло осведомился инженер, вспомнив весящего больше ста восьмидесяти килограмм научного консультанта. Настроение экспрессом неслось к нулевой отметке.

- Верно, - без тени улыбки заверил Дзюба. – Я не вправе распрощаться и с Васёной Днягуновой. Именно в силу того, что она – личность с альтернативным восприятием. Не в моей компетенции выгнать и Эдиту Охремчук… Представляешь, какой вой поднимется, в случае, если я уволю феминистку? Да она затаскает меня по судам!.. Под увольнение ни в коем случае не попадёт Фарида Глузштейн. Мало того что она испаноговорящая женщи… Тьфу ты! Я хотел сказать вагинальная личность, так ещё и мусульманка! Прикидываешь, что сделают со мной правозащитники, решив, что я выступаю против чужих религиозных убеждений? Я уже не говорю про Раду Юченко – пренетально эксплуатируемую персону. Ей рожать через полгода! Хочешь, чтобы я провёл остаток своих дней за решёткой?

- Не хочу! – заверил Кирилюк, проработавший с Дзюбой больше двенадцати лет. Денис уважал начальника за деловые и человеческие качества.

- И я не хочу! А попаду, если трону её… Как и Вилли Каасика. Не хватало только, чтобы Фонд защиты и опеки стари… хронологически одарённых персон обвинил меня в дискриминации по возрастному признаку! Забудь и о Майке Сосновицком. Знаешь, какое лобби в правительстве у личностей, ориентированных на физическую любовь к персонам с хронологическим потенциалом? Даже этой пьянице… ой… личности, предпочитающей спиртосодержащие жидкости, Сьюзи Алишутиной я не в состоянии указать на двери! Я – толерантная персона и не смею выступать против Закона! Я чту Конституцию, а в ней сказано, что любой, вне зависимости от убеждений, пола, национальной и этнической принадлежности, расы, конфессии, образования и прочих особенностей имеет равные права и возможности!

- А как же я? У меня жена и двое детей! – напомнил инженер. Казалось, на плечи давит тяжёлая свинцовая плита. – Я ведь тоже имею права!

- Не детей, а личностей с хронологическим потенциалом! – поправил Дзюба. – Сам знаешь, что это в нынешние времена не даёт никаких привилегий. К тому же ты сам, пусть и с половым партнёром…

- Женой! – с нажимом уточнил Денис, из последних сил борясь с безысходностью.

- Пусть! – не стал спорить начальник. – Сам ведь воспитываешь, а не передал их на попечение государства, как это делают остальные пары… Да, и посмотри на себя!

- А что не так?

- Светлые волосы, голубые глаза, симметричные черты лица, отсутствие физических недостатков при высоком росте… Знаешь, кто восторгался таким типажом?

Денис утвердительно качнул головой. Университетское образование позволяло без труда ответить на вопрос начальника. Признаться честно, инженер не понимал, какая связь существовала между диктатором середины ХХ века и стремительно рецессирующей внешностью.

- Ты – белый, - тем временем продолжал Дзюба. – Не личность с неабсолютной уравновешенностью, персона с ортодоксальной сексуальной ориентацией, не имеющая проблем с законом,  не курящая и не употребляющая наркотики, не состоявшая в сектах, ты никогда не отличался альтернативной логикой. Разве с таким набором характеристик можно рассчитывать на поблажку?

Денис скрипнул зубами. Кулаки сжались сами по себе. Начальник прав – в новом мире у Кирилюка не было и не могло быть никаких преференций. Более того – станешь их требовать, рискуешь оказаться обвинённым в расизме, шовинизме, сексизме и прочих, не менее противных и грозящих длительным тюремным заключением неполиткорректных «измах».

- За тебя и твою семью заступиться просто некому. Да и не могу я игнорировать пожелания Комитета толерантности – мне дорога моя должность! Ты – персона прошлого, места в будущем для тебя нет! Так что получай расчёт и прощай!..

Сердце бешено колотилось о рёбра. Кирилюк схватил телефон и с третьей попытки набрал номер Дзюбы.

- Алло! – спросонья отозвался начальник.

- Фёдор Викторович, а если я стану другим? Таким же извращенцем… то есть современной личностью, вы оставите меня на работе?

- Денис, ты знаешь, сколько сейчас времени? – раздражённо спросил Дзюба.

- Начало четвёртого!

- Какого чёрта ты звонишь мне посреди ночи и несёшь какую-то ахинею? Перебрал вчера, что ли?.. Почему ты вообще решил, что я собираюсь тебя увольнять?.. И о каких извращенцах идёт речь?

Денис вкратце пересказал вчерашний разговор.

- Закусывать надо! – посоветовал Дзюба и швырнул трубку.

«Какой страшный сон!», - подумал Кирилюк и залился истерическим смехом.

Вернуться на страницу рассказов

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь