Ферма

 

 

Сергей Белаяр

 

Фантастический рассказ

 

Инженер-технолог Нильс Кёнигстрём очень любил свою работу, потому что она не только позволяла получать хорошие деньги при минимуме прикладываемых усилий, но ещё и давала возможность для самосовершенствования.

 Бросив взгляд на настенные часы – было семь минут девятого – Нильс Кёнигстрём удручённо покачал головой. Напарник до сих пор не явился, а ведь опоздание могло стать причиной увольнения. Руководитель Центра генезиса живых форм за дисциплиной следил строго.

- Франц, возьми трубку! – в четвёртый раз набрал номер напарника Кёнигстрём. И в четвёртый раз услышал запись о том, что аппарат абонента выключен. По правде говоря, следить за инкубатором не составляло труда и одному, но инструкции требовали, чтобы за пультом находились двое дежурных.

Стараясь не думать о плохом, Нильс Кёнигстрём пробежал глазами по мониторам. Все показатели были в норме. Это помогало держать волнение в узде.

Франц Розарим переступил порог диспетчерской, когда часы показывали половину девятого.

- Наконец-то! Где тебя черти носят? И почему твой мобильник отключён?.. Ты что – ещё и пьян?

- Не пьян, а выпивший! Мобильник разрядился – не помню, куда я дел зарядное! И, будь добр, не кричи – подумаешь, немного задержался…

- Немного?.. Да ты опоздал на целых тридцать минут!

- Ай! – отмахнулся Розарим и опустился в кресло. – Не будь таким занудой!.. У нас всё в порядке?

- Да, - кивнул Кёнигстрём. Напарник официально числился старшим смены.

- Отлично!.. Не дрейфь – работать я могу. Только для начала неплохо бы отлить! – Франц Розарим направился в уборную. Остановившись в дверях, сказал: - Бди!

Нильс Кёнигстрём сплюнул, не понимая, как можно подобным образом относиться к служебным обязанностям, после чего уставился в мониторы. Сердце частить перестало.

- И чего ты так напрягаешься, Нильс? – тряся руками с тем, чтобы стряхнуть воду, спросил Розарим. – Старик ничего не узнает!

- А если всё же узнает?

- Спрос будет с меня, а я всё равно собираюсь через месяц увольняться!

- Ты мне ничего не говорил об этом!

- Зачем? – Розарим закинул ноги на край пульта и с третьей попытки закурил.

- Хотя бы потому, что мы работаем вместе уже полтора года! И за это время стали друзьями! Или нет?

- Угу!.. Только есть вещи, о коих даже друзьям лучше не сообщать! Для сохранения их душевного спокойствия!

- О чём ты? – Нильс Кёнигстрём оторвался от мониторов и взглянул на напарника.

Франц Розарим докурил сигарету и только после этого ответил:

- Надоело мне здесь.

- Как? Тебе же всегда нравилось!

- Нравилось, а теперь – разонравилось!

- Почему?

- Всё это неправильно, Нильс! – Розарим снова закурил.

- Что неправильно? Я не понимаю!

- Всё это! Искин, Инкубатор, программа исследований, Дивидебатур… Всё! Меня мутит от того, что мы делаем!

- А мне кажется, что мутит тебя от пива, Франц! Сколько ты выпил?

- После пяти литров сбился со счёта! Но пиво здесь совершенно не причём! Просто я больше не хочу заниматься всем этим!

- Ты не хочешь помогать людям?.. Вспомни, скольким Центр подарил надежду!

- Я помню – мы выращиваем ткани и органы для трансплантации, создаём новые медикаменты и лечебную косметику, активно внедряем клеточную терапию, помогающую побороть рак, лейкозы, болезни головного и спинного мозга… Ещё много чего прочего!

- Так почему тебе не нравится благое дело?

Розарим молча докурил сигарету и раздавил окурок в пепельнице.

- Понимаешь, Нильс… Единственный минус пива в том, что после него сильно и часто хочется в туалет!.. Проблема вовсе не в том, что мы делаем, а в том, что служит нам основанием…

- Забота о людях?

- Я говорю не об этом! Равно как и не о стремлении двигать науку вперёд, желании заработать большие деньги, жажде славы и карьерном росте! Мы презрели мораль! Работа «Фермы» - антиморальна!

- Что-то раньше я не замечал за тобой любви к философствованию. С каких это пор тебя стали занимать эти вопросы?

- С тех самых пор, когда я понял, что Центр превращается в чудовище…

Нильс Кёнигстрём нахмурился. Судя по всему, напарник напился куда сильнее, чем он думал.

- …а это случилось после того, как я узнал, что служит сырьём для Инкубатора!

- И чем же тебя так потряс биологический материал – ампутированные конечности, вырезанные внутренние органы, трупы?

- Ты не знаешь всей правды, Нильс!

- Так просвети же меня!

- Мне нужно отлить! – на этот раз пауза затянулась намного дольше. Вернувшись, Франц Розарим сунул в рот сигарету. Руки его слегка подрагивали. – Как и большинство, ты не знаешь того, что сырьё для Инкубатора – это человеческие эмбрионы!.. Не мёртвые, живые! Маленькие человечки с душой… и даже никакие не бластоцисты!

- Ты бредишь, Франц!

- Если бы… Видел собственными глазами!

- Как ты мог что-то видеть, если к танкам не допускают никого? Они опечатаны!

- Случайно!.. Я застрял в лифте, когда пропало электричество! Искин почему-то не отметил меня… Я разжал створки, чтобы позвать на помощь, но тут увидел такое, от чего у меня встали дыбом волосы… Жуткое зрелище – десятки человеческих эмбрионов! И все – живые!.. Не смотри на меня так – я в своё время был практикующим врачом! Эмбрионы загрузили в ячейки и сунули в Инкубатор!

Розарим подкурил новую сигарету от старой и жадно затянулся. Тремор усилился.

- И что было дальше? – спросил Кёнигстрём после нескольких минут молчания.

- Дали электричество, лифт унёс меня… «Ферма» проводит исследования на живых людях! Мы делаем из них лекарства и косметику, режем на органы!.. И не только…

- Договаривай, раз уж начал!

- Кулинария!.. «Ферма» выращивает эмбрионы для эксклюзивных ресторанов!

- Чушь собачья!.. Ты перебрал!

- Можешь сам проверить – на Складе не только медикаменты, косметика, органы и ткани, но ещё и фасовка!.. Зона эф! Я ведь раньше не пил. Совсем! Это теперь вот заливаю совесть алкоголем!..

- Допустим, сказанное тобой – правда! Допустим!.. Чего же ты тогда не обратился в полицию? Не уволился сразу?

- Полиция куплена фармацевтическими транснациональными концернами! Власти выгоден Центр. Не дурак, сам догадаешься почему… Да и кто возьмёт на работу того, на чьём операционном столе умер высокопоставленный пациент?.. Я решил дождаться конца контракта и тихо уехать как можно дальше! Ты можешь называть меня трусом, Нильс, но против Системы я не выступлю! Кишка тонка!

- И будешь до конца своей жизни пить?

- Нет! Я куплю себе домик, заведу хозяйство, женюсь.

- А получится? Раньше ты не пил перед сменой! Да и не носил на работу алкоголь!.. Это ведь было не пиво?.. Что-то покрепче? И ты ходишь в туалет вовсе не для того, чтобы опорожнить мочевой пузырь, а за добавкой?.. Так ведь, Франц?

Чтобы не смотреть в глаза напарнику Розарим закурил. Нильс Кёнигстрём, молча дождался, когда Франц Розарим потушит окурок, а затем сказал:

- Извини, но я тебе не верю!

- Дело твоё, Нильс! Ты спросил – я ответил! – уже не стесняясь напарника, Розарим вытащил из внутреннего кармана пиджака плоскую флягу и надолго приложился к ней. – Хороша – здорово бьёт по мозгам!.. Хочешь?

- Нет, спасибо!

- Ты можешь не верить мне, считать меня пьяным выдумщиком, однако реальность от этого краше не станет… Боже, во что я вляпался… - Франц Розарим сделал несколько глубоких глотков и выудил из пачки очередную сигарету. – Ты куда?

- Мне нужно освежиться!

Розарим понимающе кивнул.

Нильс Кёнигстрём прошёл в уборную и до отказа открыл оба крана. Набрав воды в сложенные чашей ладони, плеснул в лицо. Франц Розарим никогда не стал бы шутить по поводу смерти. С другой стороны, слова напарника казались настолько чудовищными, что мозг отказывался верить сказанному. И если использованию человеческих эмбрионов ещё можно было найти оправдание, то чем обелить каннибализм?

- Нет, этого просто не может быть! – пытался убедить себя Нильс Кёнигстрём, но червь сомнения продолжал упрямо вгрызаться в мозг. – Я должен проверить!

Кёнигстрём закрутил краны, вытер носовым платком руки и решительно зашагал к лифту. По мере приближения к кабине решительность инженера-технолога слабла. Мозг не преминул напомнить о том, что лифт, пусть и проходит по решётчатому транспортному тоннелю, щелей не имеет. К тому же герметичные танки находились под круглосуточной охраной…

«Внутрь Искина не влезть! Остаётся Склад…»

Охрана в Дивидебатуре также имелась, однако режим был намного мягче, чем в Инкубаторе.

Нильс Кёнигстрём вызвал лифт, надеясь, что пьяная исповедь Франца Розарима – лишь вымысел. На то, чтобы добраться до Склада, ушло меньше пяти минут.

- Возможно, на Склад попал брак! – соврал Нильс Кёнигстрём, после чего провёл пропуском по сканеру. Охранники расступились, и инженер-технолог направился к зоне с маркером «F». Появление Кёнигстрёма интереса у охраны не вызвало – Нильс относился к категории персонала с высоким правом доступа. Повторив фразу о браке и вновь пройдя через процедуру идентификации, инженер-технолог оказался в небольшом изолированном помещении. Стеллажи были заставлены коробками с логотипом Центра генезиса живых форм.

Коробки оказались непрозрачными и никакой сопроводительной информации не несли. Ничего острого под рукой не нашлось – пришлось вскрывать коробку пластиковым пропуском. Надеждам на глупую шутку не суждено было сбыться – коробку наполняли замороженные руки и ноги младенцев.

Нильс Кёнигстрём в испуге отпрянул. Коробка оглушительно громко стукнулась о пол.

«Франц говорил правду!» - сердце инженера-технолога бешено колотилось, а тело покрыл холодный пот. Ноги сделались ватными. Чтобы не упасть, Кёнигстрёму пришлось схватиться за стеллаж.

А дальше – будто в тумане: Нильс Кёнигстрём вернулся к напарнику, опустился в кресло и придвинул к себе клавиатуру. Того, что он отсутствовал больше полутора часов, инженер-технолог не заметил.

- Эй, эй, эй, ты чего творишь? Это же приведёт к взрыву, который уничтожит всю «Ферму»! – мгновенно протрезвел Розарим.

- Уходи, Франц! И забери ночную смену!

- А ты?

- Я остаюсь...

- Какого чёрта?

- Мы с Сильвией развелись из-за того, что она сделала аборт!.. Мой ребёнок вполне мог оказаться здесь! Или хуже того – попасть на стол какому-нибудь ублюдку!.. Я положу этому конец!

Франц Розарим кивнул – в глазах Нильса Кёнигстрёма он увидел непоколебимую решимость.

 

Вернуться на страницу рассказов

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь