Хранители равновесия

 

 

Родослав Гедас

 

Игнатий Михайлович Митрофанов, владелец компании «Министерство скидок», пребывал в скверном расположении духа. Виной тому была реакция общественности на рекламную акцию его фирмы. Народные массы признали бесчеловечным и отвратительным креативный ход Митрофанова. И в ответ на бездействие городской администрации сами начали объединяться и требовать наказания для зарвавшегося предпринимателя. До сих пор их призывы дальше интернет-форумов и оппозиционных газет не распространялись. Даром, что ли Игнатий Михайлович «прикармливал» чиновников из аппарата губернатора? Но где гарантия, что слухи не дойдут до Хозяина? «Сам» отличался крутым нравом и ради сохранения собственного имиджа мог без колебаний пожертвовать любой фигурой.

Митрофанов машинально скосил глаза на портрет и нервно сглотнул. Уходить из бизнеса Митрофанов не хотел, поскольку очень любил деньги.

Комментарии на форумах отличались крайней язвительностью. Сердитые граждане в выражениях не стеснялись. Мнения по поводу того, как нужно поступить с Митрофановым, разделились: одни предлагали судить его, другие − отобрать лицензию и лишить права заниматься предпринимательской деятельностью. Навсегда. Некоторым нравилась мысль об огромном штрафе. Хватало и таких, кто готов был собственноручно набить Митрофанову морду.

− Ишь, какие сознательные нашлись! Ваше дело – не тявкать, а потреблять. Серость! Да что вы смыслите в маркетинге?

И ведь ни одна живая душа не вступилась. Никто, ни единым словом! Гады! Митрофанов с ненавистью просматривал одну за другой статьи, посвященные его персоне, матерился и нервно курил сигарету за сигаретой.

Густой дым заволок стены и потолок.

Митрофанов подошел к окну. Приподняв жалюзи, осторожно выглянул, радуясь надежной защите решеток и пуленепробиваемых стекол. Улица была пуста. Милиция за этим строго следила, разгоняла фанатиков. Последние сильно донимали Митрофанова. Вчера, например, нацарапали матерное слово на капоте его машины, а два дня назад вымазали стену здания красной, как кровь, краской.

«Хорошо хоть не знают, где мой коттедж. А то − не приведи, Господи! – еще подожгут»…

Скрипнула дверь. Какого черта!

− Света! Я же просил не заходить без вызова!

− Это не Света, – ответил низкий мужской голос.

Митрофанов вздрогнул и резко обернулся. В кабинет вошел коротко стриженый здоровяк в сером костюме «тройка». За ним появился и второй – в таком же подогнанном по фигуре костюме, с такой же стрижкой.

Незнакомцы имели неприметные, незапоминающиеся черты лица, характерные для работников спецслужб.

− Митрофанов Игнатий Михайлович? – осведомился один из гостей.

− Да, это я.

Незнакомец кивнул и вытащил из-за пазухи сложенный вдвое розовый лист бумаги. Развернул, показал Митрофанову:

− Ваша работа?

Митрофанов шагнул вперед и узнал собственное рекламное объявление – лист формата А5 в двойной рамке, с фотографией, QR-кодом и огромной шапкой: «Внимание! Пропала девочка!» И ниже текст:

«Внимание! Пропала девочка! Скидкина Варвара четырех с половиной лет. Вышла из дома утром четырнадцатого января и не вернулась. Последний раз ее видели около Министерства Скидок. Возможно, девочка увидела красивую скидку, пошла за ней и заблудилась среди массы товаров со скидками»…

− Да, это наше объявление.

Митрофанов нарочно сделал ударение на слове «наше» − пусть знают: прямого отношения к рекламе он не имеет.

Незнакомец пропустил уточнение мимо ушей и вновь кивнул, затем аккуратно сложил объявление и спрятал в нагрудный карман.

− Игнатий Михайлович, вы представляете последствия своего поступка?

- Да. Великолепный рекламный ход!

Некоторое время детина молча сверлил собеседника взглядом, от которого Митрофанову стало не по себе.

− Нет, Игнатий Михайлович. Не представляете.

Митрофанов хотел было заявить, что он взрослый человек и способен делать выводы без посторонней помощи, но незнакомец продолжил:

− Вы использовали формулу организации, разыскивающей пропавших людей. В корыстных целях. Знали: люди не пройдут мимо такого объявления. Этой «рекламой» вы бросили вызов Государству.

− Это всего лишь реклама!

− Наша Организация, Игнатий Михайлович, может отличить рекламу от посягательств на интересы общества. Существуют границы, переходить которые нельзя! Если они рухнут, на человеческой цивилизации можно ставить крест.

− Да бросьте! Наш мир и не такое выдерживал.

− Даже в этом мире существуют вещи, шутить с которыми не разрешается.

− Ну, это разве что с деньгами! Они − основа основ. С этим я бы уж точно шутить не стал, − Митрофанов нервно хихикнул и закурил. Происходящее ему сильно не нравилось.

− Игнатий Михайлович, вы совершили серьезное преступление.

Митрофанов поперхнулся. Матерь божья! Именно этого он и боялся – значит, грозная парочка от Хозяина! Слухи все-таки дошли до него…

− Вы нарушили Равновесие и будете наказаны.

Митрофанов лихорадочно соображал, пытаясь найти выход.

− Ребята, а может, договоримся?

− Попытка подкупа лишь усугубляет вашу вину, − холодно, с металлом в голосе отозвался один из «ребят».

Митрофанов похолодел. Трясущимися руками он ослабил узел галстука, который вдруг стал тесен. Рука машинально потянулась к телефону.

− Не поможет, Игнатий Михайлович. Нам известно, что у вас могущественные  покровители, но мы оборвали нити сплетенной вами паутины.

Тщетно хлопал Митрофанов по аппарату – телефон мертво молчал. Земля стремительно уходила из-под ног. О побеге не стоило и думать − от Хозяина не убежишь! По спине потекли холодные струйки пота.

«Говорили же умные люди: не высовывайся. Не послушался! «Бабла» срубить захотел … Вот и срубил!»

− А если я возмещу ущерб? И сотрудницу уволю, которая за проект отвечала?

− Опять лжете, Игнатий Михайлович? – укоризненно покачал головой гость. − Ведь идея-то ваша. Не пытайтесь переложить ответственность на чужие плечи. Не поможет. Раньше надо было думать. И о душе, и о последствиях.

Митрофанов хотел что-то возразить и не сумел – слов не было.

− Во всем нужно знать меру. Чаши весов должны вернуться в равновесие.

Весы? Причем тут весы? Митрофанов встрепенулся. Перед ним забрезжила надежда.

− А вы вообще кто такие? Вы не от Хозяина! Предъявите документы!

− Нет нужды, – спокойно проговорил незнакомец.

И Митрофанов как-то сразу ему поверил: действительно, нет нужды. Незнакомец между тем продолжал:

− Мы – Хранители Равновесия. Мы следим за тем, чтобы Добро и Зло в этом мире уравновешивали друг друга.

− Что вам нужно? – взвизгнул уже ничего не понимающий Митрофанов.

− Привести приговор в исполнение. Мы забираем все ваши деньги и ценные бумаги, принадлежащую вам недвижимость, автотранспорт и драгоценности.

− Что? – у Митрофанова отвисла челюсть.

 Все кончено!

− Кем бы вы ни были, вы не можете этого сделать! – еле слышно просипел он.

− Можем и сделаем. Равновесие должно быть восстановлено! Игнатий Михайлович Митрофанов, вы лишаетесь всего.

Гость вытащил из кармана какой-то приборчик с единственной кнопкой посередине и нажал ее.

Ослепила яркая вспышка. Мир исчез…

− Какой страшный сон! – Митрофанов, потягиваясь, разлепил глаза и… в ужасе вскочил на ноги: драная куртка, грязные штаны, дырявые башмаки…  В нос ударила вонь давно немытого тела.

Дикий крик Игнатия Михайловича переполошил мирно дремавших ворон. Сорвавшись с насиженного места,  птицы с возмущенным карканьем взмыли в небо…

 

Вернуться на страницу рассказов

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь