Дух Рождества

Сергей Белаяр

Двери отворились, в комнату влетела пятилетняя Летиция и бросилась к сидевшему в кресле с газетой отцу:

- Пап, а что – Рождества в этом году не будет? − прерывающимся от волнения голосом поинтересовалась она.

- Почему ты так решила? – удивился Матис, откладывая газету и усаживая дочь на колени.

- Елки на площади нет! А Санта не приходит туда, где нет елки!

Матис машинально посмотрел за окно. На Гран-Пляс высилась огромная конструкция, в которой с трудом угадывалось новогоднее дерево. Псевдо-елка из металла, парусины и светодиодов светилась изнутри ненатурально зеленым светом и издали напоминала аптекарский крест. Горожане так и прозвали ее − «Аптекой».

- Это никакая не елка! Она некрасивая и неживая! Санта к такой не придет. И Нового года не будет…

Нижняя губа Летиции задрожала, на глазах выступили слезы.

- Ты что это? Вздумала плакать? – отец погладил дочь по голове. – Нельзя! Ведь ты уже большая!

- Ну и что?

- А то, что большие девочки не плачут!

- Еще как плачут! – всхлипывая, парировала Летиция. – Если есть из-за чего! – (Матис усмехнулся). − Не будет Нового года – не будет веселья и подарков!

Матис вытащил платок и промокнул дочери глаза.

- Будет Рождество. И Новый год будет!

- А как же елка? Без елки нельзя!

- Понимаешь, солнышко, мы живем в городе не одни и должны уважать соседей. А они елку не любят!

- Это еще почему? – удивилась Летиция, даже плакать перестала.

- Им запрещает религия!

- Значит, это – плохая религия! Как можно не любить елку? Она же нарядная и красивая! Вся такая суперская! А еще Санта оставляет под ней подарки! Ну, скажи, пап, как можно запрещать елку?

Матис грустно посмотрел на дочь. Как сказать ей о том, что в новом мире места для елки нет? Что она может обидеть других, и потому ставить ее на центральной городской площади не стоит? Непросто подобрать нужные слова .

- К сожалению, не всегда бывает так, как нам хочется… - после паузы произнес Матис. – Порой приходится отказывать себе…

- Почему?

- Почему? – Матис задумался и не нашел другого ответа: - Потому что так нужно!

- Кому?

- Всем нам…

Ответ Летицию не удовлетворил. Она расплакалась еще сильнее.

- У нас ведь есть своя елка! – напомнил Матис.

- Она маленькая и пластмассовая! Санта ее даже не заметит!

- Заметит! – Матис почувствовал острый укол совести за то, что пожалел денег на настоящую елку.

- Нет, не заметит!

- Я ему обязательно скажу, где она!

- Он тебя не послушает!

- Это еще почему?

- Ты – взрослый!

Крыть было нечем, Матис поспешил перевести разговор в другое русло:

- Скоро девять часов! Тебе пора в кроватку!

- Ну, пап! Я не хочу спать! Я хочу праздника! С конфетами, снегом и чтобы было весело! Как в прошлом году! Помнишь?

Матис кивнул. Год назад, перед самым Новым годом, в Брюсселе выпал снег, его было так много, что можно было кататься на санках и лыжах. Летиция вернулась после с улицы такой уставшей, что заснула, едва коснувшись головой подушки. Даже про подарки забыла. Тем больше была ее радость утром.

«Жаль, в этом году морозами и снегом погода нас не радует…»

- Солнышко, ложись спать! А то Санта еще решит, что ты не слушаешь родителей, и ничего тебе не подарит.

- Хорошо, - отозвалась Летиция, утирая слезы кулачками.

- Вот и ладно! – Матис поднял дочь на руки и направился в детскую.

Летиция заснула на середине сказки.

Матис вернулся в гостиную, подошел к окну и, как в детстве, прижался лбом к холодному стеклу. Взгляд уперся в электронную инсталляцию, которую установили по распоряжению мэра.

«А ведь она действительно безобразна. Ни детям, ни взрослым не нравится … Есть в этой «Аптеке» что-то отталкивающее, вызывающее не улыбку, а раздражение.».

Неприятные чувства по отношению к «елке» наверняка испытывали и другие горожане – вокруг псевдо-елки крутились лишь редкие туристы. То ли дело раньше – когда на Гран-пляс привозили молодую сосну из Арденн. Народу собиралось – яблоку негде упасть!

Подсознание вытолкнуло на поверхность удивительно яркие картинки: огромное, сверкающее сотнями радужных огней дерево. Легкий морозец и белый снег, похожий на сахарную вату. Множество улыбающихся людей. Сладости и подарки…

При виде коробок, перевязанных яркими лентами, сердце мальчишки готово было выпрыгнуть из груди! Вера в Дух Рождества не ослабла даже когда Матис повзрослел и понял, что роль Санты играл его отец.

Как было хорошо, когда мир еще не твердил о «толерантности». Когда веселье лилось рекой, и не нужно было оглядываться на соседей, чтобы убедиться в том, что праздник не задевает ничьих религиозных чувств. Как давно это было. С каким трепетом мы ждали Рождества, которое всегда было праздником для всех – для девочек и мальчиков, для детей и взрослых, фламандцев и валлонцев, левых и правых. Нас связывала отнюдь не идеология, а Дух Рождества. Нас объединяла елка. Не просто дерево, а символ, олицетворение всей европейской цивилизации. Елка заставляла верить в чудо. Где теперь эта вера?.. Мы отказались от Рождества в угоду химерам и лживым обещаниям. Променяли собственное прошлое на будущее, где для нас нет места. Мы боимся показаться не толерантными…

Матис оглянулся по сторонам. Будто хотел убедиться, что рядом нет никого, кто мог бы прочитать его мысли и сообщить о них в полицию.

Мы опустили руки без борьбы. Подставили шеи под ярмо. Нас даже не пришлось завоевывать. Сами, без принуждения извне, растоптали чувство собственного достоинства. Почему же тогда мы удивляемся, что мир встал с ног на голову?

Как наивно и глупо было верить в то, что чужаки станут такими же, как мы. Что пришлые откажутся от собственных традиций, чтобы влиться в европейскую семью. Мы слишком разные... Старых праздников уже нет. Нет и новых. Ведь праздник лишь тогда праздник, когда его отмечают все. А что это за праздник, если он не объединяет, а разобщает людей?

Рождество превратилось в заурядный день. Если мы и отмечаем его, то больше не выходим на улицу, чтобы не задеть чувства других. Нас волнует, что подумают пришлые, словно не они к нам приехали, а мы к ним… Почему мы стали угождать незваным гостям в ущерб собственным традициям? Почему не жалеем денег на чужие праздники, а на свои найти не можем?..

Мы стали безразличными, боимся ответственности, отказываемся от соревнования и предаем свободу. И не хотим проблем… Как далеко может зайти наше желание угодить пришлым? Чем еще пожертвуем во имя кровожадного чудовища, которое уже проглотило и религиозную этику, и волю к преобразованию мира – все то, что некогда сделало Европу великой?.. Почему елка оскорбляет религиозные чувства мусульман, а минарет на главной площади не обижает христиан?

Вдруг захотелось вернуться в детство, снова пережить чувство беззаботности, почувствовать себя частью целого.

Матис зажмурился, стиснул ладонями виски. Словно боялся, что череп не выдержит и расколется, явив миру постыдные желания и черные сомнения.

Никто не должен ничего знать! Я не должен отличаться от других!

Матис открыл глаза и опустил руки. Еще некоторое время рассматривал елку, затем выключил свет и вышел из комнаты.

Одно за другим гасли окна в домах на Гран-пляс. Разошлись туристы. К полуночи возле кубической «елки» не осталось никого.

Поэтому никто не увидел, как ночное небо вдруг задрожало, посветлелои из ниоткуда вынырнула упряжка из восьми оленей и сани, в которых сидел толстяк Санта Клаус. Был он розовощек, весел и бородат. Рядом с ним громоздился мешок с подарками.

Санта остановил упряжку, кряхтя, выбрался из саней. Оглядев «Аптеку», старик удрученно покачал головой, тихо выругался. Затем взял длинный посох и легко коснулся им нелепого произведения рук человеческих.

Уродливое сооружение затрещало, закачалось. Жутковатое неоновое свечение начало меркнуть и погасло. Металлические конструкции вытянулись, покрылись иголками и превратились в пушистые еловые лапы, увешанные игрушками, серпантином и гирляндами. На макушке вспыхнула золотая звезда.

Санта Клаус взмахнул посохом − повеяло холодом, с неба посыпались снежинки. Сначала их было немного, но спустя несколько мгновений снег повалил густыми хлопьями, которые белым одеялом накрыли весь город.

Удовлетворенно усмехнувшись, Санта огладил усы и бороду:

- Вот теперь – порядок! Празднику – быть! 

 

Вернуться на страницу рассказов

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь