Сергей Белаяр. "Старинная диковина"

Старинная диковина

Фантастический рассказ

Сергей Белаяр

 

- Been spending most their lives, living in the gangsta’s paradise. Keep spending most our lives, living in the gangsta’s paradise… - подросткам нравилось, когда магнитола ревела на всю громкость. Обитатели квартала должны знать, кому принадлежит улица.

Банда Коджо Мбелеге собиралась у заброшенного кинотеатра каждый день после полудня и развлекалась любыми доступными средствами. Иначе было скучно жить.

- Здорово, нигас! Зацените, что у меня есть! – Джейкоб Мёрфи выудил из кармана широченных джинсов два спичечных коробка. – Данк!

- Откуда, куди? – увидев марихуану, банда оживилась и обступила товарища.

- Разжился кэшем у маман. Она сегодня была в Центре занятости и получила от белых лохов пособие.

- Живём! – Мбелеге взялся скручивать сплиф. Спустя несколько секунд самокрутка пошла по кругу. – Кульно!

- Жизнь – ништяк! – Мёрфи переполняло возбуждение. – Tell me, why are we so blind: we cannot see what is hurting only themselves...

- Яп! – подтвердил Мбелеге, качая головой в такт музыке.

За первой самокруткой раскурили вторую, а затем и третью. Добавили пива. Стало совсем весело.

- Опа, хонки! – пару первым заметил Дэн Вашингтон. Старик и старуха явно были туристами. Местные старались не пересекать границ гетто. Волонтёры благотворительных организаций передвигались по району исключительно в сопровождении вооружённых полицейских.

Банда обступила пришлых.

- Здравствуйте, молодые люди! – старик был само добродушие. – Вы не могли бы нам помочь? Мы заблудились!

- Ещё как поможем! – осклабился Мбелеге, вырывая у старика из рук карту, чтобы начать рвать её длинными полосами.

- Что вы делаете? – опешил старик, а старуха испуганно прижалась к нему.

- Хонки, это наша территория! Гони бабло!

- Простите, но я не совсем понимаю, о чём идёт речь! – старик переводил взгляд с одного подростка на другого. Удивление вызвало у банды смех, заставивший старуху ещё сильнее прижаться к спутнику.

- Гони бабло за то, что ты на нашей территории, хонки!

- Улица – муниципальная собственность, и я не вижу оснований для того, чтобы платить за нахождение на ней, да ещё и лицам, не уполномоченным на взимание платы.

- Чё?

- Я не стану платить! А если вы и дальше намереваетесь требовать денег, я буду вынужден обратиться за помощью к полиции!

Слова старика были встречены настоящим взрывом хохота.

- Да он не вкуривает, нигас!.. Щас всё разрулю! – в руке Мбелеге появился нож с выкидным лезвием. Клинок упёрся в грудь старика, заставив его судорожно сглотнуть. – Гони бабло!

- Доминик, я прошу тебя, отдай этим людям деньги!

- Твоя чикса вкуривает побыстрее, чел!.. Ну! – бумажник перекочевал к Мёрфи. За ним последовали фотоаппарат и дамская сумочка.

- Мобильник и голду тоже! – старик отдал мобильный телефон, а старуха сняла серьги. – Правильные хонки!

- Теперь вы нас отпустите? – старуха с трудом сдерживала слёзы. Смертельную бледность не могла скрыть даже косметика.

- А кто базарил, что я вас отпущу?

Мёрфи прыснул от смеха – вот сейчас будет потеха. В придумывании гнусностей Мбелеге не было равных. Он ненавидел белых ещё сильнее, чем Мёрфи.

- Но мы ведь отдали вам всё, что у нас было! – на лбу старика выступили крупные капли пота.

- Хонки никогда не расплатятся с чёрными братьями за то, что они сделали с нами! – сделав глубокую затяжку, сказал Мбелеге. Лезвие оставило на пиджаке глубокий разрез. Чтобы не закричать, старуха зажала руками рот.

- Шариатский патруль! – закричал кто-то, и подростки, кинув бутылки, бросились врассыпную.

Через полчаса банда собралась под железнодорожным мостом.

- Фак! – Мбелеге был вне себя от гнева. – Я только собирался позабавиться, а тут эти чёртовы муслимы!

С шариатским патрулём у банд не складывалось. Виной тому являлось стремление мусульман навязать обитателям трущоб свою волю. А кому хочется молиться пять раз в день, не пить и забивать голову всякой ерундой.

- Дерьмо! – злость, ослепляющая от того, что действие марихуаны начало слабеть, требовала немедленно выхода. – Сколько отжали?

- Триста пятьдесят евро и двести двадцать долларов! – отчитался Мёрфи, перерыв бумажник и сумочку. – Остальное евро на триста потянет.

- Берём данк и бухло. Как только стемнеет, прогуляемся по району хонки! У меня так и чешутся руки начистить кому-нибудь рыло!

Мёрфи за бесценок сдал знакомым перекупщикам отобранное, а на вырученные деньги набрал пива и марихуаны. И понеслось…

Ко времени, когда на город опустилась ночь, члены банды уже не контролировали себя.

- Been spending most their lives, living in the gangsta’s paradise. Keep spending most our lives, living in the gangsta’s paradise!

Путь банды отмечали перевёрнутые мусорные баки, разбитые фонари и уродливые граффити.

- Зацените, нигас! Я – снайпер! – попасть бутылкой в памятник Мбелеге смог лишь с четвёртой попытки, и это не могло не взбесить его. В ярости он накинулся на легковой автомобиль, заднее стекло которого украшала наклейка с улыбающимся светловолосым и светлоглазым малышом. Спустя мгновение присоединились остальные.

Крики, ругань, проклятия…

Никто из горожан даже просто выглянуть в окно не отважился.

- Да здравствует толерантность! – Мёрфи вскарабкался на почтовый ящик и, сорвав государственный флаг, помочился на него.

Дальше – больше…

- Исторический музей… - одноэтажное здание требовало капитального ремонта. – Нигас, вы думаете о том же, что и я?

- Коджо, да там наверняка полно голды! – Мёрфи ринулся к музею первым.

На то, чтобы попасть внутрь, много времени не потребовалось. О сигнализации никто даже не вспомнил.

Надежды не оправдались.

- Что за дерьмо?.. Тут нет ничего, кроме картин, костяных побрякушек и грёбанных книг! – стеллаж с фолиантами полетел на пол. За ним второй. – К чёрту книги!

Не желая отставать от главаря, банда принялась громить музей.

Это было похоже на удар электротоком – занёсший над стеклянной витриной стул Мёрфи неожиданно застыл, натолкнувшись взглядом на небольшой амулет, поверхность которого была украшена искусной резьбой. Никогда раньше Мёрфи не видел ничего более прекрасного.

Где-то вдалеке завыла сирена.

- Копы! Валим!

Тряхнув головой, Мёрфи обрушил стул на витрину и схватил амулет, после чего поспешил вслед за товарищами. Вовремя – патрульная машина заскрипела тормозами.

- Стоять, полиция!

Окрик лишь подстегнул. Мёрфи бежал, не разбирая дороги. Сердце выпрыгивало из груди от веселья.

Лезть в гетто полицейские благоразумно не стали, так что можно было перевести дух. Мёрфи нырнул в переулок и привалился спиной к стене, не сразу поняв, что всё ещё сжимает в кулаке амулет.

Сам не понимая зачем, Мёрфи вытащил шнурок из кроссовка и повесил амулет на шею. Кость дарила тепло.

Товарищей Мёрфи нашёл под мостом. Не арестовали никого, что радовало. Банда дымила самокрутками, хлестала пиво и обменивалась впечатлениями под ритмичный речитатив.

- Кульный денёк! Продолжим?

- Яп! – отозвалась банда.

- Может, хватит? – таких слов Мёрфи от себя не ожидал. Как и остальные.

- Ты чё, Джейкоб, обшмалялся?.. Или сдрейфил?

Мёрфи меньше всего хотелось ссориться с друзьями. Другая банда его не примет. И поэтому пришлось лгать:

- Да что-то пиво не пошло.

- Бывает!

Пиво и марихуана сделали своё дело – через несколько минут вопрос Мёрфи был благополучно забыт. А спустя четверть часа банда двинулась на поиски приключений. Не мудрствуя лукаво, решили покуролесить на территории соседей. Перво-наперво взялись за граффити.

- Не жалейте краски, нигас!

Мёрфи поймал себя на том, что делает всё машинально, совершенно не испытывая радости. И это было более чем странно.

Изуродовав стены матерной руганью, банда зашагала к баскетбольной площадке.

- Сломаем там всё, нигас!

- Яп!

Мёрфи скривился, но промолчал, пытаясь понять, что с ним происходит. Без толку. Оставалось списать всё на действие алкоголя и наркотика.

До площадки добраться не удалось.

- Это же чикса Коулмана!

- Ты уверен, Ббваддин?

- Точняк! Я их много раз видел вместе!

- Это даже лучше, чем ствол на день рождения! – глаза Мбелеге загорелись, а рука полезла в карман.

- Коджо, прекрати!

- Ты чё, мазафака Джейкоб?

- Она же с ребёнком!

- И чё?

- Мы переходим границы, Коджо. Наша вражда с «Чёрно-зелёными королями» - одно, а нападение на женщину с малолетним ребёнком – совсем другое!.. Тебе не кажется, что пора прекращать эти дурацкие игры в гангстеров?

- Чё? – удивление Мбелеге было таким сильным, что он оказался не в состоянии найти ответных слов.

- Почему бы нам не бросить всё это дерьмо и не начать жить, как все нормальные люди?.. Какое будущее нас ожидает? Тюрьма? Смерть от ножа или пули в самом расцвете сил?.. Что мы оставим после себя, кроме ненависти? – Мёрфи не мог остановиться, словно какая-то сила заставляла его говорить. – То, что мы делаем, - отвратительно!

Слова Мёрфи были встречены роптанием. Мбелеге наконец пришёл в себя.

- Никогда бы не подумал, мазафака, что ты станешь хуже грёбанных хонки! А ведь ты мне был как брат!

- Это – путь в никуда, Коджо! И я не хочу им идти!

Повисла долгая пауза, в течение которой Мбелеге сверлил Мёрфи взглядом.

- Что ж, это твой крест, Джейкоб!.. Кто я такой, чтобы останавливать тебя?.. Дай-ка обниму на прощанье!

После непродолжительного колебания Мёрфи шагнул к товарищу. Мбелеге прижал его к себе и шепнул:

- Адьос, крыса!

Удар ножом в грудь заставил Мёрфи сложиться пополам и задохнуться от боли.

- Ты бы ещё за хонки подписался! – Мбелеге забыл о том, что нож есть не только у него одного.

- Дерьмо! – Мбелеге схватился обеими руками за живот в безуспешной попытке остановить кровь, после чего осел на асфальт.

В мгновение ока улица опустела.

Мёрфи опустился на бордюр и задрал байку. В амулете зияла глубокая трещина, в которой застрял обломок клинка.

Мёрфи улыбнулся. Начиналась новая жизнь.

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.18 баллов, проголосовало: 765 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь