Родослав Гедас. "Индиго"

Индиго

Фантастический рассказ

Родослав Гедас

 

Букинистическая лавка была зажата между парикмахерской и конторой, которая оказывала юридические услуги. Давно требовавший ремонта фасад разительно отличался от выкрашенных в колоритные цвета соседей – с каждым годом книги пользовались всё меньшим спросом, а иных источников дохода Долман Руд не имел.

Невер Ломаш пересчитал карманные деньги и, поднявшись по стёртым ступеням, с замирающим сердцем толкнул двери. Звякнул колокольчик, заставив Руда оторваться от фолианта и широко улыбнуться.

- Мой юный друг! Рад приветствовать вас!

- Здравствуйте, Долман Игнатьевич!

- За новой книгой?.. Выбирайте, но помните – магазин работает до двадцати ноль-ноль!

Ломаш покраснел – в прошлый раз он настолько увлёкся, что совершенно позабыл о времени.

Стеллажи уходили к самому потолку. И чего тут только не было. Ломаш в который раз поймал себя на том, что завидует Руду.

- Стремянка в углу!

- Угу! – Ломаш опустил набитый школьными учебниками и конспектами рюкзак на стул, после чего выпал из окружающего мира с его тревогами и заботами. Прикосновение к потёртым корешкам дарило ни с чем несравнимое удовольствие, а аромат старых книг пьянил.

- Тит Лукреций Кар. «О природе вещей». Хороший выбор! – стыдливо прикрывая рукой пустой кассовый лоток, Руд пробил чек и сунул книгу в полиэтиленовый пакет. – Приходите ещё!

- Непременно!

Погода испортилась – небо затянуло тучами, ветер стал холоднее и злее. Застегнув куртку, Ломаш зашагал к автобусной остановке. Мать не любила, когда он задерживался после школы.

Мысли крутились вокруг книги – Ломаш предвкушал, как откроет томик и станет читать, читать, читать…

- Хорошо, что завтра выходной!

Темнело всё сильнее. Ломаш невольно ускорил шаг. Перспектива промокнуть до нитки его совершенно не прельщала. И ведь угораздило надеть новый костюм – мать за него ползарплаты отдала.

Где-то вдалеке загремело.

Ломаш посчитал за лучшее срезать путь и свернул в подворотню. Проскочив арку и оставив позади небольшой двор с редкими деревцами, школьник зашагал вдоль длинного ряда гаражей, обезображенных всевозможными граффити. С другой стороны к тропинке подступал забор детского сада.

У одного из гаражей, сидя на автомобильных покрышках, потягивали пиво четверо. Шаги заставили подростков обернуться.

- Чёрт! – сердце Ломаша ёкнуло.

- Какие люди и без охраны! – осклабился Дмитрий Уснич по прозвищу Долговязый Димон. В компании – Пётр Дамасевич, Глеб Жвакин, Александр Хлуд – не хватало только Сергея Алая.

- Дима, я не хочу проблем! – теперь уже и ливень казался мелочью, не достойной внимания.

- Да что ты говоришь? – следом за Усничем поднялись остальные. – А я вот очень хочу проблем. Для тебя!

Ломаш инстинктивно сделал шаг назад – хмельные ухмылки не предвещали ничего хорошего. Компания обступила его.

- Можно я просто пройду? – о том, чтобы состязаться со старшеклассниками в беге, не могло идти и речи. К тому единственный путь к спасению оказался заблокированным.

- Кто тут у нас? – в обеих руках Алай держал упаковки с пивом. – Невер Ломаш!.. И-н-д-и-г-о!

Словно плевок. Алай вложил в слово всю ненависть.

- Ребята, пропустите меня! Пожалуйста! – ударили первые капли, однако Ломаш их не заметил.

- Считаешь себя самым умным? – Уснич приблизился вплотную. От жуткой смеси табака и алкоголя Ломаш поморщился. – Весь такой правильный...

- Мне нужно домой!

- …чистенький!.. Ой, какой я неуклюжий! – на белой рубашке начало расплываться пятно.

- Я же не сделал вам ничего плохого! – в следующее мгновение Ломаш попытался высвободить ногу из-под армейского ботинка Уснича. Безуспешно – Уснич был на сорок килограмм тяжелее.

- А ты попробуй! – нажим усилился. Становилось всё больнее, тем не менее Ломаш держался. Плакать нельзя. – Любимчик учителей. Гордость директора. Будущее науки…

Как назло, поблизости никого не было.

- Я не виноват, что родился таким!

- Конечно! – Ломаш держался из последних сил. – Как и в том, что стал говнюком! Тебе ведь неинтересно общаться с глупыми людишками?

- Это неправда! – ещё немного, и кости не выдержат.

- Неправда, говоришь?.. Так выпей! – в грудь Ломаша, обдав шею и лицо брызгами, ткнулась пластиковая бутылка. – Докажи, что считаешь нас ровными себе!

Ломаш сомкнул пальцы на горлышке. Уснич убрал ногу, но теплоты в его взгляде не прибавилось.

- Ну! – Ломаш заставил себя сделать глоток. Организм взбунтовался сразу. – Что и требовалось доказать!.. Маменькин сынок!.. Отдай! Закурить не предлагаю.

- Это вредно!

- Вредно выделываться!.. Людям, знаешь ли, не нравится, когда кто-нибудь считает их глупее себя… Что у тебя в рюкзаке?

- Книги.

- Ну да, что же ещё?.. - повинуясь безмолвному кивку Уснича, Алай сорвал рюкзак. – Не рыпайся!

Ломаш похолодел – в руке Уснича появился выкидной нож. Скрепя сердце смотрел на то, как Алай расстёгивает рюкзак и вываливает содержимое на землю – к окуркам и плевкам.

- Тит Лукреций Кар… Ненавижу стихи! – Дамасевич и Жвакин схватили Ломаша за руки, не позволив вырвать книгу. – Отличная бумага для подтирки!

Компания заржала, а Ломаш со слезами на глазах смотрел на то, как страница за страницей Уснич уничтожает поэму. Держали крепко.

- Не надо!

- Нормальные люди стихов не читают! – промокшая бумага долго не загоралась, но Уснич был настойчив.

Одним лишь сожжением не ограничилось – Хлуд и Алай полили рюкзак, учебники и конспекты пивом, после чего потоптались по ним ногами.

- А теперь на колени! – Ломаш так и не понял, кто ударил его. Боль в коленных чашечках была жуткой. – Прости прощения за то, что ты такой говнюк!

Ботинок оставил на штанине грязный след, и это стало последней каплей. Накатила злость – сколько можно? Мало Ломашу было издевательств и унижений в школе, так ещё и это.

Грянул гром. Дождь полился, словно небо прорвало.

Автомобильная покрышка внезапно взмыла в воздух и со страшной силой ударила Уснича в висок. Долговязый Димон кулем повалился на землю. Алай испуганно повернул голову – как раз для того, чтобы получить следующей покрышкой прямо в лоб. Ойкнув, он рухнул на пытавшегося подняться Уснича.

- Что за… - только и успел сказать Хлуд. Бутылка врезалась ему в грудь, вышибив воздух и заставив согнуться пополам. Второй импровизированный снаряд также нашёл свою цель – Хлуд схватился за промежность и завопил дурным голосом.

Дамасевич и Жвакин завертели головами в попытке понять, кто атаковал банду. Воспользовавшись тем, что старшеклассники ослабили хватку, Ломаш вырвался.

- Слезь с меня, придурок!.. Держите его! – Уснича качало, будто пьяного. На виске наливалась синевой огромная гематома.

На Дамасевича и Жвакина обрушился настоящий град из покрышек и бутылок. Не ожидавшие такого поворота событий, старшеклассники дали дёру.

- Куда же вы? Веселье только начинается!

Земля под ногами Дамасевича и Жвакина вздыбилась, опрокидывая их. После чего старшеклассников накрыло деревянным поддоном. Судя по ругани, приложило сильно.

- Алай, валим его! – Уснич выхватил нож и кинулся на Ломаша.

- Пошёл ты! – скрыться Алаю не удалось – он встретился с булыжником и, вереща, завертелся на земле.

- Убью, грёбанный говнюк! – изъеденный ржавчиной коленчатый вал отбросил Уснича на несколько метров. – Урод…

Слова давались Усничу с трудом – у него были разбиты губы и нос.

- Как же вы меня все достали!

Невидимая пятерня сгребла старшеклассников и швырнула их на стену гаража. Металл задрожал и прогнулся. Стоны и ругань заглушил раскат грома.

- Неужели нельзя оставить меня в покое?

Ненависть наполняла Ломаша силой. И она требовала раз и навсегда разобраться с обидчиками.

Покрышки.

Бутылки.

Камни.

Поддон…

Старшеклассники корчились от боли и умоляли прекратить. Ломаш пропускал их слова мимо ушей. Его сжигала ненависть.

- Немедленно остановись!

- Уйдите, Долман Игнатьевич! – остов грузовика легко оторвался от земли и, живо набирая скорость, устремился к гаражу.

- Ты не зверь, а человек! Пусть и с приставкой «сверх»! Наш долг служить людям!

Грузовик завис в воздухе, чтобы спустя мгновение с грохотом врезаться в землю. В метре от орущих от ужаса старшеклассников.

 

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.28 баллов, проголосовало: 1042 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь