Сергей Белаяр. "Встречный бой"

Встречный бой

Научно-фантастический рассказ

Сергей Белаяр

 

 

Мир исчез, чтобы спустя мгновение появиться в виде виртуальной реальности.

Перед сержантом Уваровым растилась широкое поле с редкими деревьями. Слева находилась станция Прохоровка, справа – излучина реки Псёл, через которую германское командование собиралось выйти к Курску после неудачного наступления на Обояньском направлении.

Шлем создавал идеальный эффект присутствия – компьютерная модель выглядела как настоящая. Воздух был чист и свеж, а тишина – умиротворяющей.

- Привет всем! – товарищи отозвались нестройным хором голосов. Уваров занял своё место и привычно скользнул взглядом по снарядам, проверяя готовность выстрелов к бою. – Как малой?

- Ещё двадцать пять-тридцать побед, и мне удастся собрать деньги, необходимые для выплаты аванса! – ответил ефрейтор Илья Купчин. Вне игры – Светлана Литвинович, студентка филфака из Смоленска.

- Удачи! – пожелал сержант, принимавший чужое горе – у младшего брата девушки был острый лейкоз – как собственное. Её единственную из всего экипажа старшеклассник мог назвать другом. Если б не болезнь брата, Литвинович давно могла бы иметь самый продвинутый танк с подготовленным на высочайшем уровне экипажем.

- Спасибо, Лёша! Ты как?

- Нормально!.. Эх, скорее бы заполучить собственный танк!

- Главное – не сдаваться! Всё получится!

- Хотелось бы…

Лейтенант Пётр Доргаш – в реальном мире Виктор Петровский, московский «мажор» - ещё некоторое время помаячил в люке, а затем нырнул в башню.

- Готовы?

- Готовы! – кивнул Александр Карько. Аватар стрелка-радиста носил Бронислав Ягелончик, художник-оформитель из Кракова.

- Минчанин, ты как?

- Всегда готов! – бодро отозвался сержант.

- Ефрейтор?

- Готов!

- Ждём! – лейтенант Доргаш прильнул к перископическому смотровому прибору.

Минуты казались вечностью. Уваров весь изнервничался и встретил первый залп с радостью и облегчением. Броня приглушала грохот канонады лишь отчасти. Не помогал справиться с шумом и шлемофон.

Алексей решил осмотреться. «Тридцатьчетвёрке» предстояло действовать в составе роты, состоявшей из Т-34, английских Mk IV «Черчилль» и лёгких Т-70. Подразделению были приданы самоходные штурмовые гаубицы СУ-122 и лёгкие штурмовые орудия СУ-76.

Противника сержант видеть не мог, так что о типах немецких танков оставалось только догадываться. Уваров был уверен в том, что 5-й гвардейской танковой армии будут противостоять средние PzKpfw III, PzKpfw IV и тяжёлые «Тигры», усиленные САУ StuG III.

- Стартуем через пять минут! – сообщил стрелок-радист.

Сержант оторвался от смотровой щели, закрыл её триплексным стеклоблоком и подобрался.

- Начинаем движение немедленно после получения приказа! – напомнил лейтенант. – Направление – совхоз Октябрьский! В случае обнаружения противника – принимаем бой! Вопросы есть?

Вопросов не было.

- Вперёд! – скомандовал Доргаш, когда по радиостанции довели приказ генерал-лейтенанта Ротмистрова.

Железная лавина сначала медленно, но постепенно убыстряя темп, устремилась вперёд.

Трясло нещадно. Внутри танка гремело, словно в кузнице. Дым лез в нос и рот.

Примерно через пятнадцать минут показались неприятельские танки. Сержант не ошибся: немцы действительно выставили T-III, T‑IV и T-VI, за которыми катили штурмовые орудия.

- К бою!

Уваров зарядил пушку калиберным бронебойным снарядом.

- Сейчас повеселимся! – ухмыльнулся Пётр. В «World of tanks 2.0» его привела жажда острых ощущений. Москвич любил риск, а в «реале» он был лишён возможности пощекотать себе нервы из-за чрезмерной заботливости родителей, контролировавших каждый шаг единственного чада. Лишь в Игре Виктор мог оторваться на полную катушку.

Стрелок-радист понимающе кивнул. Поляк существовал ради Игры, неважно, какая она. Танкистом он стал после того, как пресытился «S.T.A.L.K.E.R.»-ом.

Поле было ровным, как стол. Укрыться негде – оставались лишь манёвр и скорость. Состязаться с мощными дальнобойными немецкими пушками ни советские, ни английские не могли.

Немцы начали бой первыми. Несмотря на преимущество советских танкистов – восходящее солнце слепило противника – немцы лёгкими и большей частью средних танков атаковали танковые корпуса Ротмистрова с фланга, тем самым вынудив первый наступающий эшелон на ходу менять направление атаки. Возникшей в рядах советских танкистов сумятицей воспользовалась рота «Тигров» - тяжёлая бронетехника атаковала красноармейцев с фланга.

Вокруг Т-34 Доргаша вздыбилась земля.

Уваров поймал ближайший T‑IV в телескопический прицел и рявкнул:

- Можно!

- Получи!.. Готов!

Со звоном вылетела из казённика пустая гильза, запахло сгоревшим порохом. Игра отличалась превосходной правдоподобностью.

Сержант схватил новый снаряд и загнал его в пушку. Вовремя.

- «Тройка» слева! – предупредил лейтенант, поворачивая башню.

Уваров прильнул к прицелу, навёл перекрестие на T-III и крикнул:

- Можно!

Лейтенант выстрелил. Немецкий танк резко ушёл вправо – механик-водитель будто почуял, что сейчас в машину ударит снаряд. Болванка врезалась в землю, подняв большой столб травы и песка.

- Промазали! Заряжай! Быстрее!

Алексей выдернул из укладки снаряд и вогнал его в ствол. На этот раз избежать попадания T-III не смог.

- Есть! – радостно проорал Пётр, но уже в следующую секунду изменился в лице – один из размалёванных камуфляжем «Тигров», выпустив чёрное облако дыма, устремился навстречу Т-34. Пушка начала ловить цель.

- Илья!

- Вижу, командир! – откликнулся Купчин и, прибавив скорости, взял влево, чтобы через несколько метров остановиться, повернуться на месте и покатить вправо. От резких движений танкистов кидало на стенки.

Для пушки «Тигра» пятьсот метров – не расстояние, однако вражеский стрелок умудрился промахнуться. Зато прицельно уложил снаряд PzKpfw IV. К счастью, броня выдержала выстрел.

- Снаряд!

Доргаша опередили – кто-то из соседей первым поразил «четвёрку». Танк получил снаряд в стык башни и задымил. Из люков посыпались немцы.

Карько начал стрелять по аватарам из пулемёта. При этом на лице Александра не дрогнул ни один мускул – поляк просто набирал очки.

Каждая сотня метров стоила противникам немалых потерь, но армии поворачивать не собирались. Победа значила слишком много.

Боевые порядки смешались. От прямых попаданий танки превращались в огненные шары. От детонации боекомплектов срывало башни, слетали гусеницы, отрывались катки и расплёскивались капли раскалённого металла.

Не хотелось и думать о том, каково приходилось дедам в далёком сорок третьем.

Стоял сплошной грохот. Поле боя заволокло дымом, и ориентироваться получалось лишь по силуэтам. Несмотря на то, что битва была всего лишь игрой, обе стороны сражались отчаянно.

По броне барабанили осколки, пули и комья земли. Из щелей тянуло выхлопами и сгоревшим порохом. От дыма слезились глаза, вынимать снаряды из укладок и чемоданов приходилось едва ли не на ощупь. Лязг оглушал – чтобы услышать друг друга, танкисты кричали. Мехвод дёргал рычаги и давил педали. Т-34 то резко останавливался, то рвался вперёд, то вилял, как бумажный кораблик в бурном весеннем ручье. Доргаш стрелял без остановки. Эфир превратился в настоящий котёл человеческих эмоций, на радиоволнах творилось нечто невообразимое…

Танкистов Ротмистрова подвёл азарт – увлечённые наступлением, они попали под плотный огонь. Немецкие САУ один за другим выбивали советские и английские машины.

Не повезло и экипажу Доргаша. Кумулятивный снаряд поразил танк в левый борт. Отсек в один миг наполнился дымом и огнём.

- Покинуть танк!

Уваров толкнул крышку люка и буквально вывалился из подбитой машины. В глазах двоилось, а в ушах стоял противный звон. Из рассечённого лба струилась кровь.

Сержант постарался отползти от Т-34 как можно дальше. Если рванёт боекомплект – мало не покажется. За любое ранение, равно как и повреждение танка, снимались очки и списывались деньги с игрового счёта. Хуже всего была смерть аватара – игрок оставался вообще без очков и денег.

В двадцати метрах от Т-34 нашлась воронка. Алексей заполз в неё и перевёл дух, а затем приподнялся над краем, чтобы сориентироваться в обстановке. Из-за дыма и пыли казалось, что наступили сумерки. Карько улепётывал в тыл. Потеряв танк, поляк утратил и всякий интерес к игре. Аватар лейтенанта Доргаша рассыпался квадратиками – «мажор» выходил из Игры.

«Хорошо ему. Сейчас перезагрузится и вступит в бой на новом танке с новым экипажем!». В отличие от Петровского, для Алексея выход из Игры в самый её разгар означал прощание с мечтой.

Купчина нигде не было видно.

Уваров вытер рукавом лоб, тряхнул головой и попытался найти взглядом мехвода. Вскоре он сумел различить в дыму торчавшую из люка руку. Аура ефрейтора отличалась насыщенным красным цветом и постепенно темнела – аватар получил серьёзное ранение с очень высокой вероятностью распада цифрового образа.

Сердце сержанта ёкнуло.

Пламя разгоралось, и детонация боекомплекта была лишь вопросом времени.

Уваров нервно сглотнул. В голове Алексея вертелась одна-единственная мысль: «Она потеряет всё!». С развоплощением личины десятилетний Иннокентий терял надежду на излечение. Отца у Светы и Кеши не было, а мать пила – рассчитывать на её помощь не приходилось. Ни родственников, ни друзей.

Сержант сжал кулаки и заскрипел зубами, лихорадочно пытаясь отыскать выход. Уваров разрывался между желанием помочь и страхом лишиться заработанных очков, тем самым на неопределённое время забыть о мечте.

Огонь всё ближе подбирался к Купчину. Цвет ауры аватара стал тёмно-красным.

Отказаться от желания иметь собственный танк было нелегко. Не менее тяжело оказалось осознавать, что без помощи друга Литвинович умрёт. И то, что смерть аватара была игровой, совершенно не меняло дела.

Вокруг гремели взрывы, свистели осколки и пули, двигались танки. Уваров ничего этого не замечал – взгляд сержанта был прикован к аватару.

Уваров пропустил мгновение, когда из подсознания вынырнула мысль о том, что Победы никогда б не было, если бы все думали только о себе. И эта мысль помогла Алексею сделать выбор.

Уваров вскочил и рванул к Купчину, совершенно не думая о том, что совершает свой первый в жизни подвиг… 

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.18 баллов, проголосовало: 669 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь