Семь добродетелей

Кореневская Ирина

 

Нестяжание сидит в кресле, Воздержание ест, Смирение с Кротостью спорят, Трезвость зевает.

Часы пробили два. Кротость, оторвавшись от спора, возмущается:

- Где Любовь? Созвала нас, а самой нет!

- И Целомудрие отсутствует. - лениво говорит Трезвость.

Входит Любовь, оглядывает присутствующих.

- Наконец-то! - ворчит Смирение.

- Я прошу прощения за опоздание. - тихо говорит Любовь. - Дело в том, что я никак не могу найти Целомудрие. Её тут нет?

- Как видишь! - разводит руками Нестяжание и усаживается поудобнее.

- Вот и в мире людей Целомудрия тоже не найти. - произносит Любовь.

Дверь отворяется и в комнату пробирается Целомудрие.

- Простите. - произносит она. - В последнее время со мной творится что-то странное: я будто бы сама себя потеряла, стала растерянной. Всюду опаздываю, всё путаю...

- Проходи. - кивает Любовь. - Об этом я и хотела с вами поговорить... Воздержание, может ты уже перестанешь есть и обратишь на нас своё внимание?

- А что? - с набитым ртом отвечает Воздержание. - Я же не ушами ем и тебя прекрасно слышу.

- Всё же я попросила бы тебя сконцентрироваться на чём-то одном. И, желательно, чтобы это была не еда.

- Нет, а почему ты тут раскомандовалась? - удивляется Кротость.

- Потому что Любовь в основе всего. - поясняет Смирение.

- А тебе лишь бы спорить со мной! - огрызается Кротость.

- Тихо! - восклицает Любовь. - Я прошу вас о пустяке: спокойно выслушать меня. Сделайте, пожалуйста, такое одолжение. Дело действительно важное.

- Говори. Была б охота суетиться. - протягивает Трезвость.

- Только не слишком долго и не особо умно. - ухмыляется Нестяжание. - Так хочется отдохнуть от всего в комфортной обстановке и наконец-то ничем не забивать себе голову.

- Хорошо. Мне очень жаль видеть вас такими, какие вы сейчас есть. Но для того я вас и собрала, чтобы попытаться это исправить... Воздержание, прекрати, я тебя умоляю!

Воздержание, вздохнув, отодвигает от себя тарелку. Все смотрят на Любовь.

- Спасибо за внимание. Я хочу спросить вас: не заметили ли вы, что в последнее время происходит что-то странное? В мире людей в первую очередь.

Добродетели переглядываются и пожимают плечами. Любовь кивает.

- Так я и думала. Вы ничего не ощущаете и это страшно.

- Может, ты перестанешь говорить загадками?! - не выдерживает Кротость.

- Да, разумеется. Я скажу прямо: случилась беда. Люди отдаляются от своей сущности, от человеческой природы. Добродетели больше не в почёте — людьми правят деньги, жажда развлечений, алчность... Всё, что угодно, но только добру нет места в их сердцах.

- Да. - соглашается Трезвость. - Сейчас добродетели не нужны никому.

- А если и находятся люди, которые помнят о нас — их очень мало. - добавляет Целомудрие. - К тому же сейчас у людей столько соблазнов, что многие просто не могут им сопротивляться.

- Да что вы говорите! - ухмыляется Воздержание. - И почему же это заметили только вы?
- Потому что только мы ещё более-менее можем держать себя в руках, так как у нас ещё есть работа в людском мире. - поясняет Любовь.
- Любовь, будь проще! - морщится Воздержание.
- Извини, я выражусь иначе. Чем больше люди забывают о нас — тем мы слабее. Мы не можем достучаться до них и от того становимся уязвимее. А это опасно не только для них, но в первую очередь и для нас. Все мы теряем собственную сущность и перерождаемся в противоположное нам. Скажи мне, Целомудрие, не ощущаешь ли ты что-то подобное?
- Ощущаю. Мне всё чаще хочется стать более раскованной, что ли.
- А я иногда чувствую яростное желание превратиться в Ненависть — обратную сторону Любви. Но, повторю: нам ещё повезло. Любовь иногда встречается в мире. Но раньше я была первоосновой всего, а теперь приношу людям горе. Ведь что может быть хуже, чем несчастливая любовь? А такой в современном мире всё больше и больше. Это случилось от того, что люди перестали в меня верить.

Воздержание морщится и снова принимается за еду.
- Я же, пожалуй, и вовсе мало что могу в этом мире. Целомудрие сейчас не в чести и есть только до тех пор, пока человек не поддаётся соблазнам и роковым желаниям.
- И Трезвость в современном мире существует, однако приняла она иную форму.

- О чём ты? - возмущается Трезвость. - Я — усердие в делах. И если люди проявляют усердие, о какой иной форме может идти речь?
- Ты усердие в ДОБРЫХ делах, — внимание и тщательное наблюдение, т. е. Труд во имя добра. А ныне ты — Труд во имя бабла! Простите за жаргонизм. Но сейчас люди если и проявляют усердие, то только ради звонкой монеты, а также в делах недостойных. И это изменило твою природу. Таким же образом современные люди изменили природу каждого из нас, что нам наглядно и демонстрирует Воздержание.

Воздержание отодвигает от себя тарелку. Нестяжание хмыкает, берёт кусок сыра с тарелки Воздержания и смотрит на Любовь.
- Так может, это и к лучшему? Пусть люди наконец поживут, ни в чём себе не отказывая. Хватит лезть к ним — не маленькие. Да и мы хоть передышку получим.
Целомудрие ахает, Любовь хмурится.
- Браво! - восклицает Кротость. - Ты действительно очень сильно изменилась.
- А я согласна с Нестяжанием, - влезает Смирение.
Любовь смотрит на Смирение и качает головой.
- Вот тебе страх и боязнь, правота и прямота... Да, людские пороки действительно меняют нас. И меняют сильнее и страшнее, чем я себе представляла. Вам не стыдно? Мы призваны хранить душу человеческую в чистоте, напоминать людям об их высшем предназначении, помогать преодолевать трудности... Вы думаете, там, в конце всего, спросят с них? Нет, сперва спросят с нас, и крепко спросят! Но мне, честное слово, лучше бы вовсе не быть, чем обвиняться — и справедливо обвиняться в погибели души человеческой. Быть виновной в том, что я не смогла спасти её. Вы чувствуете иначе? Тогда какой вообще смысл в вашем жалком существовании и чем вы лучше грехов?

Пристыженные добродетели опускают глаза. Смирение робко интересуется:
- А грехи-то как же? Наверняка это и их работа. Ты говоришь, что всё плохо, но как нам изменить создавшееся положение? Ведь, наверняка они теперь сильнее нас и смогут отстоять свои позиции, если мы надумаем бороться...
Любовь достаёт из кармана чёрный конверт и бросает его на стол.
- Наша большая удача состоит в том, что грехи оказались в похожем положении. Люди очень талантливы, они прекрасно портят себе жизнь и карму самостоятельно. Наши заклятые недруги тоже остались не у дел и слабеют. Напуганные происходящим, они предлагают нам встретиться и обсудить способы спасти этот мир.
- Может, не стоит? - испуганно ёжится Целомудрие. - Мало ли какую пакость они способны придумать...
- Уверяю тебя: в настоящий момент они ни на что неспособны. Да и не обойтись нам без них. Во всём должен иметься баланс. Не может быть дня без ночи, света без тени и добродетели без греха. Мы можем спасти людей только вместе и тем самым спастись сами. А уж люди пусть потом решают, что им ближе.
- Мне кажется, совместное сотрудничество станет лучшим выходом. - кивает Трезвость.
- А другого выхода у нас и нет. - пожимает плечами Любовь. - Итак, предлагаю проголосовать. Кто за?
Все добродетели молча поднимают руки.
- Решено. - говорит Любовь. - Единогласно.

 

Вернуться на страницу рассказов

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь