Андрей Одинцов. «Леди Акация, или проект «Вечность»

Леди Акация, или проект «Вечность»

Андрей Одинцов

 

 

Оленьке, моей возлюбленной жене,

посвящается

 

 

 

Пролог

Любовь – это птица, которая гнездится в Вечности

Так говорит Великий Огненный Учитель

 

Всякая человеческая душа бессмертна

Сократ

 

Вечность по-женски соблазнительна

приписывается Вальтеру Ратенау

 

«Интернет бурно обсуждает уникальные съёмки, которые сделал астроном Ли Томпсон во время недавнего суперлуния. В ночь на 15 июля 2017 года спутник Земли достиг перигея и оказался чрезвычайно близко к нашей планете, всего в 362062 км от неё, тогда как среднее расстояние между небесными телами составляет 384401 км. Наблюдая за необычайно красивым явлением, астроном зафиксировал движение некоего тела на фоне Луны, которое перемещалось справа налево и напоминало НЛО. Учёные предположили, что это силуэт Международной космической станции. Но станция находилась совсем в другом месте.

МИД Украины утверждает, что это Россия формирует специальную ударную космическую группировку. Космическая атака якобы готовится в качестве асимметричного ответа Западу на события в Украине.

Убедительных объяснений происходящему пока нет.»

«Нью-Йорк таймс», 14-21 августа 2017  

 

Наши источники в Лондоне и Филадельфии вскрывают истинную подоплёку происшедших событий.

 

Обратный отсчёт

Я понимаю, что вам нечем,

но всё ж попробуйте понять

 

Под окнами медицинского центра проекта «Вечность» невесть откуда взявшаяся кукушка, спрятавшись в зелени акации, самозабвенно считала… и не хотела останавливаться. Сотрудники центра уже явно сбились со счёта…

– Как это символично! – воскликнул маленький человечек, сидевший за столом руководителя. – Раньше её никогда не было. А сегодня она появилась, и именно в тот момент, когда мы находимся на пороге активной фазы Проекта! Мы ведь только ждали удобного случая, вот кукушка и включила обратный отсчёт!

Он передвинул хрустальную вазу с цветущей акацией, выбежал из-за стола и мелкими шажками забегал по кабинету, тревожно выглядывая в огромные окна.

Маленький человечек был академиком и выглядел довольно импозантно. Небольшой животик, игриво свешиваясь над ремнём из жёлто-коричневой крокодиловой кожи, время от времени переваливался из стороны в сторону, как бы указывая своему хозяину путь. Тускло и одновременно научно высвечивала лысина человечка, занимавшая ключевое положение на его черепе. Однако особую гордость составляли брови – густые, кустистые и удивительно подвижные, они придавали лицу академика чрезвычайную выразительность.

Обращал на себя внимание увесистый перстень с иссиня-чёрным бриллиантом, оправленным в червонное золото. Он грозно сверкал на безымянном пальце правой руки академика. На закате века всеобщей монетизации ходить по городским улицам с таким камнем было небезопасно – легко можно было потерять не только палец, но и жизнь. Впрочем, если бы люди на улице знали, сколько стоит его костюм, то давно бы разодрали его на сувениры. И хотя с некоторых пор академик носил звучную фамилию на американский манер: Скопус, но все уважительно обращались к нему «Ринц Хиршович».

Огромный кабинет главного академика всей страны был не менее двухсот квадратных метров и потрясал воображение. Среди изумительной красоты и размеров офисной мебели из карельской берёзы доминирующее положение занимал письменный стол. Он притягивал взгляд своим золотисто-коричневым сиянием с затейливыми прожилками и не хотел его отпускать. Подняться из-за такого стола было, несомненно, серьёзным испытанием, и не только для учёного. Переливающаяся всеми цветами радуги хрустальная люстра только размерами уступала аналогичному изделию в Большом театре. В дальнем углу кабинета возле журнального столика явно скучала развесистая пальма.

Вдруг зазвонил телефон, и Скопус быстро поднял трубку. Выслушав краткое сообщение, он сказал:

– Включаю громкую связь, поэтому повтори это ещё раз для всех присутствующих у меня в кабинете.

Зазвучал голос помощника:

– Над сибирской тайгой произошла катастрофа космического корабля, на котором проводились научные исследования… Чёрные ящики сигналов не дают. Зона падения осколков больше, чем вся Западная Европа.

– Похоже, это наш случай! – и Скопус победно оглядел сотрудников.

Все замерли.

– Надеюсь, первый пилот сканирован, и в коллекции достаточно его сканов? Или, может быть, он в составе передовой группы? – требовательно вопросил академик.

– По предварительным данным, да, – ответил помощник.

– Уточните! Ошибок быть не должно! – сиплость в голосе академика уже отдавала металлом.

– Лучшего варианта не придумаешь! – академик снова обратился к присутствующим. – Человек самой что ни на есть рискованной профессии вошёл в список подлежащих клонированию в первоочередном порядке. Это не какой-нибудь чиновник, олигарх или учёный, а для СМИ – просто идеальный вариант! Ждём ещё час и начинаем работу над нашим первенцем! Валентина, – обратился академик к помощнице, – включи музыку, приличествующую моменту!

И в кабинете зазвучало любимое музыкальное произведение хозяина – «Лунная соната» Бетховена.

Следующий час участники Проекта провели в возбуждённом ожидании. По существу, это было дело всей их жизни с совершенно невероятными перспективами!

– Свяжитесь с женой погибшего пилота и получите её разрешение на клонирование, – приказал академик. – Можно через электронную почту с электронной подписью.

– Жена первого пилота находится на отдыхе за границей.

– Позвоните ей по спутнику и ведите разговор под запись. Мне обязательно нужно её согласие.

– Но она трубку не берёт, так что же нам делать?

Скопус задумчиво посмотрел на всех:

– Какие будут предложения? Хочу обратить ваше внимание на то, что следующий такой случай может долго не представиться… Вот поступили данные по пилоту… Читаю… Да, он из передовой группы космонавтов, работавшей по учащённому графику полётов, а это значит, что его клон уже выращен и находится в капсуле, осталось только дать пробуждающий импульс.

После недолгого размышления Скопус добавил:

– Решено! Отменять процедуру не будем! Запрошу санкцию Второй Башни, – и, коснувшись клавишь селектора, попросил связать его с аппаратом Правительства.

Секретарша Майечка в приёмной неторопливо отложила в сторону зеркальце и наощупь привычно взяла трубку прямого телефона. Прошло долгих три минуты…

Скопус объявил по внутренней громкой связи:

– Санкция вышестоящего руководства получена! Начинайте!

 

Сразу после завершения строительства и сдачи комплекса зданий Проекта вокруг него высадили десять тысяч четырёх-пятилетних саженцев белоствольной акации. Академик Скопус заказал их в далёкой Австралии, заплатив при этом о-очень кругленькую сумму.

Скопус считал акацию лучшим символом проекта «Вечность». Корни символического толкования акации принадлежали Атлан-тиде, эстафету подхватили наследники атлантов – египтяне и далее по списку. В различные исторические периоды и в разных регионах этот символ трактовался по-разному, однако во всех версиях присутствует идея бессмертия. У египтян акация символизирует Солнце, инициацию и невинность, конечно же, возрождение и бессмертие, а также является эмблемой богини Пейто[1].

В большинстве стран на берегах Средиземного моря ещё с тех времён, когда море называлось Зелёным, акация традиционно рассматривалась как знак платонической любви и символ жизни, а также отхода от активных дел и бессмертия. Её белые и красные цветы символизируют жизнь, смерть и возрождение. Колючки акации напоминают рожки растущей луны. Именно этот аспект радовал Скопуса больше всего.

У евреев акация считается священной и зовётся Деревом Гофер. Согласно легенде, из него была сделана Скиния Завета[2]. В христианстве, как известно, имеющем свои корни в иудаизме, акация ассоциируется не только с бессмертием, но и с моральным образом жизни. Одна из христианских традиций утверждает, что терновый венец для Христа был сделан именно из акации, потому что хоть она и является священным деревом евреев, но символ тернового венца означал насмешку над идеей бессмертия. Собственно говоря, именно желание посмеяться и сыграло решающую роль в выборе академиком акации как символа Проекта.

Ко всеобщему удивлению, саженцы акации удачно преодолели моря и океаны. Местная земля им понравилась, тем более что и в уходе недостатка не было: добрая сотня садоводов холили и лелеяли каждое деревце, как ребёнка. Саженцы хорошо принялись, демонстрируя рекордные темпы ежегодного прибавления в росте. В результате очень скоро комплекс зданий Проекта оказался окружён прекрасной акациевой рощей. Сотрудники любили гулять там в обеденный перерыв. Рощу облюбовали и соловьи, поздней весной и ранним летом существенно добавляя шарма местной природе и делая рощу любимым местом для встреч, и не только строго науч-ного характера.

Вот и сегодня оба помощника академика вышли на природу глотнуть свежего воздуха и перемолвиться парой слов.

– Мне бы такой перстенёк, как у патрона – все бабы были бы моими! – мечтательно подняв глаза к небу, проговорил Валентин. – Сразу видно, что старинный, и выглядит дорого.

У природы, как обычно, были благие намерения, но в случае с Валентином она, по-видимому, так и не смогла воплотить их в жизнь. Это был тощий белобрысый молодой человек с неестественными угловатыми движениями и тусклым взглядом, который создавал впечатление синтетичности и вялости носителя. Общее неприятное впечатление дополняла странная манерность, которая, скорее всего, являлась следствием синдрома беспокойных гениталий. Даже парящая в воздухе, как нимб у святого, курчавая белобрысость Валентина казалась, а может быть и была, искусственной. Со всем этим резко контрастировал костюм с иголочки, неизменная шёлковая рубашка, роскошный галстук с увесистой бриллиантовой брошью и ботинки из крокодиловой кожи – всё «от кутюр». При этом своеобразный шарм ему придавало неожиданное сочетание хуцпы[3] с застенчивостью и зажатостью.

– На перстень-то рот не разевай! – по-мужски неласково оборвала молодого человека пресс-секретарь академика. Кстати, её тоже звали Валентиной, и она являлась «женской ипостасью святости» в Проекте, хотя не все её поклонники так считали. – Ты ведь даже не знаешь, что это за камень, – укоризненно добавила она.

– Зато эта цацка с фиолетовым отливом была бы особенно мне к лицу, – не унимался «образец мужественности». И с привычной опаской покосился на чрезмерно полные, сильно вывернутые на-ружу губы пресс-дивы. Молодому человеку всегда казалось, будто эти губы только мгновение назад проглотили что-то очень большое, но этого оказалось недостаточно, и сейчас займутся им.

– Имя камня – «Карлофф Нуар» или «Чёрный Карлов». Это один из самых больших драгоценных камней в мире, и весит он 88 карат. Даже в книге рекордов Гиннесса он зарегистрирован как самый крупный чёрный бриллиант на свете, – укоризненно просвещала своего напарника «святая».

– Да ты что?! Никогда бы не подумал! Перстень, конечно, красивый, но чтобы самый драгоценный в мире?! Это круто! – Валентин полагал себя не только знатоком нумизматики – ему казалось, что он знает стоимость всех самых дорогих вещей в мире.

– Круче не бывает! – согласилась пресс-дива. – Согласно легенде, прикосновение к камню приносит удачу. Скопус считает этот камень талисманом Проекта. Он получил его в подарок от важных англичан, которые приезжали к нам с официальным визитом. Именно с тех пор Проект и пошёл в гору – появились деньги, высокие покровители… В общем, всё завертелось, закружилось, и мы выиграли несколько тендеров подряд, а потом пошли иностранные инвестиции, ну и всякое такое…

– А откуда он взялся, этот камень?

– Происхождение этого камня остаётся загадкой. Вероятнее всего, его родина – Центральная Африка, хотя, может быть, и Бразилия. Однако история чёрного бриллианта начинается в России, в семье дворян Карловых-Сапожниковых. Во время Октябрьской рево-люции (или, как теперь считается, контрреволюции) семья покинула «большевизию» и уехала в Амстердам. Там по причине бескормицы эмигранты за бесценок продали свою реликвию ювелиру. Затем камень долго плутал по Европе, сменил нескольких владельцев, а в 1978 году был куплен французским ювелиром, который на радостях основал ювелирный дом и дал бриллианту имя в память о его российских владельцах.

– Интересно, сколько стоит это чудо?

– Чёрные бриллианты чрезвычайно редки, поэтому особенно высоко ценятся, – разговор, очевидно, доставлял большое удовольствие диве, поскольку она хорошо знала эту тему. – С точки зрения ювелиров, чёрный алмаз – камень капризный, потому что его трудно обрабатывать – он очень хрупок, любой неопытный огранщик легко может «запороть болванку». Дополнительные трудности доставляет также малая прозрачность камней. Она не позволяет даже опытному мастеру предварительно правильно оценить оптимальные размер и форму будущего бриллианта. Между прочим, страховая стоимость этого бриллианта превышает 37 миллионов долларов! Что уж говорить о его теперешней рыночной стоимости!

– Не слабо! – только и смог пролепетать Валентин. Потом собрался с силами и добавил:

– А почему же камень до сих пор не твой?

– Скопус говорит, что камень напоминает ему мои глаза, и завещал он его именно мне, – теперь голос пресс-дивы зазвучал гораздо мягче.

– Когда это он успел? – не поверил Валентин.

– А вот успел. Он ведь ко мне по-особому относится… Может, даже любит.

– Да, у академика гардероб что надо! Мне бы хоть что-нибудь, – снова мечтательно пролепетал Валентин.

– Разве только его синие трусы в мужественно-белый горошек! – засмеялась пресс-дива. Она хорошо знала интимную цветовую гам-му академика.

– Ладно, иди уж готовься к процессу оживления клона, – примирительно посоветовал Валентин. – И поздравляю тебя с правильным совмещением должностей!

Помощник пока ещё не был в курсе тех многочисленных позиций, которые занимала трудолюбивая Валентина в оргштатной сетке Проекта. Тем более он не был осведомлён и об её обшир-ных внештатных обязанностях, но решил дать ей дружеский совет.

– Ты с этим камешком поосторожнее, говорят, некоторые драгоценности ухудшают человеку его карму! Всё же поинтересуйся судьбой бывших владельцев камня…

– До сих пор не замечала никакого вредного влияния камня на нашего академика! Плохо знаю детали его биографии, но думаю, что за свою долгую и счастливую жизнь он сделал много гадостей и многим. И ничего, держится! – Валентина гордо считала себя атеисткой.

До оживления клона осталось совсем немного времени, и красавица с видимым удовольствием собрала в свою сумочку дамские мелочи.

– А за идею спасибо! Скопус, при всей его изворотливости, до сих пор слепо верит во все эти бредни про карму и Бога, поэтому я попробую его уговорить поскорее подарить этот перстень мне.

– Мысль будит мысль, – сам себе прошептал Валентин. «И всё-таки этот увесистый брюлик был бы мне очень кстати, – сказал кто-то внутри за него, – и в нём нет ничего, что напоминало бы её глаза». Этот «кто-то внутри» явно был мелким пакостником.

 

Группа людей в белых халатах степенно проследовала в Зал капсул, где уже находились десять капсул с выращенными клонами космонавтов. Оригиналы этих клонов работали по учащённому графику: по возвращении из полётов они проходили ускоренную реабилитацию, а затем снова в космос. Таким образом, все пилоты находились в зоне повышенного риска.

Каждая капсула была опутана бесчисленными проводами и окружена разным оборудованием. Приборы мудро мигали, тихо и многозначительно урчали и посвистывали.

– Когда отработаем технологию на первой партии космонавтов, то можно будет убрать все эти провода и автоматизировать некоторые процессы, – объяснял инженер. – Сейчас всё уже практически готово, надо только смонтировать, но на это уйдёт дня три.

– Ладно, ладно, сейчас не об этом. Главное – не перепутать капсулы. Скрупулёзно сверьте все идентификационные обозначения и коды.

– Капсула космонавта Михаила Полётова здесь… Пройдите сюда, – и инженер указал на лицо спящего клона.

– Из иконы космонавтики будем делать икону клонирования, – оптимистично сострил Скопус и добавил:

– Запускайте процедуру пробуждения.

– Мы уже вызвали бригаду реаниматоров и психологов, через несколько секунд они будут здесь.

В зал вошли несколько врачей и расположились вокруг капсулы.

– Вот теперь все готовы, – сказал инженер. – Егор, нажимай, у тебя лёгкая рука.

Егор, младший техник, почти юноша, подошёл к пульту и уверенно нажал на красную кнопку, как будто делал это каждый день по несколько раз.

 

Едва сдерживая охватившее его волнение, академик Скопус нарезал круги по собственному кабинету.

– Нам надо как можно быстрее найти пропавшего пилота или то, что от него осталось! Конечно, лучше было бы найти останки, но если вдруг пилот окажется жив, то он станет для исследований бесценным материалом.

Вдруг академик остановился у пальмы, сражённый неожиданной мыслью.

– Если пилот жив, то надо его обследовать, чтобы понять, годен ли он к дальнейшему потреблению. Возможно, в него уже внедрился новый негуманоид. Конечно, пилот не трёхмесячный ребёнок, а взрослый мужчина, но кто его знает… Возможно, такое внедрение может даже окончиться смертью носителя…

Надо срочно организовать поисковую операцию и без лишнего шума доставить пилота к нам, а нашедшему назначить приличную премию.

 

 

В тайге

Я не туплю, а экономно

расходую потенциал

 

Во время пилотирования космического корабля в рамках международной научно-исследовательской программы произошло столкновение с космическим мусором, который летел на бешеной скорости. Уклониться от него не было возможности.

В результате обшивка оказалась пробита, и был повреждён один из двигателей. Второй пилот вышел в космос, чтобы устранить повреждение, но, получив травму от другого мусорного осколка, с трудом вернулся на корабль.

Корабль, теряя управление, начал падать на Землю. Пересечение траектории падения с поверхностью Земли приходилось на город Новосибирск.

Мигель – первый пилот – оказался перед выбором: катапультироваться, чтобы спасти себе жизнь и сохранить в портативном устройстве, прикреплённом к скафандру, бесценные данные научных исследований, но при этом поставить под угрозу жизни миллионов жителей города. Или же рискнуть собственной жизнью и, возможно, не сохранив научные данные, увести корабль в сторону от города, гарантированно сохранив жизни людей.

Что-то внутри Мигеля требовало бросить всё и немедленно покинуть космический корабль: «Я рискую жизнью физического тела!» – вопило оно. Противостоять этому зову было очень непро-сто.

Оказывая медицинскую помощь второму пилоту, Мигель снова был перед выбором: катапультировать своего коллегу и потерять время, или же потратить такие важные секунды на то, чтобы увести корабль и существенно сократить мизерный резерв времени для себя.

И он принял решение: продолжая уводить корабль, катапультировать второго пилота. Только когда траектория падения гарантированно миновала город, Мигель перед самым взрывом катапультировался сам. Однако его парашют оказался повреждён, и Мигель упал где-то в тайге, получив серьёзные ранения. Его падение смягчили ветки деревьев и всё ещё сохранившийся снежный покров.

 

Огромный бурый медведь с серыми подпалинами на боках вглядывался в синее небо. Он даже присел на задние лапы, а потом встал во весь рост, стараясь разглядеть что-то, падающее с неба. Косолапому уже не раз приходилось бывать в таких ситуациях, когда в тайге терпел аварию лёгкий самолёт или вертолёт. Люди теперь стали вполне пригодны в пищу. Еды сейчас мало, начало весны, а есть после зимней спячки хочется сильно. Медведь радостно зарычал и вразвалочку поспешил к месту предполагаемого приземления парашютиста.

Пилот приземлился в проходе между горой и грудой камней, «пропахав» склон огромного сугроба. Его протащило несколько метров по камням, но, похоже, костюм не повредило. Преодолевая боль, Мигель включил электрический подогрев, который был рассчитан на семь дней. Если за это время его не найдут, то есть все шансы замёрзнуть... А пока надо набираться сил и хотя бы полчаса поспать…

 

Пилот проспал несколько часов и проснулся от утреннего пения птиц. Поняв, что сон так и не вернул ему силы, он попробовал пошевелиться, но тело, нуждаясь в покое, не хотело слушаться; оно, искорёженное, ужасно ныло, казалось, что все кости сло-маны. Но глубоко внутри блеснула искра, затем, ненадолго исчезнув, вновь появилась и стала разгораться внутри, сея проблеск надежды.

Под действием этой искры вдруг появилось какое-то необъяснимое спокойствие, которое хоть и тлело, но не хотело гаснуть, несмотря на безнадёжное изумление Мигеля. Спокойствие медленно разрасталось… 

Пилота постигло уверенное Знание, что чем бы ни было это внутреннее золотисто-розовое сияние, которое сопровождало спокойствие, оно вылечит всё.

Вдруг внутри кто-то язвительно проговорил: «А между прочим, здесь есть дикие животные, и сейчас самое голодное время для них». Мигель отчётливо ощутил, что неподалёку замер старый медведь и пристально смотрит на него. «У Миши при виде тебя потекли слюнки», – так же язвительно добавил знакомый голос. Медведь стал медленно приближаться. Мигель, преодолевая резкую боль, попытался нащупать пистолет... и потерял сознание.

 

У Мигеля, находившегося в бессознательном состоянии, перед глазами постоянно повторялся один и тот же сюжет…

…Дорога круто рванула вниз, а машина, не сбавляя скорости, неслась по окружённому густым лесом склону – водитель наслаждался «экстримом». Остроты ощущениям добавляло предвкушение встречи с блюстителями порядка. У Мигеля были «железобетонные» документы: «Такие уж у меня тараканы в голове», – говаривал он в кругу друзей.

…Он ехал на космодром, чтобы следующий месяц посвятить подготовке к космическому полёту.

Настроение у него в целом было препаршивым, потому что он чуть не поссорился с женой из-за отпуска. Жена хотела путешествовать: Аргентину ей подавай или, на худой конец, Бразилию, а он уже был по горло сыт не только чужими странами, но и некото-рыми планетами. Хорошо хоть благоверная не просилась куда-нибудь на Марс или Юпитер, который в увлекавшей её астрологии символизировал большое счастье. Конечно, счастье на Юпитережена вряд ли бы нашла, но виноватым в этом оказался бы точно Мигель. Пилот давно понял, что для женщин бальзаковского возраста в современном мире слова «муж» и «виноват» стали сино-нимами.

Ничего хорошего не добавлял и недавний конфликт с руководством, которое потребовало от всех первых пилотов срочно пройти сканирование. Говорили, что это теперь входит в диспансеризацию. Гипотетически рассуждали и о возможном клонировании в случае катастрофы, от которой никто не застрахо-ван. Все знали про автомобили-двойники, про ряженых гаишников, но чтобы клоны людей?! Явно пахло некрофилией…

Сначала, вроде, объясняли, что это пустое дело, поскольку создать формализованную модель человека, какими бы точными ни были приборы, невозможно. Невозможно записать и потом воспроизвести такие сложнейшие энергетические структуры, как, например, сознание, восприятие, внимание или тело сновидений. Их частотные вибрации не фиксируются техническими средствами, а если что-то и удавалось уловить, так это только малая и ничтожная часть энергетических структур.

Потом отцы-командиры, ссылаясь на указания вышестоящего руководства, объявили, что не прошедшие сканирование не будут допускаться к полётам. И всё это объясняли заботой о безопасности личного состава. Мол, в случае чего, вы будете восстановлены с помощью вашей формализованной модели, построенной на совокупности сканов, притом станете здоровее прежнего… Маразм крепчал… А два дня назад пришёл приказ Командующего о том, что отказавшиеся от сканирования и не подписавшие Приложение к Договору о прохождении службы, которое фиксировало согласие на изготовление клона в случае служебной необходимости и обязательную в таком случае эвтаназию, подлежат немедленному увольнению без права на пенсионное обеспечение.

У Мигеля всегда была репутация борца против Зла – человека непредсказуемого, резкого и переменчивого, но исполнительного; храброго и отважного, при этом обострённо видящего всякую несправедливость. Он не боялся разоблачать, даже зная, что сам может пострадать. Друзья позитивно отзывались о его постоянстве и верности, а также особой настойчивости и упорстве в делах, и даже отмечали у него наличие дара пророчества. Однако неоднозначно воспринималась склонность Мигеля к эпатажу, желание что-нибудь «отмочить» или совершить что-то невероятное. Имея свободную натуру, за условности он не цеплялся, что непонятным образом уживалось у него с дотошностью, въедливостью и даже занудством. Как говаривала его жена Хельга: «Представьте себе Марс с Ураном, восходящие в Деве, как ключе-вые планеты, при этом Уран – гений рождения, вот и получится характер Мигеля. А если кратко, он – Уранист». Но жена могла только догадываться об «обезьянке», которая жила внутри Мигеля…

У самого пилота последнее время всё больше опасений вызывало это нечто, периодически просыпавшееся внутри. Это нечтопроявляло себя как невероятно злобненькая «обезьянка» – так он назвал нечто. Эта обезьянка умела хорошо маскироваться, была склонна к хамству, пакостничеству и разрушению. С этими наклонностями у неё хорошо сочетались трусость, низменные инстинкты и раздражительность, вплоть до агрессии. И хоть пилот прекрасно понимал, что это характеристики его личности, но легче не становилось. Время от времени он попадался на провокации этой обезьянки, хотя потом и корил себя за это. Когда волны разрушительного раздражения спадали, Мигель с досадой говорил себе: «Прямо как у доктора Джекила и мистера Хайда», – имея в виду одноимённый роман Стивенсона.

И даже Хельга иногда, ласкаясь, кокетливо спрашивала его: «Как поживает твоя обезьянка? Ты её, наконец, полюбил?» И он в эти моменты успокаивал себя тем, что женщины просто хорошо умеют считывать информацию из подсознания мужчин.

Ощущая эти непредсказуемые приступы внутреннего раздрая, Мигель, чтобы вернуть себе душевное равновесие, вспоминал безмятежную юность, когда всё казалось волшебно загадочным и притягательным. В те времена довольно редкие минуты подобных ощущений он связывал исключительно с неутомимыми приятелями или же приятельницами. Располагая необходимыми познаниями в психологии, пилот понимал значение стрессов в жизни людей, поэтому трезво отслеживал, как нарастает его внутренняя конфликтность. При этом он безропотно ждал момента, когда подобные состояния достигнут величины, несовместимой с дальнейшей работой в качестве первого пилота космического корабля, совершающего почти регулярные рейсы…

 

…Этого гаишника Мигель никогда не видел на трассе. Страж порядка томно дал знак палочкой остановиться. Пилота особенно раздражали подобные жесты. Он знал, что за ними последует мягкое, но уверенное вымогательство денег. И сейчас он тоже не ошибся. Нагло улыбаясь, гаишник представился, и затем из его уст вылетело сакраментальное: «Нарушаете! Что будем делать?»

Мигель встретился глазами с гаишником, и вдруг вылезла эта маленькая и злобная обезьянка и помимо его воли вальяжно произнесла:

– А шёл бы ты лесом!

А затем, не дожидаясь реакции постового, вытащил из внутреннего кармана свою «железобетонную ксиву». У гаишника округлились глаза, что свидетельствовало о его вхождении в ступор, который сменился разочарованием, и страж порядка с трудом выдавил из себя:

– Извините, господин майор, счастливого пути… – и подчёркнуто вежливо отдал честь.

Обезьянка внутри довольно захихикала: «Опять попался!» Мигель снова ощутил неприятное чувство вины и зарыл поглубже в карман свою «железобетонную» выручалочку, но помимо воли ещё долго в воображении смаковал разочарованную мину гаишника.

 

…Чувствуя себя полновластным хозяином, медведь не торопился. В здешних местах на несколько десятков километров у него не осталось конкурентов. Изредка забредающие сюда молодые тигры при виде его мощной фигуры спешили ретироваться в чащу. И лишь однажды матёрый уссурийский тигр несколько мгновений раздумывал, вступить ли в схватку, но когда Миша решительно встал на дыбы, демонстрируя свои истинные размеры, то благоразумно отступил.

Аппетит у Миши разгорался по мере приближения к пилоту. Но бурый гигант подавлял своё желание стремглав броситься к вожделенному завтраку, до которого оставалось тридцать секунд ходу.

Откуда ни возьмись на спину хозяина тайги беззвучно спланировал чёрный ворон. Не обращая внимания на незваного гостя, Миша продолжал двигаться. А ворон как бы прирос к его спине, даже не используя крылья при балансировании. Вдруг ворон крепко клюнул косолапого в выпирающую лопатку. Затем ещё и ещё.

Медведь, пытаясь стряхнуть птицу, возмущённо встал на дыбы, но ворон это принял как должное и, ловко перебравшись косолапому на голову, начал активно её клевать. В приступе ярости медведь упал на землю и начал кататься, пытаясь сбить ворона лапой, но птица взлетела и, сделав круг над потрясённым медведем, что-то прокричала. Косолапый на несколько секунд замер и призадумался.

Встряхнув головой, медведь сбросил морок и, вспомнив о завтраке, урча, ускорил движение. Но вдруг из тела пилота медленно выползло почти прозрачное жёлто-серое облачко. Его аура постепенно стала изменять цвет с грязно-жёлтого на розовый с золотистыми оттенками. Аппетит у зверя очень быстро уменьшился и совсем исчез.

Медведь застыл в изумлении. Он воспринимал лежащее перед ним тело как явно непригодное для пищи. Зверь тщательно обнюхал тело, затем, осторожно взяв упавшего зубами за воротник, потащил туда, куда указывала ему интуиция.

С трудом протиснувшись между двумя грудами камней, старый медведь положил тело перед дверью и несколько раз со всей звериной нежностью, на которую был способен, лизнул его в лицо. Ощутив содеянное как только что выполненный священный долг, Миша медленно отступил и направился в чащу. Только теперь он понял истинный смысл сказанного вороном.

Сегодня он не будет больше охотиться, ему не потребуется пища – зверь был сыт от сознания исполненного долга. Всю оставшуюся жизнь он будет с благоговением вспоминать произошедшее здесь, а иногда даже и возвращаться сюда, но не за добычей, а за согревающими воспоминаниями. Ведь своё Божественное предназначение медведь выполнил в полной мере. Как говорят в таких случаях Великие: «Зверь вписал себя в Вечность, и ничего не может быть дороже».

 

Тем временем в главной операционной Медицинского центра проекта «Вечность» собрались местные светила, чтобы принять рождение Первого клона. Первый блин в этом случае не должен был стать комом, потому что от него зависел успех Проекта и су́дьбы его участников, а, возможно, и страны. До рождения оставалось несколько минут. Главный хирург готовился точно выверенным электрическим импульсом помочь новорождённому сделать первый вздох. Ещё несколько секунд…

 

Обезьянка являлась личностью Мигеля и ласково величала себя «Ми-Геля», или просто «Ми». В сложившейся аварийной ситуации она вдруг поняла, что, возможно, очень скоро ей снова придётся занимать очередь за новым физическим телом. Именно её привели в бешенство попытки пилота увести корабль от города. К её сожалению, попытки пилота отказаться от этого оказались безуспешными. Вообще-то, всем известно, что чем выше нравственный уровень носителя, тем больше для личности риск неожиданно утратить физическое тело даже в самой, казалось бы, безобидной ситуации.

Однако каким-то чудом пилот в последний момент всё же нажал кнопку катапульты. Но… в результате взрыва космического корабля получил травмы, едва совместимые с жизнью…

И тут… обезьянка Ми почувствовала существование нового, целёхонького физического тела, в точности повторявшего то, которое принадлежало ей сейчас, но было доведено этим идиотом до состояния, угрожающего не только его жизни, но и её дальнейшему регулярному питанию. Причём это новое тело уже было готово к её переселению…

Более того, Ми ощутила, что это новое тело не имеет никакого отношения к сущности означенного идиота. А это значит, что никто больше не сможет помешать ей делать внутри него всё, что она захочет! Надо было срочно занимать это новое тело! Иначе это сделают конкуренты-негуманоиды, болтающиеся вокруг в энергетической форме.

И… о техно-чудо! Почти одновременно с появлением этих немудрёных мыслей Ми получила вожделенную команду от Суперкомпьютера: бросить повреждённое тело и занять новое. Этот процесс назывался «оптимизацией размещения негуманоидов в физическом мире» и в полной мере соответствовал обновлённой стратегии Суперкомпьютера, которая учитывала современные реалии физического мира.

Влекомая новыми заманчиво-необозримыми перспективами, обезьянка Ми не стала ждать от Суперкомпьютера повторения команды. Ми-Геля энергично самоизвлеклась из распростёртого на земле физического тела своего бывшего носителя и, не прощаясь, полетела к новым «консервам» в виде возлежавшего в капсуле уже почти готового клона первого пилота, ждущего только импульса на пробуждение.

 

Мигель пришёл в себя. «А где же Миша с его шершавым языком?» Пилот прислушался. Его поразила непривычная тишина. Конечно, тишина была везде в тайге, но удивила она его в собственной голове – не было внутреннего диалога... Не было этой обычной мешанины мыслей… Бесконечный, изнуряющий диалог – с самим собой или с кем-нибудь из наиболее достойных знакомых и родственников – сейчас исчез. Мигель для пробы вспомнил пару тем, казавшихся ему совсем недавно такими актуальными, но никто не откликнулся.

Пилота изумила собственная реакция на окружающее пространство. Он ощутил, как это пространство со всё возрастающим интересом всматривалось в него самого...

Потом возникло ощущение какой-то невосполнимой потери и одновременное понимание, что если есть потеря, значит, есть и подарок...

И тут он увидел чуть приоткрытую узкую дверь. Превозмогая боль, Мигель пополз к ней. Это был вход в пещеру. На пилота пахнуло свежим, до сладости целебным воздухом... Откуда-то снова медленно выплыли слова: «Чтобы услышать голос Судьбы, надо принять то, что с вами происходит. Это Урок. Судьба заботится о вас!»

…Перед Мигелем открылось подземное царство с неплохим искусственным освещением. Огромный грот устилали глыбы прозрачного льда, вверх поднимались самой разной высоты и толщины сталагмиты, с потолка спускались причудливые сталактиты и ледяные сосульки. Тут и там сверкали игольчатые и лотковые ледяные кристаллы. Стены грота были покрыты ковром блестящей изморози. К потолку поднимались колонны из застывших осыпей песка, глины и почвы. Ледяные глыбы образовывали расщелины, коридоры и лабиринты. Примерно в тридцати метрах от входа виднелось аккуратное подземное озерцо. Чистейшая родниковая вода… «Хоть с питьём проблем не будет…» – подумал Мигель и снова отключился.

 

– Где ты меня нашёл? – спросил Мигель, когда пришёл в себя.

– Ты был в пещере в бессознательном состоянии. Я привёз тебя на санках к себе на заимку, теперь вот лечу лесными снадобьями. Но выздоравливаешь ты на удивление быстро, – ответил охотник.

– А что это за пещера?

– Это спелеологи соорудили себе «служебный вход» и по большому блату пускают гуда геологов, биологов, гляциологов и сейсмологов. Кто-то из них, наверное, забыл закрыть дверь. Я видел взрыв в небе, а потом заметил твой след и понял, что произошло... Постоянная температура в подземелье держится на уровне пяти градусов, ты был без сознания и рисковал замёрзнуть.

– Благодарю за помощь – в наше время с этим проблемы.

– Ладно, ладно... – смутился охотник и неловко перевёл разговор на другую тему. – А ты, наверное, не знаешь, что за пещера тебя приютила?

– Это же район реки Сылвы?

– Да, это и есть знаменитая Кунгурская ледяная пещера, одна из самых больших в мире. Её возраст более десяти тысяч лет. Между прочим, национальное достояние, жемчужина Урала, причём включена в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Старики говорят, во время похода на Сибирь в ней зимовала дружина Ермака. Сейчас здесь геологический памятник, а официальный вход – в юго-восточной части горы, со стороны города Кунгур, если слышал о таком.

– Интересно. Наверное, карстовая пещера?

– Да, в ней работают подземные и грунтовые воды, много известняка, мрамора, мела, ну и, конечно, большие залежи растворимых пород – гипса и соли… Как ты себя чувствуешь?

– Да пока чувствую…

– И слава Богу! Я тебя лечу медвежьим жиром и ундамом[4], ну и ещё кое-какими местными снадобьями… Ладно, отдыхай, потом поговорим подробнее.

 

Мигель ещё лежал в постели, выздоравливал и смотрел по телевидению передачу, посвящённую первому «восстановленному индивидууму».

– Как он говорит?! Это не моя речь и не мои мысли! При всех моих недостатках я так никогда не рассуждал и не рассуждаю, как этот махровый эгоист! Да этот клон просто отвратительная пародия на меня! Они что, все с ума посходили?! Внешнее сходство, конечно, есть, но он совсем не такой, как я!

И Мигеля начали терзать тревожные размышления: «Зачем им имитировать моё восстановление? Чего они хотят от меня? Я ведь не богат! И как это всё отразится на моей семье?!»

«Когда меня в последний раз сканировали? Да, перед стартом, то есть до катастрофы. Значит, в клоне зафиксированы все предрасположенности к такой же катастрофе, которая, скорее всего, может повториться и с ним. Следовательно, во избежание катастрофы и возможных жертв, клона ни в коем случае нельзя допускать до пилотирования». Подобные рассуждения не улучшали его состояния.

 

Мигель ещё не вполне выздоровел, когда около домика охотника появилась вооружённая группа людей с удостоверениями Федеральной службы охраны и предписанием доставить пилота для обследования на проект «Вечность». Эти люди сразу же обвинили охотника в том, что он не сообщил о разыскиваемом пилоте.

– А я и не знал, что вы его разыскиваете! – удивился охотник.

– Вы что, не смотрите телевизор?

– У меня его нет!

– А это что? – спросил старший, указывая на старенький «Горизонт».

– Да он сделан ещё в СССР и ничего не показывает. Я его использую как полочку – жалко ведь выбросить.

– Ладно, одевайте пациента – мы его забираем. Его ждёт академик Скопус.

И хотя охотник не хотел отдавать пилота, убеждая военных, что того надо оставить хотя бы на месяц, чтобы подлечить, что жизнь человека дороже любых приказов и что когда пилот восстановится, то сможет отвечать за свои действия и сам решит, какие приказы ему исполнять, но сотрудники ФСО, угрожая оружием, всё же забрали пилота.

 

Скопус на утренней пятиминутке сообщил сотрудникам:

– Мы всесторонне обследовали найденного пилота и пришли к выводу, что сохранять жизнь ему не нужно, потому что это помешает реализации нашего Проекта. Да и вообще, сохранение оригиналов для нашего Проекта просто опасно!

– А тогда что же с ним делать?

– Я же сказал: от него надо избавиться! А поскольку ситуация с ним находится под пристальным вниманием СМИ, то сразу устранять его нельзя, но надо продолжить его «лечить», активно давая успокоительное… Пусть постепенно засыпает навсегда…

 

 

Указ

Какое самообладанье  

пять лет выдерживать коньяк!

 

Академик Скопус остался один у себя в кабинете. Проект стартовал, и, похоже, стартовал успешно. И что особенно приятно, его нормативно-правовая база подтверждалась специальным Указом Президента! Что может быть лучше!

Скопус вспомнил свою последнюю встречу с Главной Кремлёвской башней, где всё и было окончательно решено.

Помощник провёл академика по длинному коридору в кабинет с золотой табличкой «Президент Российской Федерации». В просторном «предбаннике» в креслах развалились два офицера ФСО. За письменным столом у входа в кабинет находился немолодой полковник, выполняющий функции секретаря-референта.

– Заходите! – сказал помощник.

– А вы?

– Я останусь здесь, подожду вас.

В глубине кабинета сидел человек – это был Президент. Они пожали друг другу руки, и Президент тихо сказал:

– Докладывайте.

– Клоны будут весьма эффективны по сравнению с обычными людьми. Клоны не тратят энергию и время на лишние эмоции и всякого рода переживания, которые только отвлекают от дел и от выполнения своих обязанностей. Клоны очень рациональны, не имеют сомнений и действуют строго по инструкциям, поэтому от клонов можно не ожидать идей относительно изменения строя, смены национального лидера, переустройства общества и пересмотра итогов приватизации. Таким образом, благодаря клонированию, мы обеспечим полную управляемость обществом, и тогда не будет никаких сюрпризов!

– Да, нам давно пора освежить население, – и Президент продемонстрировал знакомую по телеэкранам свою коронную политическую улыбку. – Нынешнее население слишком устало от шоковой терапии, всякого рода секвестров и девальваций, а также от длительного существования на грани выживания. Люди стали нервными и похожими на роботов с зациклившейся программой. К тому же, нарастает нездоровая агрессивность и ненависть… А ориентировочно в какие сроки можно будет осуществить клонирование? – спросил Президент, при этом академику показалось, что всё это Президента не интересовало, а спросил он, потому что должен был спросить.

– Это можно сделать в указанные Вами сроки, господин Президент – года за три, если позволите. И конечно, при наличии стабильного финансирования, – дополнил академик, – поскольку всё упирается в необходимое оборудование и обслуживающий персонал.

– Хорошо, финансированием мы вас обеспечим, – тихо заверил Президент, – А сколько они протянут, эти ваши…

– Клоны, – с неприличной готовностью подсказал академик, затейливо изогнувшись.

– Да, клоны.

– Ваше Величество, мы гарантируем 30 лет производительного труда с момента пробуждения, – бодро отрапортовал академик.

– Хорошо. Даю вам три года. Через три года население должно состоять из клонов. Приступайте! А затем поставил размашистую подпись под Указом, заблаговременно заготовленным академиком. Они снова пожали друг другу руки, и вот тогда-то всё началось «по-взрослому»…

Текст Указа «О Проекте клонирования граждан Российской Федерации» достоин того, чтобы его привести здесь, хотя бы в сокращённом изложении и без нумерации позиций.

 

О проекте клонирования граждан

Российской Федерации

Клоном человека (далее – «клон») признаётся точная копия конкретного человека, своего оригинала, изготовленная на основе коллекции сканов, то есть совокупности цифро-энергетических отпечатков личности, с помощью сертифицированных технологий сканирования, выращивания клона и его пробуждения.

Для изготовления клона может быть использован только один оригинал.

Изготовление клона разрешается при наличии не менее чем 12 сканов (цифро-энергетических отпечатков) оригинала. Период времени, в течение которого формируется коллекция сканов, необходимых для изготовления клона, не может быть меньше, чем три месяца. Верхняя граница периода сканирования не ограни-чивается.

Общее руководство Проектом клонирования граждан Российской Федерации (далее – «Проект»), координация и организация взаимодействия министерств и ведомств в сфере клонирования граждан возлагается на специально созданную для этих целей Федеральную службу клонирования (ФСК России). Руководитель ФСК России находится в непосредственном подчинении Президенту Российской Федерации, назначается на должность и освобождается от должности Указом Президента Российской Федерации.

Сканирование, равно как и выращивание клона человека, а также его пробуждение осуществляется исключительно с помощью сертифицированных приборов. Функция сертификации аппаратуры сканирования и клонирования возлагается на специализированное подразделение Проекта.

Накопление, систематизация, хранение и обработка данных, содержащихся в коллекциях сканов, осуществляется на специально выделенных для этой цели серверах, расположенных в помещениях ФСК России.

Клон признаётся равным человеку, своему оригиналу, и это не подлежит оспариванию в суде.

Моментом рождения клона считается первое открытие им глаз после подачи пробуждающего импульса в капсулу.

Клон с момента окончания изготовления и подачи пробуждающего импульса является гражданином России. Специального решения для этого не требуется.

Клон обладает всеми правами гражданина Российской Федерации.

Каждый гражданин России, независимо от вероисповедания, этнического происхождения, пола и сексуальной ориентации, имеет право на клонирование по достижении возраста совершеннолетия. Дискриминация по любому из указанных признаков преследуется по закону.

Каждый гражданин России имеет право на бесплатное клонирование однократно. Повторное клонирование осуществляется за плату, размер которой устанавливается постановлением Правительства Российской Федерации.

Бесплатное клонирование граждан России осуществляется центральным и региональными подразделениями ФСК России, а также уполномоченными на то коммерческими структурами.

Сканирование воинов, направляемых для выполнения боевых задач, осуществляется в обязательном порядке. Формирование коллекции сканов завершается в установленном объёме непосредственно перед выездом к месту назначения.

Преимущественное право на внеочередное бесплатное клонирование предоставляется лицам рискованных профессий, сопряжённых с риском для жизни, а также государственным служащим категории «а». Клонирование государственных служащих категории «а» осуществляется на основе настоящего Указа, а также ведомственных нормативно-правовых документов.

Всем остальным гражданам России бесплатное клонирование предоставляется в порядке общей очереди в соответствии с квотами, выделяемыми для административно-территориальных образований.

Вне очереди допускается клонирование лиц, достигших 80 лет, при наличии обоснованного ходатайства об этом руководства административно-территориальной единицы или домового комитета.

При изготовлении клона разрешается корректировка внешности оригинала, его роста, цвета волос и иных особенностей физического тела при условии сохранения папиллярного рисунка на руке и рисунка радужной оболочки глаз, необходимых для идентификации личности, с отражением факта и мотивов произведённых изменений в информационных базах Проекта за счёт средств гражданина.

Разрешается изготовление клона гражданина России на коммерческой основе.

Для граждан иностранных государств клонирование осуществляется только на коммерческой основе.

Клонирование на коммерческой основе допускается при наличии лицензий на сканирование и на выращивание клона. До-пуск сотрудников коммерческой структуры к работе осуществляется специализированным подразделением Проекта. Ценообра-зование в сфере клонирования осуществляется в общем порядке.

Разрешается изготовление омоложенного клона гражданина с возрастным вычетом не менее пяти и не более 20 лет.

Рекомендуемой является форма клонирования через эвтаназию.

Эвтаназия осуществляется строго на основе Договора об эвтаназии, заключаемого между гражданином и уполномоченной на то организацией (структурным подразделением). Перечень организаций, в компетенцию которых входит осуществление эвтаназии для граждан на основе заключаемого с ними Договора, утверждается постановлением Правительства Российской Федерации.

В случае клонирования гражданина через эвтаназию клон становится правопреемником гражданина (своего оригинала).

В случае отказа гражданина от эвтаназии всё его имущество, все его неимущественные права, банковские счета, иные признанные права и обязанности переходят к его клону в полном объёме, независимо от того, жив оригинал или нет, дееспособен оригинал или признан в установленном порядке недееспособным.

Уровнем профессиональной квалификации клона признаётся по умолчанию тот, которого достиг его оригинал, независимо от количества вычитаемых при изготовлении копии лет. За клоном сохраняется то же служебное положение, которое занимал его оригинал. Клон выполняет служебные обязанности, выполнявшиеся ранее его оригиналом, при этом в трудовой книжке делается запись, отражающая факт продолжения трудовой деятельности гражданина в виде собственного клона. Гражданин, подписавший отказ от эвтаназии, лишается права на обжалование в судебном порядке всех решений компетентных органов и иных предприятий, учреждений, организаций, принятых в соответствии с настоящим пунктом.

Дискриминация граждан при принятии решения о назначении на вышестоящую должность по признаку искусственного происхождения (принадлежности к числу клонов) карается по закону.

Эти же правила и положения распространяются и на ситуации, когда по той или иной причине или в силу обстоятельств непреодолимого характера гражданин был лишён возможности выразить своё решение по поводу собственной эвтаназии. В случае смерти гражданина и при наличии необходимой коллекции сканов его согласие на клонирование подразумевается по умолчанию.

В случае гибели при исполнении служебных обязанностей или смерти от неизлечимой болезни или по неосторожности граждан рискованных профессий, видных учёных, военачальников, топ-менеджмента государственных, общественных и крупных коммерческих структур, процедура выращивания клона запускается немедленно и за счёт государственного бюджета.

Изготовление сканов для граждан рискованных профессий, видных учёных, военачальников, топ-менеджмента государственных, общественных и крупных коммерческих структур начинает осуществляться с того момента, когда они приступают к исполнению своих служебных обязанностей, с периодичностью не реже, чем один раз в год.

Разрешается изготовление копии клона в том же порядке, что и клона гражданина.

Аппаратура и технологии сканирования и клонирования, а также информационные базы, содержащие коллекции сканов либо отдельные сканы граждан, являются неотъемлемой собственностью Российской Федерации. Передача аппаратуры, технологий и данных, содержащихся в информационных базах, иностранным гражданам, а также фирмам, находящимся под иностранной юрисдикцией, квалифицируется как шпионаж в пользу иностранного государства или как измена Родине и карается в соответствии с законом.

Информационные базы, сформированные в рамках Проекта, являются государственной тайной, им присваивается гриф секретности – «Особой важности». Обработка данных, полученных в рамках Проекта, осуществляется на специально выделенных серверах, дислоцированных в помещениях ФСК России или уполномоченных на то коммерческих структур. Совмещение использования серверов для обработки данных коллекций сканов и других мас-сивов данных запрещается.

На сотрудников Проекта в полной мере распространяются ограничения прав и свобод, которые установлены для сотрудников атомной промышленности и космической отрасли.

Реализация настоящего Проекта призвана способствовать развитию национальной экономики, улучшению качества жизни граждан, укреплению политической стабильности в обществе, обеспечению обороны страны, государственной и общественной безопасности, повышению конкурентоспособности и международного престижа Российской Федерации.

 

На Указ Президента с таким завораживающим названием «О проекте клонирования граждан Российской Федерации», который был не только опубликован в «Российской газете», но и представ-лен самыми рейтинговыми СМИ на следующий же день, в стране почти никто не обратил внимания. Люди были заняты выживанием, решением своих бытовых и семейных проблем, а напрасно, поскольку этот Указ сыграл колоссальную роль в жизни общества, и не только российского. Для очень многих граждан, и не только российских, Указ стал роковым.

 

Для своего очередного делового свидания в Берне они сняли отель Хилтон, да, именно целый отель, потому что они никогда не разменивались на мелочи. Собственно, им нужны были только три номера – естественно, роскошные апартаменты на каждого и специально оборудованные апартаменты для беседы. Диалог встретившихся был, как всегда, краток и хорошо подготовлен.

– Наш прохиндей снова просит денег.

– И хотя его аппетиты растут, но, к счастью, он довольно ловок в финансовых делах.

– Говорит, что без денег частных инвесторов этот его Проект не поддержит российское руководство. Подобное у них называется «государственно-частное партнёрство».

– Красиво! Но ведь уже подписан Указ самим…

– Да! Но мы ведь хорошо знаем этих «эффективных менеджеров», которые всегда готовы отменить собственные решения, не принимая во внимание даже очевидных последствий.

– Да, этого у них не отнимешь…

– С другой стороны, Проект находится в створе нашей генеральной линии на окончательное уничтожение русского государства. Поэтому такой заход нашего пострела весьма оригинален.

– Похоже, надо всё же дать пострелу денег.

– Только следить, чтобы он их не растранжирил – ведь большие деньги у таких легко сносят крышу.

– Ну да, ну да. Однако у нас есть тот, кто может жёстко проконтролировать пострела.

– Имеете в виду леди Цы?

– Да, леди Цы и сэр Го неплохо себя зарекомендовали на практических поручениях.

– В конце концов, мы не так уж и рискуем – эти деньги по нашим меркам не слишком велики.

– При этом в случае успеха Проекта велика вероятность вернуть их сторицей.

– Согласен!

– Итак, деньги надо дать! И направим мы их по нескольким каналам, чтобы наши уши не были видны.

– Как приятно, что мы понимаем друг друга – это так удивительно в наше время. До чего же приятно с вами сотрудничать!

– Взаимно…

Таким образом, каналы «частного» финансирования Проекта заработали...

 

Мода на клона, технические детали

Я ненавижу власть и деньги,

когда они в чужих руках

 

Сияющий как медный пятак академик Скопус технично совместил банкет со служебным совещанием.

В позе какаду, задиристо подняв подбородок, он восседал за своим письменным столом из карельской берёзы. Казалось, руками он пытается обнять стол со всем его содержимым. Прижатые друг к другу вытянутые пальцы рук были сильно напряжены, что указывало на его чудовищную настойчивость в достижении цели, вплоть до непреклонной жестокости.

– Проект пошёл! Да ещё как пошёл! О нём только и говорят на светских тусовках! – твёрдо заявил Скопус.

Однако тут же подал реплику приглашённый руководитель депутатской фракции Госдумы Загоруйский, политический тяжеловес, который как раз прибыл с такой тусовки.

– Чтобы цели Проекта были достигнуты, его должны поддержать широкие массы населения, для чего необходимо Проект сделать модным. А чтобы его сделать модным, следует объяснить народу, что это очень полезно для здоровья, почти бесплатно, и, наконец, статусно.

– Вот именно! Статусно и модно! – поддержала научная дива Валентина. – Мощная основа для этого у нас есть – Указ Президента! На этом фоне надо задействовать все известные технологии воздействия на общественное мнение. Используя сопутствующие моды, сформировать аттракторы моды на клонов, привлекательный образ клона и создать идолов клонирования.

– Современный обыватель достаточно прагматичен, – подхватил её речь Валентин, мужская ипостась святости, – поэтому, может, стоит начать с серии интервью в СМИ, разъясняющих обывателю, о чём идёт речь, какие существуют научные и технические предпосылки, чтобы убедить его в исключительной надёжности всей технологии.

– У нас есть готовые аттракторы моды или, если хотите, ценности грядущей моды на клонов, – это жизнь, точнее, бессмертие, ещё точнее – возможность репетировать собственное существование в этом лучшем из миров бесконечное количество раз. А выбрать за исходный можно любой фрагмент или момент своей жизни. Абсолютно любой! – женская ипостась святости говорила, как по писаному.

– Другая разделяемая всеми ценность – это деньги и собственность, которые клон получает от своего оригинала, а потом и от его родственников, как близких, так и сколь угодно дальних, а именно, тех, которые не соизволили вовремя клонироваться, – продолжал Валентин. – Нами разработана развитая система льгот для клонов – в том числе квартплата, субсидии на питание, почти бесплатное образование и лечение. Это ли не аттрактор новой моды, которая уже становится вожделенной!

– Есть и ещё аттрактор, – добавила Валентина, – это возможность произвольно управлять собственным временем жизни, выстраивая собственные траектории клонирования. В этом случае всегда имеется реальный шанс всё решить заново, а значит, исчезают опасения ошибиться. Мы вообще можем вручить клиенту новую судьбу по его выбору. Захочет стать интеллектуалом – поработаем над соответствующим геном. Если у дамы есть хрустальная мечта стать красавицей – соорудим это для неё. Понадобится – усилим ген богатства – и пациент станет миллионером.

– Но-но, дорогая, поосторожнее! – забеспокоилась мужская ипостась святости. – Это будет пациенту стоить недёшево!

– Ну и, наконец, здоровье, которое мы гарантируем для жизни обывателя – исключение всех болезней! При малейшем намёке на заболевание он всегда может снова клонироваться, используя гибкую систему скидок!

Присутствующие на совещании мужчины, включая руководителя депутатской фракции, почувствовали острое же-лание… клонироваться, и немедленно. Но это было ещё не всё.

– У нас есть и готовый образец моды – это Первый клон. У него популярная профессия, благодаря которой его оригинал совершил подвиг. Всем известно, что он пережил катастрофу в космосе, и это вызывает у народа сочувствие. К тому же, он нравится женщинам. Наконец, это первый «восстановленный индивидуум». Его появления ждали с нетерпением не только учёные, ведущие проект «Вечная жизнь», но и всё человечество. Неплохо бы клонировать для симметрии и его жену, чтобы в качестве идолов клонирования они могли выступать вместе.

– Опять же есть примета, что как только даже бессмысленное поветрие появляется на Западе, его сразу же и с энтузиазмом подхватывают российские верхи, а от них и всё общество, поскольку срабатывает стадное чувство, – сделал необходимое интеллектуальное вбрасывание господин Интерчелов.

– Психологический комплекс копирования всего западного – это не примета, а установленный факт, – подтвердил сочувствующий Проекту господин Загоруйский. – Скажу жёстче: если то новое, что появляется, не имеет пусть даже плохонького аналога на Западе, отечественные чиновники и «сливки общества» полагают это новое ненужным. Поэтому лучше всего, если идея клонирования придёт из США, в крайнем случае – из Европы.

– Я согласен, что быстрее всего рынок в России завоёвывают моды, приходящие с Запада, – сказал Скопус. – С рыночных позиций, на Западе мы располагаем своего рода «нишей», но как достучаться до рынков за рубежом? Входные барьеры мы преодолеем, заплатим кому надо, но что делать с тамошним потребителем? – он считал, что искусство руководителя и заключается в том, чтобы правильно поставить вопросы перед подчинёнными.

– Чтобы заинтересовать в нашем необычном продукте западного потребителя, надо подавать наши технологии как эксклюзив, – господин Интерчелов был признанным знатоком всего эксклюзивного, особенно западного. – Однако для этого придётся действовать не только через их коммерческие структуры, но и дружественные нам общественные организации. И тут нужна широкомасштабная маркетинговая кампания. При этом действо-вать придётся тонко, чтобы не задеть нежные души иностранцев.

– А для этого, – подхватил Загоруйский, – целесообразно разделить технологии клонирования не только аппаратурно, но и территориально. Что я имею в виду? Очень просто. Сканирование надо вести не только на территории страны, где проживает клиент, но и в России, а вот с выращиванием клона иностранца может быть проблема. Вряд ли нам позволят формировать и пробуждать готового клона здесь, в России. Таким образом, возникает много юридических, и политических нюансов, – заключил Загоруйский, которого явно не зря пригласили на это совещание. – Кстати, что из себя представляет зародыш клона и технология его изготовле-ния? Всё это мне должно быть известно, если вы хотите от меня продвижения вашей идеи в Думе!

– Зародыш – это, по-простому говоря, биомасса, или некая субстанция, изготавливаемая по особому рецепту, который, между прочим, является гостайной, – назидательно произнёс Валентин. – Субстанция помещается в биорастворимую оболочку, и получается своего рода брикет размером со спичечный коробок, для крат-кости мы его называем «бризар» (брикет с зародышем). Бризар вставляется в капсулу для выращивания клона, а при подаче энергии начинает расти и увеличиваться в размерах. В процессе роста бризар многократно структурируется по сканам, которые сняты с оригинала, по определённому графику. Когда рост бризара прекращается, можно пробуждать готового клона.

– Понятно! А давайте формировать зародыш здесь, в России, а затем для созревания передавать его в виде бризара в капсуле на родину клиента. Это снизит наши риски, да и значительная часть ответственности будет переложена на клиента, – предложила святая Валентина.

«Да, зародыши – это, безусловно, её тема», – автоматически подумали мужчины. Присутствие святой всегда уводило их мысли в сторону постельных ощущений, впрочем, сильно облегчая переговоры.

– Да, это неплохая идея! – поддержал академик. – И курировать эту часть Проекта на Западе будет Валентина, а на Востоке – Валентин. Однако общий контроль я оставлю за собой. Действуйте! – сказал Скопус.

Присутствующие с финансовым вожделением воззрились на святых Валентинов, понимая, что речь идёт о многомиллардных денежных потоках.

И все дружно подняли бокалы за успех Проекта.

 

Вечность глазами СМИ

Чтоб дело мастера боялось,

он знает много страшных слов

 

Журналисты во главе с рейтинговой ведущей мадам Читковой мгновенно сварганили модное телешоу «Встреча с сенсацией».

Право на его трансляцию приобрели все ведущие телеканалы, притом не только российские.

Реклама шоу кричала: «Шоу должно продолжаться! Ни одна из сенсаций не может сравниться с этой! Учёные остановили Время! Академик Скопус дарит человечеству Вечность! Вы мечтали о Бессмертии? Получите!

Перед человечеством открываются необозримые перспективы!

Впервые и только у нас на передаче!»

Начало шоу обозначило присутствие группы учёных с клоном, созданным по образу и подобию погибшего пилота космического корабля. Возглавлял учёных академик РАН Ринц Хиршович Скопус.

Сначала клону необходимо было задать вопросы на проверку его вменяемости, адекватности и тому подобное. Искренность ответов контролировалась усовершенствованным полиграфом.

Беседу начала рейтинговая телеведущая Первого канала мадам Читкова. Являясь иконой современного стиля, она отчётливо шепелявила. После перестройки стандарты дикторской речи замет-но изменились, если не сказать, что были просто упразднены.

– Если Вы не возражаете, сначала я задам несколько вопросов общего порядка, – как всегда напористо начала ведущая. – Мы хотели бы удостовериться, что имеем дело с прежним космонавтом, который продолжает жить и, конечно же, руководит своими действиями, осознавая себя.

– Спрашивайте! – несколько небрежно произнёс клон. Он отчётливо осознавал себя первым, и даже уже имел планы относительно своей головокружительной карьеры в политике...

– Какая сегодня дата? – строго поинтересовалась мадам Читкова. У экспертов по спине побежали мурашки.

– 17 апреля 2013 года, – уверенно ответил клон.

– Сколько Вам лет?

– Неполных сорок пять.

– Кто Вы по профессии? – вопрос был задан тоном, в котором сквозили интонации подвоха.

– Пилот космического корабля.

– Где Вы живёте? – в этом вопросе послышался личный интерес мадам.

– В Москве.

– Есть ли у Вас жена и дети, и кто они?

– Да, я женат. Моя жена – преподаватель государственного вуза. Старший сын готовится пилотом, младшей дочери шесть лет.

– Вы помните, что с Вами произошла катастрофа и Вы погиб-ли? – задала совершенно бестактный вопрос суровая ведущая.

– Да, – спокойно ответил клон.

– Вы помните, что с Вами произошло во время полёта космического корабля? – телеведущая встала на опасную стезю. Теперь забеспокоился даже академик Скопус.

– Конечно, помню, притом во всех деталях. Разве такое можно забыть?!

– Проявив себя как герой, Вы совершили подвиг. Но если ситуация повторилась бы, то Вы поступили бы так же?

– Конечно, нет! Затягивая с катапультированием, я как командир корабля поставил под угрозу сохранность собранных нами в ходе полёта бесценных научных данных, которые должны были помочь сохранить и продлить жизнь всему человечеству. Ради этой высокой цели я должен был рискнуть жизнью немногих, в том числе и жителей небольшого города.

– Неожиданный ответ, – мадам несколько опешила. – Но, видимо, искренний.

Перед ней лежал вопросник, и, чтобы не пострадал гонорар, за отведённое для передачи время она должна была успеть задать все эти многочисленные вопросы.

– Скажите, а Вы в курсе, что Ваше здоровье и жизнь восстановлены благодаря проекту «Вечность», то есть Вас восстановили благодаря заблаговременному сканированию?

По привычке ведущая начиняла интервью элементами самодеятельности. Академик Скопус с тревогой подумал: «Начинается... Лучше бы ведущим был мужчина, пусть даже и не такой рейтинговый. Мужчина обычно действует по заранее продуманному плану…»

Однако эксперты остановились на особи женского пола, считая, что она будет лучше восприниматься аудиторией…

Впоследствии они оценили вопрос как чрезмерно резкий в сложившихся условиях.

– Конечно, я – клон! – даже с какой-то гордостью сообщил интервьюируемый.

– А как Вы относитесь к своему оригиналу? – продолжала лезть в дебри настырная ведущая.

– Никак не отношусь! – теперь уже с демонстративной гордостью ответил клон.

– Но ведь Ваш оригинал погиб в космической катастрофе, Вы это понимаете?

– Конечно, понимаю. Ведь моё физическое состояние и психические реакции врачами уже тщательно исследованы, – подчёркнуто нейтрально ответил клон.

«Однако и наш парень не промах – ему палец в рот не клади!» – с восхищением подумал Скопус. Он всё ещё не мог поверить, что его первый блин не комом.

– А что Вас лично интересует и привлекает после возвращения к жизни? – сбавила нажим мадам.

– Компьютерные игры, особенно про танки. Удивляюсь тому, что раньше ими не увлекался.

– Что Вы имеете в виду под словом «раньше»?

– Жизнь до клонирования, то есть в физическом теле своего оригинала.

– А Вы это помните?

– Да, и во всех деталях, – без тени сомнения соврал клон.

– А чем бы Вы хотели заняться сейчас? – не без кокетства спросила мадам. Её определённо заинтересовали широкие ноздри клона, указывающие на его уверенность в своих силах и знание, в какой момент надо предпринимать решительные действия.

– У меня давно не было женщины, поэтому я хочу повеселиться с одной или несколькими в большом бассейне, – дерзко ответил клон.

– А как же жена?

– Одно другому не мешает! – оптимистично заверил заново сделанный пилот, уловив игривое настроение мадам.

– А почему в бассейне? – мадам любила психологические подробности, особенно в интимных вопросах. В роли «обезьянки» у неё выступал «кот-баюн» по имени Чит-Ков, поэтому ведущая как бы забыла, что находится на рабочем месте, в студии.

– Не знаю, почему мне так хочется – Вы спросили, а я ответил, – тут все подумали, что интервью, скорее всего, завершено. Даже эксперты.

 

Академик Скопус насупился, понимая, что эфир испорчен, а идея дискредитирована.

– Неужели надо всё вываливать? Смените тему на что-то нейтральное! – скомандовал он. Пожелание заказчика мгновенно передали телеведущей, на такой случай у неё уже были заготовлены нейтральные вопросы.

Однако телеведущая продолжила, излучая благодушие:

– Вы патриот?

– Нет! Да и вообще, я не понимаю этого слова. Я гражданин мира и рационалист!

В контексте сложившейся международной обстановки, западных санкций и импортозамещения, эти откровения в эфире выглядели крайне неуместными.

 

– Прекратите беседу с этим идиотом! – заорал по внутренней связи Ринц Хиршович. Команду передали телеведущей.

Она подскочила, как ошпаренная, и изображение клона на экране исчезло. С трудом сдерживая нервную дрожь, рейтинговая сделала знак операторам о переходе к следующей картинке. Те уже и сами всё поняли. Затем она сказала куда-то в пространство, по-видимому, клону:

– Хорошо, спасибо! Вы сообщили нам много интересного. Теперь отдыхайте.

Главный академик страны принял решение лично выйти на сцену. За ним поплёлся штатный сотрудник проекта «Вечность», профессиональный психолог с говорящей фамилией Путаник, предусмотренный именно для подобных случаев.

Камера застряла на лике академика, который имел вид небожителя, похожего на попугая. К его тени пристроился психолог, который был, как всегда, наготове. Телеведущая заговорила:

– У нас в студии главный герой происходящих событий – академик РАН Ринц Хиршович Скопус. Именно под его руководством коллектив проекта «Вечность» получил первый сногсшибательный практический результат. Ринц Хиршович, позвольте мне от лица руководства Первого канала выразить восхищение Вашим подвигом! В наше непростое время, когда все озабочены лишь зарабатыванием денег, в Вашем лице ещё остались люди, совершающие настоящие прорывы в науке и технике! Глубочайший Вам респект! Мы все снимаем перед Вами шляпу! Ринц Хиршович, позвольте Вам задать несколько вопросов от на-ших телезрителей.

Скопус обозначил своё согласие королевским кивком. Мадам Читкова эмоционально продолжила:

– Это сумасшествие! У нас буря звонков и обращений по всем каналам, особенно по Интернету! Всё происходящее выглядит невероятным! Наши слушатели не могут поверить, что Вам удалось вырастить искусственного человека! Им это кажется мистификацией!

– Это не мистификация, – сдержанно ответил академик, – а реальность, и давайте перейдём к делу.

– Да, уважаемые телезрители! Клон человека – это сенсация! А сейчас, Ринц Хиршович, Вам вопрос по существу: в каком соотношении находятся Ваши исследования с бурно развивающимся научным направлением, в рамках которого выращиваются искусственные человеческие органы?

– Направление по выращиванию органов имеет более чем вековую историю, но особенно значительные успехи были достигнуты в последнее время. Уже создана так называемая «мускульная» ткань, которая реагирует на сигналы, поступающие от нерва благодаря нервно-мышечному соединению, выращенному из клеток мышечной ткани и нейрональных клеток. Эта ткань может быть использована для создания привода в мышцах биороботов и протезах. Более того, биоинженерная мышца оказалась способна к развитию и регенерации, а главное – смогла прижиться после её трансплантации животному.

Довольно интересной представляется и техника выращивания клеток в виде сфероидов в висячей капле. Её вполне можно использовать для культивации клеток сосочкового слоя волосяных фолликулов человека. В виде сфероидов эти клетки растут в более естественном трёхмерном окружении и, взаимодействуя друг с другом, способны заново индуцировать образование волосяных фолликулов в коже человека.

Также учёные из небольшого количества клеток носовой перегородки вырастили хрящевую ткань, которую используют для реконструкции носа и некоторых других органов пациентов.

Имеются и другие положительные примеры. Однако пока препятствием для трансплантации тканей и органов остаётся их отторжение. Поэтому даже при успешной операции пациенту обычно приходится всю оставшуюся жизнь принимать препараты, препятствующие отторжению. Хотя сейчас уже, чтобы сделать трансплантат «невидимым» для иммунной системы, создана культура человеческих эмбриональных стволовых клеток, которые синтезируют молекулы, подавляющие активность Т-клеток. Однако я хочу обратить внимание зрителей на то, что направление трансплантологии концентрирует все свои усилия на создании отдельных искусственных органов, в то время как мы создаём человека заново, при этом оптимизируем его, внося в его организм необходимые корректуры. Таким образом, мы намного опередили эти исследования, – сказал академик Скопус и предложил:

– Но, возможно, сейчас было бы правильным ещё некоторое время посвятить анализу интервью с Первым клоном. А поскольку оно требует профессиональных комментариев, то со мной пришёл наш коллега, профессор Генри Глебович Путаник, эксперт в области политической мифологии, социальной психологии и национальной идеологии. Он вам расскажет много интересного.

И мадам Читкова с видимым энтузиазмом принялась за дело, желая сгладить неприятные впечатления от предыдущей беседы с клоном.

– Профессор, не находите ли Вы, что некоторые ответы нашего Первого клона выглядят несколько неожиданно?

– Возможно, однако я считаю, что некоторая резкость, и даже агрессивность, в его ответах объясняется сильнейшим стрессом, который пережил пилот-оригинал в последние минуты аварии корабля. Поэтому такие ответы и реакции вполне естественны.

– А как выглядит с позиций современной психологической науки проект «Вечность»?

– Центральное место в современной психологической науке занимает загадка множественности субличностей человека. Эта загадка была сформулирована учёными ещё в 60-х годах ХХ века в результате экспериментов по разделению полушарий головного мозга. Например, когда у человека нарушались связи между полушариями мозга, то у него могли образовываться как бы две личности, которые воспринимали мир раздельно и даже вели между собой увлекательные дебаты на разные темы.

– Профессор, поясните, пожалуйста, о чём идёт речь.

– Поясняю кратко. В этом случае человек меняет свои привычки, стиль поведения, мировоззрение и даже навыки… Разные личности проявляют разные представления о мире, по-разному воспринимают окружающую действительность, иногда они даже способны разговаривать друг с другом. При таких переменах внешне мы видим одного и того же человека, но в его физическом теле действуют разные личности. Некоторые учёные называют их субличностями. Такой человек в одной и той же ситуации может вести себя по-разному, то есть его поведение зависит от того, какая субличность активизирована.

– Чрезвычайно интересно! А в чём же кроются причины таких коренных изменений?

– Подобного рода перемены происходят и у нормальных людей при стрессовых для них ситуациях, например, при попадании в новый коллектив, при встрече с незнакомыми людьми, либо в силу внутренних причин – болезней, особого значения нахлынувших воспоминаний и тому подобное, но иногда подобные состояния возникают и по необъяснимым причинам!

– Наши зрители интересуются, возможно, ставя вопрос слишком резко: не являются ли все подобные теории пустыми спекуляциями психологов, не имеющими значения для практической жизни?

– Нет, не являются, потому что это реально происходящие процессы, которые обнаружены наукой. Перемены в поведении современного человека происходят скачкообразно, как будто под управлением триггерной схемы, когда действует то одна субличность, то другая, подавляя остальные. Согласно нашим представлениям, впсихике существует несколько инкорпорированных структур, относительно независимых друг от друга, и в этой связи возникает целый ряд вопросов, а именно: где находятся эти структуры, локализованы ли они, как происходит смена приоритетов, имеет ли смысл последовательность, в которой передаётся управление различным личностям и тому подобное.

– А даёт ли ответы на эти вопросы проект «Вечность»?

– Не вполне. Например, остаётся такой важный вопрос: какая из субличностей человека вселяется в клон? Наиболее разросшаяся или та, которая была приоритетной на момент смерти? Или же под управлением которой человек находился в момент последнего сканирования? А может быть, в клон перемещаются все субличности сразу?

– Вопросы, конечно, интересные и даже шокирующие для непосвящённого обывателя. Но как они решаются в рамках Проекта?

– Психологическая наука исходит из того, что сознание человека присутствует только в его мозге. По-видимому, перенос сознания на цифровой носитель практически разрешает проблему множественности личности человека, интегрируя все эти субличности в новом физическом теле выращиваемого клона.

– Хороший ответ, только, наверное, для обывателя не вполне понятный, однако наше время подходит к концу. Спасибо за интересную беседу, профессор. Судя по буре, поднятой телезрителями, беседа вызвала небывалый интерес. Конечно, из-за ограниченного времени мы не на все вопросы получили ответы. Надеюсь, Вы посетите нас ещё, и мы продолжим беседу в следующих выпусках программы. С вами был академик Ринц Хиршович Скопус, руководитель Проекта «Вечность». Вёл программу профессор психологии, лауреат премии «Молодость», Генри Глебович Путаник.

 

– Теперь нашим зрителям будет интересно узнать предысторию проекта «Вечность». Об этом расскажет Валентина Лисовская, правая рука руководителя Проекта академика Скопуса.

На сей раз Валентина в соответствующей одежде и с гнездящимися на носу очкам без диоптрий изображала научную диву – типичный синий чулок. Она подчёркнуто нудно стала рассказывать:

– Идея создания эффективного и надёжного инструмента, который позволял бы в максимальной степени сохранить и в последующем использовать так называемые тацитные, то есть скрытые и неформализованные знания, которыми располагают выдающиеся люди, у нас возникла спонтанно. Знания великих учёных, крупных политиков, деятелей культуры, организаторов производства, известных полководцев, банкиров и представителей других социально значимых категорий имеют особую ценность для человечества, в частности, потому, что получить их заново представляется весьма затруднительным, если вообще возможным.

В связи с этой идеей перед нами появились следующие задачи технического плана: обеспечить совместимость томографа и 3D-принтера, затем увеличить функциональные возможности томографа и принтера для того, чтобы обрабатывать не трёхмерные, а многомерные биологические объекты, поскольку и человек по своей сути многомерен. В результате обширных исследований мы создали nD-биопринтер.

Затем на основе серьёзной доработки томографа в сочетании с nD-биопринтером мы разработали обширный инструментарий многоуровневого регулярного сканирования организма человека, который позволил извлекать интеллектуальную, эмоциональную, тактильную и другую информацию, накопленную в течение жизни конкретным индивидом. Эта информация сугубо индивидуальна, поскольку обусловлена не только природой индивида, но и особенностями его жизненного пути. И то, и другое, как вы понимаете, уникально. Я, конечно, имею в виду активный отрезок жизни индивида, не рассматривая период его угасания. В те времена наш Проект носил другое название – «Вечные знания».

Впоследствии в связи с существенным расширением наших возможностей вслед за генотипом животных мы расшифровали и генотип человека, поэтому наша задача изменилась. Мы распространили свои исследования сначала на средний класс, а затем на беднейшие слои населения, что было отражено даже в печати.

Сначала мы ориентировались на сохранение генофонда населения, а затем – на продление жизни, поэтому теперь наш Проект называется «Вечность». Чтобы определить оптимальный размер коллекции сканов для окончательного клонирования, мы провели огромный объём научных исследований.

Телеведущая прервала речь научной дивы:

– Наши зрители обрушили на нас шквал звонков и смс-сообщений. Они интересуются, не может ли сканирование повредить человеку?

– Ни в коем случае! – заверила Лисовская. – Наши многолетние наблюдения убедительно доказывают, что никакого вреда эти процедуры организму человека нанести не могут.

– А не могут ли существовать какие-либо скрытые риски для пациента, о которых вы, разработчики, пока ещё даже не догадываетесь?

– Это практически невероятно! Ещё раз повторяю: в наших выводах мы опираемся на результаты многочисленных и многолетних экспериментов, которые проводились первоначально на животных и лишь потом, по мере накопления необходимого опыта и обеспечения повторяемости, на пациентах, не имеющих никаких шансов на излечение обычными методами. Само собой, с их письменного согласия.

– А могут ли клоны иметь потомство?

– Вы слишком много и сразу хотите от нас узнать! Возможно, это будет следующий увлекательный с научной точки зрения и принципиально важный для всех в социальном смысле Проект.

– А вот ещё один интригующий вопрос. Наш слушатель напоминает, что два года назад в прессе промелькнули сообщения о том, что в результате клонирования формируется некое бесполое существо, то есть учёным не удавалось воспроизвести различий между мужчиной и женщиной. Так ли это? Если нет, то что позволило решить эту проблему?

На этот вопрос ответил академик Скопус:

– Да, эта проблема действительно была ключевой и в полный рост стояла перед учёными Проекта примерно два года назад. Даже в экспериментах над животными поведение их копий не соответствовало стандартам поведения самки или самца. По непонятным нам тогда причинам клоны оказывались как бы психологически бесполыми. Подчёркиваю – не физически, а именно психологически.

– Что же позволило учёным разрешить эту проблему? Может быть, какое-то открытие?

– Само по себе это исследование нейрофизиологов выглядело довольно ординарным – его результаты трактовались авторами весьма ограниченно и сводились к объяснению некоторых частных различий между мужчиной и женщиной, однако в контексте нашего Проекта оно приобрело особое звучание.

– Нельзя ли чуть подробнее рассказать об этом исследовании?

– Группа нейрофизиологов из научно-исследовательских институтов РАН с помощью магнито-резонансного томографа изучила связи не только внутри полушарий мозга, но и мозжечка. Оказалось, что у мужчин преобладают связи внутри полушарий, а у женщин – между полушариями мозга. Связи внутри мозжечка устроены прямо противоположным образом: у мужчин преобладают связи между полушариями мозжечка, а у женщин – внутри полушарий.

– Общеизвестно, что левое полушарие отвечает за логическое мышление, а правое – за образное, интуитивное мышление. И что это означает для практики?

– Активный обмен информацией между полушариями объясняет у женщин более развитые их способности к общению, готовность и склонность делать сразу много дел, а также лучшую память. Преобладание связей внутри полушарий, характерное для мужчин, способствует их повышенной концентрации на поставленной задаче, а хорошо развитые связи между полушариями мозжечка – лучшей координации движений и большей ловкости мужчин по сравнению с женщинами.

– Выявленные связи являются врождёнными или формируются по мере взросления?

– Хотя мозг мальчиков и девочек в возрасте от 8 до 13 лет почти одинаков, но уже тогда намечаются различия, которые впоследствии увеличиваются. Эти различия становятся хорошо заметными в возрастных группах от 13 до 17 лет и старше. Как только мы нашли принципиальные различия в мозге мужчин и женщин, то смогли запустить соответствующие процессы формирования физического тела и психики клонов по мужскому или женскому типу. Таким образом, ключевая проблема была решена.

– Борис из Одессы интересуется, что за команда работала над Проектом, чем знамениты её участники, каков их «background»?

В ответ на этот вопрос снова включилась Валентина:

– Как уже было сказано, мы использовали достижения самых разных отечественных и зарубежных научных школ и учёных. А над финальным изготовлением программно-аппаратного комплекса работала большая группа алгоритмистов, программистов и электронщиков в количестве примерно ста человек. – Конечно, Валентина прекрасно знала, что большинство из этой группы примкнуло «по рекомендации». Эти люди, в лучшем случае, были способны вести архивные копии информационных баз, контролировать процессы регистрации в системных журналах да переносить магнитные носители из одного здания в другое. Реальная же работа легла на плечи двух «компьютерных гениев», которых удалось «откопать» через глобальную сеть – Евгения и Степана, выпускников бауманского и физтеха. Только благодаря их креативу и чудовищной работоспособности удалось создать рабочий инструментарий. Но всё это было не для широкой аудитории, как говаривал академик Скопус.

– И, наверное, последний на сегодня вопрос, который задала Аграфена из Хабаровска. Аграфена интересуется, способны ли клоны на настоящую любовь? И будет ли клон любить ту же женщину, что и его оригинал? Или это осталось за пределами внимания учёных?

– Проект «Вечность» предполагает создание не просто точной копии человека, а выращивание по сканам такого же точно человека. И это принципиальный момент. Речь идёт о том, что когда человек из-за возраста, болезней или несчастного случая не способен продолжать своё существование, то благодаря нашим технологиям он снова обретает возможность жить, но уже в виде собственной копии. А это значит, что он будет испытывать все чувства, характерные для его оригинала, в том числе и такое светлое и, наверное, главное в нашей жизни чувство, как Любовь… Что же касается второго вопроса, то, конечно, клон будет иметь некий резонанс с людьми, близкими его оригиналу. Но любовь, пожалуй, одна из наиболее тонких человеческих эмоций, которая предполагает взаимность, поэтому мы, конечно, не можем быть застрахованы от всякого рода «треугольников» и «накладок», но на то мы и люди, чтобы гармонично разрешать подобные ситуации. Вот как-то так…

– Феноменально! – подвела итог передачи рейтинговая веду-щая. – Дорогие телезрители, вы стали свидетелями поистине эпохального интервью, которое дали нашему телеканалу светило отечественной и мировой науки, академик Ринц Хиршович Скопус и его блестящая помощница Валентина Лисовская.


Святые Валентины

Кого хочу я осчастливить,

тому уже спасенья нет

 

Два помощника Скопуса – Валентина и Валентин –находились в состоянии жесточайшей конкурентной борьбы за первенство в профессионализме и исполнительности. Валентина довольно успешно использовала мужские манеры, а Валентин вбил себе в голову, что шеф остро нуждается в тепле, понимании и уюте.

На заре туманной юности Ринц Хиршович, в то время ещё Боренька, познакомился с молодой девушкой, которую звали Цылей, начинающим культурологом. Их любовь длилась всего каких-нибудь полтора месяца, однако Боренька запомнил свою первую взрослую любовь навсегда. В результате появился плод любви, которому дали имя Валентин. Однако будущего академика Бореньку неодолимо манила криминальная романтика, дальние странствия, золото и алмазные россыпи. Ничего подобного супружеская жизнь ему не обещала, поэтому семья не состоялась. Но будучи в глубине своей человеком порядочным, Скопус дал Цыле клятвенное обещание взять в своё время Валентина под своё крыло и помочь мальчику с карьерой.

Валентин ничего особенного из себя не представлял. Окончив какой-то заштатный технический вуз, он особо ничему не научился. Но при этом, несмотря на свой «метр с кепкой», был достаточно уверен в себе, весел, отлично пил водку и охотно выполнял функции курьера.

Когда пришло «своё время», Скопус впервые встретился со своим значительно повзрослевшим сыном. Беглый осмотр будущего подопечного слегка встревожил Ринца Хиршовича, полагавшего себя хорошим физиономистом: на лбу Валентина были отчетливо проявлены косые складки, которые свидетельствовали о явной склонности мальчика к авантюризму и неоправданному риску. «Зато неординарная личность!» – подумал Скопус и задал Валентину один-единственный вопрос:

– Как Вы оцениваете своё материальное положение?

– Оно достаточно для того, чтобы попробовать всё, однако не позволяет мне злоупотреблять! – ответил правдиво, насколько смог, «метр с кепкой».

– Материально мы вас поддержим, а вот злоупотребление всегда приводит к патологии, – подвёл итог смотринам академик.

С тех пор в качестве помощника Скопуса Валентин чувствовал себя просто как у Христа за пазухой.

Валентина имела другое неоспоримое преимущество: она гордо выполняла для академика функции «ночной мамы», которая, как известно, побеждает маму «дневную». Проще говоря, Валентина была любовницей академика, которая успешно выдерживала жёсткую конкуренцию со стороны профессионалок – дам света и полусвета, откровенно домогавшихся будущего властителя мира. Укрепляя положительные чувства разностороннего академика к себе, она даже наладила ему регулярные поставки из Одессы де-вочек-подростков, с которыми знакомство у академика было всегда бурным, но кратким.

Академик Скопус, будучи известным ценителем всего того, что имеет природное происхождение, вместо «Виагры» пользовался… пчёлами. Один укус пчелы в причинное место значительно увеличивал его в размерах, и академик чувствовал себя половым гиган-том. Для подобных целей он даже держал своего пчеловода. Ско-пусу вообще, как многим людям маленького роста, была свойственна симпатия ко всему огромному.

Однако Валентина страдала нимфоманией и, не скрывая этого, постоянно требовала увеличения количества пчёл. В один прекрасный момент Скопус понял, что находится на грани полового истощения, но неожиданно пришло спасение.

Ассоциация гейш России предложила сотрудничество на постоянной взаимовыгодной основе: клонирование в обмен на бесплатное обслуживание участников команды Проекта. Даже женская часть Проекта не смогла возмутиться подобным предложением, потому что и женщинам эта ассоциация предоставляла напрокат мужчин требуемого возраста и физических кондиций. В результате инициатива встретила бурную поддержку, а Скопус снизил количество пчёл до одной. Отдельным пунктом договора было предусмотрено право первой ночи академика со всеми выращенными двойниками гейш. Такой эффект новизны приятно дополнял удовольствия сексуального романтика.

 

По мнению Валентины, академик слишком часто отвлекался на клонов гейш, поэтому она, в конце концов, почувствовала измену с его стороны. В подобные моменты Валентина обращалась за моральной поддержкой к своей лучшей подруге Цыле Восхитительной.

В узких кругах Цыля имела репутацию обольстительной авантюристки, неистощимый и креативной выдумщицы, не стесняющейся в средствах и умеющей поразить в самое сердце практически любого мужчину. Злые языки утверждали, что Цыля окончила Институт культуры (Кулёк). Но сама Цыля считала это клеветой, утверждая, что на самом деле она выпускница филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. А это именно факультет невест. Кстати, за мужчин она считала исключительно лиц, которые имели состояние как минимум миллиард евро, в крайнем случае – долларов. Остальных особей мужеского пола Цыля рассматривала исключительно как технический персонал.

Её неоспоримое превосходство над Валентиной крылось в том, что свою карьеру Цыля построила, избежав выступлений в стрип-баре, а цена её взаимоотношений с мужчинами намного превышала знаковую для Валентины сумму в 500 долларов.

Впрочем, нельзя не заметить, что за годы знакомства с академиком самооценка Валентины значительно выросла…

Особым предметом гордости Цыли было то, что она не скрывала своего возраста. Валентина же ещё не постигла смысла выска-зываний известного англоязычного мастера парадоксов, который ещё в прошлом веке уверял, что женщине, которая не скрывает своего возраста, нельзя доверять тайны, потому что она непременно разболтает их. Как мы увидим в дальнейшем, англоязычный не ошибался.

…В одном из столичных ресторанов у Цыли с незапамятных времён был забронирован отдельный кабинет – Восхитительная любила его за многофункциональность. Там они и встретились. Цыля с удовлетворением отметила, что учёная дива делает большие успехи на пути привыкания к восхищённо-эксплуататорскому вниманию со стороны мужчин и вполне научилась извлекать из него не только материальную пользу. А ведь это главное в жизни женщины.

– Академик обещал сделать меня счастливой, но предал! А я отдала ему свои лучшие годы! – безутешно рыдала Валентина. – Он увлёкся правом первой ночи с искусственными гейшами и на меня совершенно перестал обращать внимание! А так хочется хоть капельку тепла и роскоши! – почти по-настоящему всхлипывала научная дива.

– Жаль! А я была уверена, что ты вечно сможешь удерживать нашего шалуна, потому что ты всегда умела восхищаться худшим, что в нём есть.

– Но ведь и этому именно ты меня научила!

Каждая из подруг задумалась о своём. Цыля вышла из ступора первой.

– А твои теневые поклонники не в состоянии смягчить ситуацию?

– Не в состоянии! С ними – просто физиология, а с академиком у нас была настоящая любовь!

– Любовь? – изумилась Цыля.

– Да! Он ведь выкупил меня за лям бакинских!

– Да, это действительно любовь, – задумчиво подтвердила Цыля, понимая, что девочка завысила сумму выкупа раз эдак в сто, а влюблённый академик явно переплатил. – К тому же, он забросал тебя королевскими подарками. Ведь ты теперь магнат подпольного клонирования! А чего стоит обещанный тебе чёрный бриллиант!..

– Обещал – ещё не значит женился! – резонно заметила Валентина.

– Милая моя, сделай скидку на возраст! Он же пожилой человек!

– Пожилой-то пожилой, но ведь это не даёт ему права манипулировать мной! – отрезала оскорблённая Валентина.

– И чего же ты хочешь? – поинтересовалась Цыля.

– Я хочу ему отомстить! – запальчиво ответствовала Валентина, которой мстительность раньше не была свойственна. – Только не знаю, как этого достичь.

– Ну, давай подумаем… Ты хочешь ему отомстить по-женски, чтобы месть пришла со стороны его половой жизни?

– И да, и нет! Для него самое дорогое – это Проект. Поэтому я хочу, чтобы что-то произошло именно с Проектом. И чтобы академик знал, кто это устроил, но не мог доказать, – вынесла свой вердикт Валентина.

– Да, замысел понятен, понятна и поза. Ты становишься опасной для своих поклонников, моя девочка. Хорошо, я поразмышляю. А теперь мне надо выдвигаться на деловое свидание.

И Цыля начала забрасывать в сумочку свои многочисленные мобильные аппараты.

– Пока-пока!

 

Будущий академик нашёл Валентину во второсортном мужском клубе в Одессе, когда перестройка уже была в разгаре. Боренька с братвой кутили на югах, празднуя серию удачных налётов на инкассаторов. При входе в знакомое заведение его охватил рыбацкий трепет, и будущий академик подумал: «Ловись рыбка большая и маленькая». Как впоследствии оказалось, легкомысленно подумал. В кратковременной беседе с будущей научной дивой Боренька с интересом ознакомился с её личной драмой.

Ещё в школе девушка на уроках химии слишком увлекалась мультивалентностью, которая и привела её прямиком к проституции. Затем её парень оказался альфонсом. Он обещал бедной девушке взять её с собой в Буэнос-Айрес, если она заработает полмиллиона долларов, без которых там просто делать нечего. Девушка работала, не покладая… рук, уже третий год, и хотя чистая прибыль от её бурной деятельности перевалила уже за миллион, но этот альфонс не торопился с выполнением своего обещания.

В то время Валентина выступала под оригинальным сценическим псевдонимом «мадемуазель Тина». Как наиболее востребованная девушка борделя, она могла сама выбрать себе псевдоним. Посе-тители оценивали псевдоним как весьма эротичный.

Валентина произвела на академика впечатление норовистой кобылки. В переливающемся блёстками бикини она была очаровательна. Девушка ещё не вполне привыкла к восхищённо-эксплуататорскому вниманию мужчин, однако уже могла извлекать из него значительную материальную выгоду. К моменту её появ-ления компания Скопуса была уже хорошо разогрета спиртным и всё чаще бросала взгляды в сторону шеста. Мужчин особенно возбуждали вывернутые наружу полные губки, откровенно жаждущие грубой ласки, бездонные глаза и бритый затылок Тины.

Господин Интерчелов квалифицированно заключил:

– А она явно не кротка! Полагаю и настаиваю на том, чтобы отказаться от сомнительного разнообразия в пользу традиционного единства и остановить свой выбор именно на этом экземпляре, –среди коллег он заслуженно пользовался репутацией знатока сексуальных изысков, поэтому с его мнением считались.

 

Оторвавшись от шеста, мадемуазель Тина рядом со столиком исполнила зажигательный танец, затем, не спрашивая разрешения, ловко запрыгнула на стол, сорвала с себя полоску материи, слегка прикрывающую бюст, и продолжила танец уже «topless».

Во время танца метрдотель любезно предоставил компании рекламные буклеты, в том числе информирующие о том, что за 500 долларов можно получить в полное распоряжение не только любую девушку, но также и любого сотрудника клуба на всю ночь.

– Неужели любого? – не поверили мужики.

– У нас полная демократия, поэтому абсолютно любого, без исключений, – подтвердил метр, и компания остановила свой выбор на Тине.

А далее кто-то непререкаемо-угрюмый начал твердить в голове развеселившегося Скопуса, чтобы он взял Тину себе. «Но ведь она же проститутка?!» – пробовал возражать он. «Ну, тогда пеняй на себя!» – мрачно проговорил голос, и Скопус понял, что после этих слов его существование в физическом мире может быть закончено. В страхе он пролепетал: «Всё, я понял, понял, она будет со мной всю оставшуюся жизнь!»

А затем будущий академик провёл с девушкой небольшое собеседование.

– Вы лесбиянка?

– Нет, юрист, – скромно ответствовала актриса. В это время она как раз сдавала выпускные экзамены в полулегальном задрипанном коммерческом вузе, гордо державшем марку московского филиала. Говоря, Тина изящно изогнулась, и её безукоризненная попка произвела на будущего академика такое впечатление, что у него потекли слюнки, а лепесток воли дрогнул и более не желал отпус-кать внимание своего хозяина.

– Искусство – это страшная штука, – сказал будущий академик и благородно, не торгуясь, выкупил Тину у альфонса за двадцать тысяч долларов. Скопус пообещал увезти её в Бразилию после завершения Проекта и покорения всего мира. Впрочем, ожидаемого эффекта от его слов не получилось, потому что бедная девушка решила, что её ждёт другой бордель, только без сцены, поэтому сначала даже попыталась отказаться.

– Дура, большинство ждёт всю жизнь таких предложений, – весомо сказал будущий академик. – Впрочем, теперь ты – моя собственность, поэтому я могу тебя ни о чём не спрашивать. Даю тебе пятнадцать минут на сборы, и бери только самое необходимое!

…Молодая пассия с самого начала буквально изнуряла академика мелкими просьбами, мольбами и поручениями. Однако со временем она поняла, что надо просто хотеть и почаще попадаться ему на глаза, тогда всё сделается само собой.

…Сейчас научная дива хотела «Карлофф Нуар», решив, что чёрный бриллиант предназначен именно для неё, и она почти искренне в это верила.

Итак, приглашения разосланы, несколько бочек эксклюзивных вин и несказанно древнего коньяка из собственной коллекции академика распечатаны, повар колдует над невиданными продук-тами, прибывшими из разных концов света. Исполняя спецзаказ, группа гейш удвоенной численности осваивается в спальнях, а охране дана команда «в ружьё». Скопус кликнул своего штатного пчеловода:

– Отбери пчёлок посвежее, и чтобы был запас.

Всем своим видом пчеловод продемонстрировал вдохновлённость оказанным ему высоким доверием, на фоне чего его сутулость стала менее заметной.

– Сегодня великий и знаменательный день, – констатировал академик. – Отпразднуем его «по полной».

– Всё будет сделано в точности, как вы любите, – пчеловод привычно вытянулся «во фрунт» и вдруг, к немалому удивлению академика, позволил себе неуместную ремарку:

– Давненько мы не праздновали «по полной»!

– Ладно, иди к своим пчёлкам, – усмехнулся академик – с некоторых пор приготовления для него стали значить даже больше, чем результат.

 

В радиостудии

Мы называем это жизнью,

а это просто список дел

 

– Мы продолжаем серию передач, посвящённых проекту «Вечность», – объявил ведущий. – У нас снова в гостях руководитель Проекта, академик Ринц Хиршович Скопус. Уважаемый Ринц Хиршович, как относились древние к идеям, которые подобны заложенным в проект «Вечность», и каков взгляд современной науки на эту проблематику?

– Учёные давно находятся в поиске «фонтана молодости» или «эликсира», то есть «рецепта вечной жизни». Лекарство от старости – это сокровенная мечта человечества и поистине Святой Грааль для современной медицины. Поэтому геронтология, то есть наука о старении, становится всё более востребованной. Медицина и геронтология имеют реальные успехи лишь на пути продления молодости и увеличения средней продолжительности жизни, при этом большинство нейробиологов отвергает даже теоретическую возможность бессмертия. Мы же предлагаем кардинальное решение проблемы. Однако есть одно «но».

– И в чём же состоит это «но»? – выразил живейший интерес ведущий.

– В господствующих ныне религиозных представлениях, – кротко ответил академик.

Ведущий несколько опешил…

– Дело в том, – ещё более кротко продолжил академик, – что идеология всех существующих в мире религий постулирует невозможность бессмертия. Такое ложное представление стало одним из наиболее прочных стереотипов современного человека. Однако наука на этот счёт имеет принципиально иную точку зрения.

– В чем же она состоит, уважаемый Ринц Хиршович? – заинтересованно спросил ведущий.

– Теоретическую основу проекта «Вечность» составляет разработанная мною в самом начале третьего тысячелетия и по достоинству оценённая Нобелевским комитетом «Общая теория универсального интеллектуального доступа». Теория опубликована и широко обсуждалась учёными не только нашей страны, но и во всём мире.

– Не могли бы вы в доступной форме разъяснить эту теорию?

– Враги человечества – это время и болезни. Мы нашли способ остановить время и получить в своё распоряжение вечность. Остановив время, мы многократно увеличили эффективность усилий в борьбе с болезнями. Проблему наращивания биомассы человечества мы также решили, исключив слишком большой разрыв в существовании, который ставил под угрозу преемственность интеллектуального развития и эмоциональных реакций будущего клона.

– А что дало импульс началу ваших практических экспериментов? – этот вопрос был согласован с интервьюируемым.

– Эту роль, несомненно, сыграло эпохальное открытие в области генетики, сделанное группой шотландских учёных во главе с доктором Иваном Виллмутом. Создав овцу, представляющую пол-ную копию своей матери, они получили положительные результаты в клонировании млекопитающих. Проведённый учёными эксперимент прост, как и всё гениальное. Из вымени взрослой овцы была взята одна-единственная клетка и в течение шести дней выращивалась в лабораторной культуре. Одновременно у другой овцы они изъяли неоплодотворённую яйцеклетку. С помощью электрического разряда клетку донора как бы сплавили с «пустой» яйцеклеткой, которая таким образом восприняла чужой генетический код, и затем это образование поместили в матку третьей овцы, которая и послужила суррогатной матерью для клона… Возможно, вы даже помните этот случай с овечкой Долли.

– Овечка Долли… наверное, что-то я слышал... Но тогда я был ещё слишком молод… А с чего вы начали свои эксперименты?

– Экспериментальные мероприятия мы начали с известной и всеми любимой мушки дрозофилы. Однако, долго не зацикливаясь на мушке, перешли к мышам, кроликам, а затем и к обезьянам. Интересный материал нам предоставили альтруистически настроенные бомжи, завещавшие нам свои тела после смерти. В этих завещаниях имелось разрешение на уничтожение пробных клонов в случае неудачи.

А вот уже сегодня наши технологии находят практическое применение по отношению к наиболее ценным для человечества людям – ведущим учёным, пилотам космических кораблей и крупнейшим политикам. Конечно, эти люди дали нам своё письменное согласие, а также возможность записать их генетический код с последующими контрольными замерами.

– А этично ли вообще говорить о том, что одни люди более ценны, а другие – менее?

– Тут вопрос не этики, а практики выживания человечества, а также более счастливого существования наших потомков. Что для нас более важно: комфортное существование отдельного человека или благополучие человечества в целом? Жизнь одного человека или жизнь всего Человечества? Как ни трудно на эти темы рассуждать, но деятельность отдельных людей и даже целых их категорий, оказывается, имеет очень важное значение для человечества, их-то мы и называем особо ценными, и дело здесь даже не в терминологии.

– Значит, в выигрышном положении снова оказывается так называемая элита общества – политики, олигархи, чиновники, круп-ные бизнесмены и так далее? – пытался сопротивляться ведущий.

– А вы не находите, что именно эти люди в большей степени и рискуют собой?

– Неужели же клонирование сопряжено с риском? – искренне удивился ведущий. – А Вы нас убеждали, что всё многократно проверено, испытано и отработано!

– Хоть риск и минимален, но всё-таки он есть, хотя бы из-за того, что постоянная эксплуатация оборудования только начинается, то есть у нас пока мало опыта его использования.

– Вы хотите сказать, что наши олигархи жертвуют собой во имя счастья человечества?

– Возможно, но с этим вопросом обратитесь к ним.

– Зрители также интересуются, насколько точно ваше оборудование воспроизводит клонируемого человека? И ещё более острый вопрос: этично ли создавать копию человека, которая, возможно, не совсем точно воспроизводит его? Не возникнут ли в связи с этим новые, более опасные риски?

– Конечно, в создаваемой модели гражданина мы отражаем его генетику и предрасположенности. Записи также позволяют нам фиксировать важнейшие моменты его жизни, изменения в организме и направленность развития. Конечно, пока невозможно отцифровать всё. Например, нюансы человеческих эмоций при любовании природой или состояние страха перед серьёзной хирургической операцией. Но это дело будущего, потому что точ-ность нашей модели постоянно увеличивается.

– Вы ведь понимаете, что в такое неспокойное время, как сейчас, любое новшество вызывает у людей опасения. Возможно и небеспочвенное предположение, что клонирование может быть использовано для простой наживы. Например, персонал Проекта может произвольно изменять параметры физического тела буду-щего клона, а затем шантажировать этим оригинал. Или встроить в клон какие-то структуры, чтобы в дальнейшем управлять им.

– Любые злоупотребления при клонировании исключены. Сотрудники проходят глубокую проверку и жесточайший отбор. Все операции осуществляются под моим личным контролем и снимаются на видеокамеру. Лицензированное оборудование в любой момент может быть подвергнуто ревизии, а аппаратура при попытке несанкционированного вскрытия самоуничтожается.

– Уважаемый Ринц Хиршович, благодарю Вас за чрезвычайно интересную информацию. Надеюсь, наша обширная аудитория удовлетворена полученными ответами, – подвёл итоги ведущий. – Но в заключение хочу сказать, что некоторые учёные и специалисты высказывают не только сомнения в Проекте, но и резкие возражения. Они считают, что копия не может быть тем же самым человеком, да и вообще человеком. В любом случае это будет нечто иное. А другая сущность, полученная с помощью клонирования, возможно, даже будет опасной для человечества. Однако вы слышали, что руководитель проекта «Вечность» академик Скопус с негодованием отвергает подобные предположения и версии.

Уважаемый Ринц Хиршович, благодарим Вас за участие в на-шей передаче.

А сейчас – «Новости».

 

В Госдуме

В народ ходили депутаты

лишь только по большой нужде

 

Проблема клонирования обсуждалась в Госдуме весьма активно. Были отложены все менее важные вопросы, в качестве которых были признаны вообще все вопросы. Депутаты напористо сближали позиции, выявляя скрытые симпатии и антипатии. И как только начал формироваться консенсус, на серьёзные недостатки Проекта обратил внимание депутат Загоруйский:

– Предположим, люди станут жить вечно! Сразу возникает целый ряд вопросов, которые требуют разрешения, возможно, даже на законодательном уровне. Как в этом случае продвигаться по жизни и делать карьеру молодёжи?! И как будет себя чувствовать вечный лаборант, работающий под началом вечного зав. лабораторией? Или вечный референт вечного министра? В результате появятся вечные ученики, вечные стажёры и вечные помощники. И это будет действовать жёстче, чем всем известная мудрость жизни: «Генерал тоже имеет сына».

Указанные обстоятельства будут иметь важные последствия социального, экономического и политического порядка. Каждый человек по природе имеет право на развитие и совершенствование, в том числе и на повышение своего социального статуса. Массовое клонирование поставит это право под сомнение, то есть резко сузит возможности индивида воспользоваться этим правом. При этом низшие социальные слои вновь окажутся в ущемлённом положении, поскольку они постоянно будут воспроизводиться как представи-тели низов общества, да ещё и за их же кровные. Возможно даже, что некоторые наши умники и хитрованы захотят без особых затей множить их число – из одного рабочего делать сразу несколько, а из одного инженера копировать штат конструкторского бюро – экономя при этом на обучении, социализации и так далее. И не захочет ли в один прекрасный момент государство сэкономить на выращивании и подготовке новых уникальных специалистов практически во всех отраслях, в том числе и в вооружённых силах? Например, за короткие сроки создавать полностью укомплектованные взводы, роты, батальоны, и полки! Конечно, это ведь удобно: надо решить какой-то вопрос, и сразу выращивается группа исполнителей для его решения! Но куда их девать после решения вопроса? Такая ситуация может, в конце концов, привести и к социальному взрыву!

Как полагает наша фракция, выход следует искать в справедливом распределении затрат на клонирование между личностью, корпорацией и государством. Например, мы предлагаем освободить от расходов на собственное клонирование всех лиц рабочих специальностей, поскольку эти расходы следует рассматривать как неизбежные издержки на поддержание процес-сов, в которых кровно заинтересовано всё общество. И наоборот, все, кто заняты в непроизводительных отраслях, пусть сами оплачивают соответствующие расходы.

Озвученную мною позицию фракции предлагаю вынести на обсуждение парламента и принять необходимый закон. Наша фракция готова взять на себя подготовку соответствующего проек-та – разумеется, совместно с профильным Комитетом, – и, вздохнув, Загоруйский сошёл с трибуны, соображая, то ли он сказал, что надо было, и не напрасно ли он это озвучил.

В поддержку Загоруйского выступил глава партии пенсионеров Дзурикеллов:

– Население страны быстро стареет, Пенсионный фонд изнемогает от небывалой финансовой нагрузки, а массовое клонирование стариков почти вдвое увеличит долю пенсионеров. Не следует ли законодательно ограничить возраст клонируемого, чтобы клон мог трудиться на благо родного государства и общества хотя бы ещё десять, а лучше – и все пятнадцать лет? Тогда и пенсионный фонд немного подрастёт. А пенсионеры – это ведь непроизводительная часть общества, то есть обуза, поэтому надо ориентироваться на официальные установки Правительства, которое даже для чиновников высшего уровня установило максимальный возраст в 45 лет, которым и надо ограничить клонирование. А остальных… и прежде всего, пенсионеров… как это говорится в страховых фирмах… пустить на доживание.

Фракция коммунистов отбивалась из последних сил:

– Скоро нами будут руководить дети, – возмущался немолодой уже руководитель фракции. Некоторые политики ласково величали его «дядя Сю», намекая, возможно, на его китайские корни. Впрочем, своевременному пополнению коллекции сканов собственной персоны он уделил достаточно внимания.

Их поддержали справедливороссы, хотя и подозрительно вяло, спросив:

– А что будет, если произойдёт компьютерный сбой? Ведь Проект охватывает уже почти всю элиту общества, и поскольку мы всё больше зависим от Проекта, то и будущее страны мы ставим в зависимость от компьютерного сбоя! А это чрезвычайно опасно! Отдавая будущее страны в руки участников Проекта, мы даже не знаем, кто эти люди. Коммуникации с ними ограничиваются уважаемым академиком и специалистом по связи с общественнос-тью. Вот и всё! А вдруг среди них окажется злоумышленник?! Кстати, просим заметить: для успеха Проекта его участники в нравственном отношении должны быть намного выше не только среднего гражданина, но и любого представителя элиты! Надеемся, вы это понимаете?

– Все участники Проекта прошли жесточайший отбор, в том числе и по критериям нравственности и морали, – защищался Скопус.

– Морали – да, особенно если Вы имеете в виду мораль проекта «Вечность». А вот насчёт нравственности позвольте усомниться!

Будто не слыша последних слов депутата, Скопус продолжил:

– Кстати, прошу уважаемое собрание обратить внимание на то, что в обсуждаемый закон необходимо включить положение, согласно которому согласия родственников на клонирование не требуется. И это необходимо сделать именно в интересах безопасности государства.

Остальные фракции предпочли жонглировать аргументами, выжидая, чья позиция возобладает.

Законодательный и исполнительные органы, разъясняя свою позицию, обменялись несколькими искромётными письмами с грифом секретности для защиты этой переписки от чрезмерно любознательного электората. В конце концов большинство фрак-ций Госдумы оказалось на стороне пенсионеров, тогда как позиция Правительства склонялась к торжеству молодёжи.

На экстренном заседании Правительства было решено создать плотно-ориентирующую обстановку жёсткого лоббирования своей позиции.

Уполномоченные гонцы из Управления делами Президента занялись подготовкой правильных результатов голосования. Новички, ожидающие депутатские квартиры, сдались сразу, без боя. Уже получившие квартиры, но не располагающие ещё служебными автомобилями сопротивлялись больше для вида. Некоторым аксакалам пришлось пообещать приватизацию их служебных квартир, а новая дача и новый автомобиль прилагались. Пытавшиеся дискутировать были легко сломлены реальной перспективой остаться без квартиры, дачи и автомобиля. К тому же, всё это надо было периодически ремонтировать, а кто же хочет ремонтировать эти необходимые для законодательного процесса блага без эквивалентной компенсации?! Поэтому значительная группа перенервничавших депутатов пошла на нарушение партийной дисциплины, дружно и окончательно перейдя на сторону Правительства. Таким образом, уже можно было проводить голосование, хотя несколько неопределившихся самородков, поднаторевших на торговле своими голосами, пока ещё болтались без принятых обязательств, но они уже «не играли рояля».

Всё дело портили сами пенсионеры. Как все нормальные люди, они упрямо желали клонироваться. Выходя на демонстрации, они подключали Уполномоченного по правам человека, омбудсменов и даже Уполномоченного по правам геев. Хорошо, что пока ещё не существовало специального Уполномоченного по правам этих самых пенсионеров.

Традиционно в роли искусного провокатора выступали СМИ, обвинявшие Правительство в отсутствии патриотизма и должного уважения к старости. В Интернете произошла серия виртуальных взрывов, по своим разрушительным последствиям сравнимых с атомными. Появились упорные слухи о близящейся новой кампании по борьбе с коррупцией в Государственной Думе. Одного из наиболее шумных молодых коммунистов прихватили с поличным на взятке, не затягивая, осудили и для начала дали условный срок. Эксперты небезосновательно заподозрили даже готовящуюся цветную революцию под соусом ущемления пенсионеров в их конституционном праве на клонирование.

Комитет Госдумы по законодательству предложил поставить перед руководством Проекта задачу поиска способов омоложения человеческого организма в результате клонирования.

По означенному вопросу академик Скопус напросился на выступление в стенах Госдумы. Он внёс ясность и разрядил накалившуюся обстановку, сказав:

– Мы провели ряд исследований, направленных на поиски возможностей омоложения человеческого организма в ходе процедуры клонирования. Эти исследования оказались небезуспешными. Основную идею нам подсказали медузы Turritopsis nutricula. Эти медузы малоизвестны науке и, тем более, широкой публике. И хотя они имеют довольно невзрачную внешность и весьма скромные размеры – в пределах пяти миллиметров в диаметре, но зато обладают невероятной способностью управлять своими генами. В случае опасности или при тяжёлых условиях внешней среды они отбрасывают щупальца и возвращаются к «детской» стадии существования в виде личинок, как бы начиная тем самым жизнь заново. Личинки затем превращаются в полипы, из которых снова появ-ляются молодые медузы. Первым этот эффект обнаружил италья-нец Фернандо Боэро, а мы лишь продолжили его наблюдения в нужном для нас ракурсе. И, проследив энергетическую составля-ющую превращений, мы нашли способ искусственно стимулировать аналогичные процессы в человеческом клоне.

Депутаты встретили сообщение академика овацией и стоя.

В результате всеобщими усилиями было найдено компро-миссное решение: пенсионеров омолаживать до 55 лет, лишая их пенсии, при этом увеличив пенсионный возраст на десять лет, без скидки на гендерные различия. Объявили также мораторий на клонирование трудовых мигрантов и вообще всех иностранцев. А коммунисты под шумок подвели под эту позицию и лиц с двойным гражданством (чтобы без нужды не засорять общество иностран-ными агентами). Да здравствует консенсус!

Эйфорию от успеха лишь немного омрачил небольшой скандал, который возник вследствие того, что Управделами Президента категорически отказал депутатам исполнять выданные им ранее авансы, сославшись на сообщение академика, которое кардинально изменило ситуацию. Депутаты, посчитавшие себя обманутыми, напирали на то, что, поддерживая Правительство своим согласием, они рисковали положением во фракции, поэтому их позиция должна быть вознаграждена. Однако все их потуги были напрасны. Не помогло и их обращение к Главной башне Кремля, которой государственные деньги оказались дороже.

Общественность восприняла происшедшее в целом позитивно. Такое решение поддержали даже старушки, которые быстро разобрали палаточный лагерь напротив здания Думы. Им осталось только добиться права на отказ от эвтаназии, хотя некоторым не очень-то этого и хотелось. А что касается отобранной пенсии, то ещё не вечер…

 

В телестудии

Была такою страшной сказка,

что дети вышли покурить

 

Зрители обратили внимание на то, что академик Скопус даже в ответ на удачные шутки своих оппонентов ни разу не улыбнулся. Телеведущая Читкова поинтересовалась:

– Ринц Хиршович, зрители интересуются: умеете ли Вы улыбаться?

Свой нетактичный вопрос-шпильку она в последний момент, как могла, постаралась смягчить очаровательной гримасой, неплохо имитирующей искомую улыбку. Скопус недоуменно шевельнул бровями и ответил:

– Конечно же, умею, но обсуждаемый вопрос слишком серьёзен, чтобы тратить бесценное время на улыбки и другие подобного рода бессмысленные танцы…

Всё-таки не хватило у главного академика страны влияния, чтобы вытеснить идола телевидения Читкову с самой рейтинговой программы под названием «Вне времени». Не помогли даже звонки из бюрократических инстанций и давление со стороны крупнейших рекламодателей. Впрочем, мадам оставили на её посту «до первого нарекания». Её такой результат явно устраивал.

– Мы так и думали… В адрес редакции поступило огромное количество писем, не говоря уже о коротких сообщениях и вопросах, направляемых через Интернет. Один из вопросов звучит так: «Не могли бы Вы осветить использование nD-биопринтера в технологии клонирования?»

– Это действительно важный момент. Дело в том, что nD-биопечать имплантантов из различных биосовместимых матери-алов практикуется достаточно давно. Что же касается биопечати органов, известны были только отдельные прецеденты. Ситуацию кардинальным образом изменили результаты, полученные сотрудниками ФИАН.

– ФИАН – это Физический институт РАН? – уточнила мадам.

– Да, именно. Так вот, три года назад учёные ФИАН разработали потрясающую технологию послойного синтеза объёмных изделий из никелида титана, которые предполагалось использовать не только в качестве имплантантов, но и для адресной доставки лекарств, а самое главное – в качестве матрикса в тканевой инженерии, то есть в качестве каркаса для выращивания утраченных тканей непосредственно в живом организме.

– Как же это возможно? – мадам действительно заинтересовалась.

– В поры матрикса технологично вносятся клетки пациента, из которых и начинает расти ткань. Таким образом, матриксы вживляются в новые структуры.

– А что такое никелид титана?

– Никелид титана, или нитинол, всегда считался наиболее перспективным материалом для имплантантов и матрикса. Дело в том, что нитинол не только биосовместим, но и суперпластичен. Он обладает эффектом памяти формы и чрезвычайно высокой коррозионной стойкостью.

– Невероятно! – с придыханием вставила мадам.

– Это ещё не всё. Наши учёные разработали новейшую технологию селективного лазерного спекания. Используя данные компьютерной томографии, мы сначала получили беспористые имплантанты, а затем и матриксы с контролируемой пористостью.

– И что это значит? – мадам уже совершенно потеряла нить рассуждений.

– Это значит, что, меняя дизайн поровых каналов, можно интенсифицировать прорастание тканей в матрикс. Возможно также увеличить площадь соприкосновения, а вместе с ней и механичес-кую прочность соединения между имплантантом и костью. А насыщая пористые каналы лекарственными препаратами, мы можем активизировать вживление, предотвращая некроз клеток.

– Как всё непросто! – снова изумилась мадам. – При создании технологии вы, наверное, столкнулись с громадным количеством сложностей?!

– Вы правы! До нас синтез объёмных изделий из нитинола не находил практического применения из-за трудоёмкости процесса.

– Процесса… – как эхо повторила мадам.

– В тех редких случаях, когда изделие всё-таки удавалось получить, оно требовало длительной и весьма дорогостоящей последующей термообработки, чтобы избежать деформации, трещин и разрывов в объёме при остывании.

– При остывании… – снова задумчиво повторила мадам.

– После многочисленных экспериментов мы всё-таки нашли оптимальные условия получения изделий из нитинола, которые не требовали последующей доводки. Теперь я уже не открою большого секрета, сказав, что размер пор такого материала для успешного прорастания стволовых клеток должен быть соизмерим с размерами самих стволовых клеток. Упомянутый мною эффект памяти нитинола наши физики использовали для создания объёмной трансформируемой матрицы, обеспечивающей процесс формирования тела клона. Будучи точной копией человека (хотя и с возможностью коррекции) во всём аппаратурно доступном диапазоне частот, включая все известные науке вещества и поля, клон может существовать самостоятельно только после запуска в нём процессов обмена, и внешнего, и внутреннего. ND-биопечать позволяет избежать стадий зародыша, эмбриона и развития во взрослую особь за счёт создания так называемого бризара (брикета с зародышем), который наращивается необходимыми тканями, сразу формирующими готовые органы в окончательном размере. До подачи запускающего импульса будущий клон нуждается в каркасе, которым и является упомянутая объёмная трансформируемая матрица из нитинола. С помощью аппаратуры мы управляем пространственным ростом матрицы с заданной точностью по трём измерениям. В момент пробуждения клона матрица играет роль частотно-активного объёмного ретранслятора, обеспечивающего весь комплекс сложнейших корпускулярно-корпускулярных, корпускулярно-полевых и межполевых взаимодействий, обеспечивающих собственно жизнедеятельность клона. После оживления пода-ётся импульс на распад объёмной структуры нитинола. 

– Невероятно! У нас на связи профессор медицины, он хочет задать вопрос. Пожалуйста, профессор.

– Да… я вот уже сорок лет специализируюсь на сложных психопатиях… И во всём, о чём рассказывает академик Скопус, слышу явный аромат вялотекущей шизофрении…

И зрители увидели, как вдруг ведущая подпрыгнула, словно ошпаренная, на своём месте и, поспешно прервав связь с недоверчивым профессором, обратилась к спасительным смс-сообщениям. Впрочем, для части консервативно настроенной аудитории эти сообщения только усилили наводящий на размышления аромат, упомянутый профессором медицины.

– Сейчас поступило несколько смс-сообщений, в которых наши зрители интересуются, нет ли у вас планов вживлять в физические тела выращиваемых клонов аппаратуру для подключения к Интернету? Что-нибудь типа wi-fi? И чтобы клон имел возможности поиска, скачивания информации и общения по сети без каких-либо выносных приборов – компьютеров, планшетов, смартфонов и прочих гаджетов? По мнению слушателей, это сделало бы повседневную жизнь простых граждан гораздо более приятной и комфортной. Но я думаю, что такое усовершенствование сделает клона похожим на киборга, не так ли профессор?

– Этого поверхностного сходства с киборгом опасаться не стоит, –глубокомысленно начал отвечать Скопус. – Цивилизация не стоит на месте, наука идёт вперёд, и человечество не должно ограничивать себя в комфорте. Поэтому подобная возможность в нашем Проекте может быть заложена. Хотя необходимые технологии уже созданы, однако им требуются значительные инвестиции. А как известно, инвестиции предполагают безусловный возврат вложенных финансовых средств. В случае же поддержки Проекта широкими слоями населения мы будем клонировать на коммерческой основе, а вырученные деньги использовать для создания соответствующей инфраструктуры.

– А теперь, уважаемый Ринц Хиршович, наше эфирное время подходит к концу, поэтому, пожалуйста, подведите итоги этой интересной беседы.

И академик Скопус продолжил:

– Уважаемые телезрители, дамы и господа! Прошу заметить, что работа этого сложнейшего Проекта поддерживается и обеспечивается нашим Суперкомпьютером, пиковая производительность которого составляет 700 петафлопсов[5]. Эта умопомрачительная разработка, между прочим, принадлежит нашим отечественным учёным. Суперкомпьютер установлен в центральном офисе проекта «Вечность» и недавно введён в эксплуатацию. С большим отрывом он занимает строчку номер один в международном рейтинге самых мощных вычислителей «Top-500». Следующая за ним идёт китайская система «Тяньхэ-2Б», установленная в национальном суперкомпьютерном центре в Тяньцзине. Её производительность всего 12 тысяч терафлопсов[6]. И после продолжительной театральной паузы Скопус воскликнул:

– Благодаря нашему Суперкомпьютеру мы с полным правом имеем честь предложить человечеству Вечность!

Зал в студии замер… но через несколько мгновений взорвался бурными аплодисментами, которые транслировались по всей стране. Эта фраза Скопуса не осталась без внимания и за пределами страны.

 

Банкет

Всё, вроде, с виду в шоколаде,

но если внюхаться – то нет

 

Всё шло как нельзя лучше. Академик собрал своих сподвижников на творческий ужин. Начали с серии фирменных тостов Проекта. Все восклицали, перебивая друг друга:

– За науку! – произнесла Валентина, лукаво глядя на Скопуса. Этот фирменный тост ему особенно импонировал, поскольку предполагал самые разнообразные трактовки.

– За Вечность!

– Время – то измерение, которые мы выбираем! – однозначно хорошо для молодёжи.

– Мы сделали ставку на Время!

– Вечность – только предлог! – этот тост академик Скопус всегда оставлял за собой.

– Нам дорога каждая секунда!

– Теперь Время можно не экономить!

– За академика как Суперкомпьютера нашего Проекта!

– Освоили Вечность! – освоим и Бесконечность.

Все быстро напились. Когда присутствующие устали от танцев, начал резвиться академик.

– Для управления человеческим сознанием и психикой американцы и японцы аж с 1971 года разрабатывают и апробируют на людях микрочипы, которые имплантировали сначала добровольцам и преступникам, а теперь уже всем подряд!

– Есть уже и наночипы размером 0,09 микрон – это всего 1/500 толщины человеческого волоса, которые вживляют в клетку. Наночипы первыми сделали в Барселоне в рамках проекта CSIC, – Валентин, как всегда, был в курсе всех событий.

– А какое практическое применение эти наночипы имеют? – недоверчиво поинтересовалась Валентина.

– Когда американским солдатам, направлявшимся на вторую войну в Ираке, вживляли эту штуку под кожу, то получались солдаты-зомби. Управление чипом осуществляется с помощью программы, в которую заложены десятки тысяч паттернов поведения – на все случаи жизни. Теперь чипы можно вводить скрытно, то есть без ведома чипируемого, например, через желудочно-кишечный тракт, помещая их в лекарства, пищу или воду.

– А как воспринимает чипированный управляющие сигналы? – Валентина почти протрезвела.

– Это типа внутреннего голоса или интуиции. Для эстетов может выглядеть как прозрение, – пояснил Валентин.

– Все это только цветочки, – важно сказал Скопус. – Наверное, все помнят шумиху по поводу пандемии свиного гриппа?

– Помним! Страху натерпелись! А причём тут свиной грипп?

– В западных странах возникла паника среди населения, под этим соусом закупили 6 миллиардов доз вакцины. Через несколько минут после объявления Всемирной организацией здравоохранения пандемии акции фирмы Verichip поднялись в цене на 50%! Через пару недель канадцы обнаружили в этой вакцине наночипы. Вот это и есть высокий уровень работы!

– Да, вот это уровень! – хором восхитились святые Валентины.

– Сейчас та же петрушка разыгрывается с лихорадкой Эбола, – снова безапелляционно заявил академик.

– Не может быть! Никогда бы не подумал! – изумился Валентин и пошутил:

– А эта лихорадка передаётся по wi-fi или только по bluetooth?

– А мы переплюнем и американов, и японов! – вскричал академик, оставив без внимания эту шутку святого Валентина.

– Как это?

– Они работают на количество, а мы сработаем на качество!

Алкоголь пока не позволял присутствующим адекватно воспринимать инновационные идеи.

– Мы будем встраивать наш маленький энергетический блочок своим клонам безо всяких сложных и дорогостоящих кампаний в СМИ, то есть всё в одном флаконе, и ни у кого не спрашивая согласия!

– Даже олигархов? – с замиранием сердца спросила Валентина, которая питала к олигархам особую слабость.

– Прежде всего – олигархов, – решительно подтвердил академик.

– А мы сможем нейтрализовать воздействие американских чипов? – недоверчиво поинтересовался Валентин.

– Конечно! Ведь они вживляют чипы в физическое тело, а мы воздействуем на уровне энергетики, то есть безо всяких посредников. Есть разница? Вот то-то! – с видимыми удовлетворением подытожил академик.

– Говорят, англосаксы легко управляют людьми через свои андроиды и айфоны! – с некоторой опаской произнесла Валентина.

– Да, с помощью этих игрушек можно оказать воздействие на человека, но это кратковременное воздействие, которое способно сделать человека умалишённым на короткое время, то есть он перестаёт ориентироваться в пространстве и времени. Например, жертвой такого воздействия оказался бедняга француз… руководитель «Тоталя»…

– Кристофер Маржори! – любезно подсказал Валентин.

– Вот-вот! Воздействие было направлено на водителя снегоочистителя через его сотовый телефон. Водитель потерял ориентацию и выехал на взлётную полосу, а в результате произошло столкновение самолёта с автомобилем…

– Тогда в самолёте все погибли, – снова подсказал Валентин.

– Но воздействовать в течение длительного времени с помощью этих гаджетов и подобных им игрушек, а тем более регулировать поведение человека никто не в состоянии. Понятно?

– Вы так хорошо всё объясняете! – оживилась Валентина.

Душераздирающие подробности технологий завоевания мирового господства всех протрезвили.

– А теперь – снова танцы! – объявил академик: он был бодр как никогда.

 

Принцип кукушки

Мы были б идеальной парой,

конечно, если бы не ты

 

– Евгений! Компьютер опять завис! – как бы с досадой воскликнула святая Валентина при виде входящего молодого человека, почти юноши. Морщины ещё не коснулись его румяного лица, а позвоночник был удивительно прям. Евгения пока не увлекло распространявшееся стремление в могилу. Единственным недостатком гениального программиста была его неприятная фамилия – Волков. Ради забавы Валентина иногда имитировала ситуацию компьютерного сбоя и с интересом наблюдала за действиями молодого компьютерщика, а главное – за его эмоциональными реакциями.

Евгений быстро пробежал пальцами по клавишам и что-то пробурчал в адрес компьютера.

Его слова сначала звучали вопросительно, но вскоре появились и окрепли одобрительные реплики. Экран, будто отзываясь, с готовностью мигнул, и на нём сменилось несколько ничего не говорящих Валентине картинок. Разноцветные строки бежали одна за другой, и вдруг появился текст, над которым она только что работала. Валентину всегда удивляло, что компьютер на Евгения каждый раз реагировал по-разному.

– Теперь всё хорошо, можно продолжать, – с удовлетворением сказал Евгений, на прощание небрежно нажав сразу несколько клавиш. Валентину забавляло и удивляло, с какой любовью он относился к технике, а в общении со святой обычно был хоть и деликатен, но достаточно сух.

– Спасибо, можешь идти! – сказала она тоном, приказывающим остаться. Евгений с удивлением и некоторым замешательством посмотрел на неё, мотнул головой, как бы стряхивая наваждение, и вышел.

«Совсем юный глупыш! – сладко подумала Валентина. – Всё ещё пребывает на заре своей юности, поэтому и увлекается идеей вечной жизни для людей! Жаль, что он будет разочарован, когда узнает правду, которую рано или поздно всё равно узнает. Конечно, к этому времени Евгений, как и все мы, уже будет развращён деньгами, славой, властью… и удовольствиями». И, хищно улыбнувшись, Валентина продолжила работу.

 

Кадровики нашли Евгения по Интернету. Когда для Проекта был объявлен конкурсный набор молодых программистов, то он прислал своё резюме и представил собственную оригинальную программную разработку, благодаря которой и был принят на должность младшего сотрудника по спецработам. Сочетание в нём необычайной креативности с исполнительностью и скромностью изумляло всех, поэтому очень скоро молодое дарование оказалось в приёмной у Валентины.

Немудрёно-сладкие мысли о молодом человеке не отпускали её, и Валентина с внутренней улыбкой вспоминала глупые воп-росы, которые он задавал ей, спустя несколько дней после своего появления.

– Почему академик так носится с этими «кукушками»? Я видел, как он заворожённо слушает их кукование в акациевой роще. А ещё он зачем-то так благоговейно внимает своим часам с кукушкой. И в его речи иногда проскальзывает упоминание о какой-то Сверх-кукушке!

– Главное, чтобы это не влияло на нашу зарплату и получение всех остальных приятностей! – ответила она тогда Евгению.

– Так что же такое «кукушка»? Зачем она нужна академику? – не отставал он.

– Скопус ассоциирует проект «Вечность» с кукушкой, потому что у него есть целая теория о кукушках, а также принцип кукушки, на который он требует ориентироваться всех работников. Тебя разве ещё не проинструктировали?

– Нет!

– Кто тут рассказывает о принципе кукушки? – в приёмную влетел святой Валентин. – Суть принципа кукушки, – начал он с места в карьер, – постоянно контролировать подчинённые тебе уровни управления. Получаешь информацию снизу и немедленно бежишь информировать вышестоящее руководство. А от них задания транслируешь в нижележащие структуры. И в качестве поощрения за своевременное осведомление получаешь какой-либо подарок в виде чего-нибудь материального или продвижение по службе, или ещё что-то подобное. В этом и кроется залог нашего карьерного роста, да и вообще успеха в существовании.

– В этом нет ничего нового, – разочарованно протянул Евгений.

– Слушай дальше, – продолжал Валентин. – Любой более или менее значимый социальный процесс имеет не только кукушек, которые поддерживают его, но и таких, которые тормозят. Эти две группы кукушек непримиримы, но их силы примерно равны. Диалектика любого процесса состоит в постоянном соревновании двух противоборствующих групп кукушек: какая группа чётче организуется, привлечёт больше ресурсов и выстроит лучшую систему, та и победит.

Одновременно жёсткая конкуренция кукушек происходит и в пределах своей группировки – поддерживающей или тормозящей. Каждая кукушка старается как можно выше подняться в иерархии. По накалу борьбы эта конкуренция может даже превосходить противоборство между поддерживающими и тормозящими группами.

– Да, без конкуренции невозможно! – поддержала Валентина.

– Академик утверждает, что в очень древние времена на Землю пришли негуманоиды, которые действовали по-кукушачьи. Они внедряли в людей свои микрокопии.

Валентина переспросила:

– А древние – это какой период: средневековье, каменный век или что-нибудь ещё более раннее? – Валентине нравилось, когда ей что-нибудь объясняли. Она считала, что таким образом демонстрирует легкомысленность – главное качество женщин, которое привлекает мужчин.

– Более ранний период, – ответил Валентин, – но, по-моему, даже Скопус не очень хорошо знает об этом. Однако Скопус ещё утверждает, будто существуют так называемые Сверхкукушки. Он лично знает двух – мужчину и женщину, и это семейная пара. Сверхкукушки принадлежат какому-то другому, более влиятель-ному миру. Они не подчиняются никому в нашей реальности и даже Лунному Суперкомпьютеру. Сверхкукушки способны, как выражается академик, трансформировать целый мир и поставить его с ног на голову. Они легко могут разрушить наш мир обычных кукушек, хотя почему-то пока этого не делают. Наверное, потому, что все спят, кроме означенной пары. Нам надо срочно осуществлять Проект, пока мы не в сфере внимания этой пары.

– А себя академик тоже причисляет к кукушкам? – спросил Евгений.

– Сам Скопус занимает на планете вторую позицию после руководителя какого-то тайного общества и третью в глобальной иерархии Суперкомпьютера. Ты хоть знаешь, кто такой Суперкомпьютер?

– Нет, пока не в курсе, – соврал Евгений.

– И насчёт Луны тоже не в курсе?

– Тоже нет… А что?

– Ну, значит, тебе ещё рано – подождём, пока подрастёшь, – успокоила его Валентина, понимая, что этот гений не так уж и опасен Проекту. К тому же, академик уже намекал ей, что намерен забрать Евгения в свою особую группу, которая выполняет его собственные секретные задания.

 

Подноготная

Характер у меня тяжёлый,

всё потому, что золотой

 

Пресс-дива Валентина нарочито громко прочла:

– Главный редактор газеты «Совершено секретно» уволен в 24 часа за публикацию злобного пасквиля на руководителя локомотивного государственного проекта академика Скопуса. Ты читал ста-тью? – обратилась она к Валентину.

– Я её видел, но читать не стал, – Валентин порылся в ящике стола. – Вот она, эта статья!

– Ну, давай, посмотри, о чём там! – нетерпеливо произнесла пресс-дива, отложив свою сумочку и даже не собрав в неё разложен-ные на журнальном столике косметические принадлежности.

Большая статья под названием «Герой или исчадье ада» в газете «Совершенно секретно» содержала материалы журналистского расследования. Трудно сказать, по чьей инициативе и на чьи деньги эта статья была подготовлена, но факт оставался фактом. Многие хотели стать счастливыми обладателями этого номера газе-ты, желая узнать как можно больше о человеке, стараниями которого уже сейчас можно было стать бессмертным. Среди них оказа-лись и святые Валентины, перед которыми их босс, наконец, пред-стал в полный рост своей неземной красоты и величия. Валентин взял на себя труд прочесть для Валентины статью вслух, и видно было, что он это делал впервые в жизни.

– Читаю, – изрёк Валентин. – «Много пересудов и кривотолков, особенно в политических и околополитических, научных и околонаучных кругах вызывает фигура академика Скопуса – руководителя ставшего уже легендарным проекта «Вечность», который обещает всем бессмертие. Президент России в одном из своих выступлений сказал, что реализация этого Проекта позволит нам преодолеть кризис и разговаривать с Западом на равных. Кто-то приводит кажущиеся незыблемыми аргументы о том, что академик имеет славянские корни. Кто-то распространяется о его мавритан-ском происхождении. Некоторые полагают, что наш академик – «trueborn Englishman» (то есть чистокровный англичанин) и к нам попал прямо с берегов Темзы, чуть ли не из Букингемского дворца. Имеются сторонники и не менее захватывающей версии о том, что это иерусалимский казак. Есть и такие, кто утверждает, что в прошлом – это питерский бомж по имени Валерик. «Ах, всё-таки питерский», – скажете вы и будете неправы, поскольку Питер для России – это давно уже не Молдавия для позднего СССР.

В те далёкие годы наш герой обладал изумительной фамилией – Шабадаш. Родители звали его Боренькой. У мальчика обнаружился музыкальный слух, его готовили в великие пианисты, однако достигнув технического совершенства в исполнении «Лунной сонаты» Людвига ван Бетховена, Боренька внезапно потерял к занятиям интерес. Его неудержимо потянула к себе улица. В дво-ровой тусовке у Бореньки был вполне заслуженный псевдоним «двуликий Янус».

В зрелые его годы люди, продвинутые в психологии и контактировавшие с академиком, считали его коллекционером субличностей.

На светских раутах академик во всей красе проявлялся как лондонский денди с его особым аристократическим лоском. При покупке или, не дай Бог, продаже, вы могли увидеть хитро-весёлое лицо одесского еврея, который просто не способен продешевить. В минуты гнева перед вами возникал африканский мавр. А на деловых совещаниях хищно проглядывал воспитанник масонов, тамплиеров или даже иезуитов…»

На этих словах Валентина воскликнула:

– А вот это точно правда! У нашего академика на всех его папках нарисованы какие-то мистические знаки. К тому же у него куча всяких безделушек в виде крестиков, пирамидок, каменных шаров и статуэток. Чего только стоит малахитовый набор на его письменном столе, не считая разные анкхи в виде перстней, заколок для галстука и запонок! А в его кабинете в прозрачном шкафу с особо ценными наградами есть даже шлем с анкхом, похожий на царский венец! При виде всех этих знаков и символов у меня прямо-таки кожа встаёт дыбом! Ненавижу!

– Вот видишь, народ знает, что пишет, – подтвердил Валентин. –Итак, с твоего позволения, продолжаю.

«Любимая история из жизни Бореньки повествует о том, как в начале 50-х годов чекисты долго не могли уличить одного знаменитого вора в фальшивомонетничестве. Он изготавливал фальшивые купюры достоинством в 10 рублей – так называемые советские червонцы. Знали адрес этого вора и даже комнату, в кото-рой был установлен станок, но даже самые тщательные обыски ни-чего не давали. У чекистов просто опускались руки. В результате дело передали – для того, чтобы, по существу, закрыть его – молодо-му, но горячему следователю, который буквально «рыл землю» от усердия. Тот устроил серию новых обысков. Чекисты являлись по сигналу соседа сверху, который слышал звук работающего станка, то есть прямо во время процесса изготовления вожделенных купюр. Однако и тут всё было безрезультатно. Отчаявшийся следо-ватель уже после команды «закрыть дело за недоказанностью собы-тия преступления» в последний раз решил нагрянуть с обыском, даже без санкции руководства. Фальшивомонетчик, как всегда, встретил его, широко улыбаясь, словно близкого родственника, и привычно разрешил осмотреть всё. Ничего не обнаружив, раздосадованный следователь, выходя из комнаты, хлопнул тяжёлой дубовой дверью… Дверь, тронутая небывалым вниманием, отозвалась, как могла. Из-под неё вдруг тихо и плавно, прямо ему под ноги выплыла новёхонькая и свеженькая десятирублё-вая купюра. Этим фальшивомонетчиком был… приёмный отец Бореньки, по совместительству прозектор анатомического театра и, по сути, представитель трудовой династии».

– Никогда не слышала об этой истории, – задумчиво произнесла Валентина.

– А я слышал, – неожиданно жёстко сказал святой Валентин.

– А вот дальше слушай про родителей! – продолжил он. –«Биологическим отцом нашего героя был некто профессор биохимии Б. И. Збарский, под руководством которого проводились работы по мумификации тела вождя мирового пролетариата В. И. Ленина. Ключевой частью процедуры являлось омоложение трупа биохимическими методами. По свидетельству коллег, в то время Збарский любил приговаривать: «Дуракам показывают только половину работы». С 1930 года в созданном по проекту А. В. Щусева каменном Мавзолее в руках профессора Збарского сосредоточились все «культовые» вопросы, а также оформление саркофага, внутреннее убранство и освещение зала, его температура, влажность и тому подобное.

Увлекательная книга Збарского «Мавзолей Ленина» неоднократно переиздавалась. В ней он с гордостью писал: «У египтян и финикян бальзамированием занимались особые люди, составлявшие касту и державшие в секрете свои способы бальзамирования». Не составляет труда прочесть между строк, что автор подразумевает, будто и он сам относится к этой древней касте, тщательно оберегающей свои таинства, причём считает себя верховным жрецом погребального культа «красного фараона»…»

Чтец замолчал. Научную диву осенило:

– Это значит, наш академик – египтянин?!

– А возможно, и жрец погребального культа, но давай дочитаем.

«Оккультная сущность проекта «Мавзолей» и погребального культа «красного фараона» видна из следующих двух обстоятельств.

Первое. Евгеника, расовая гигиена и социоантропология, бурно развивавшиеся в конце XIX – начале XX веков, обратили внимание на признаки расовой деградации: сифилис, алкоголизм, психические отклонения, межрасовое и близкородственное кровосмешение, криминальная предрасположенность, наслед-ственные телесные дефекты, дефекты речи и слуха. Все эти признаки требовали изъятия обладающих ими людей из процесса воспроизводства населения. Ленин обладал почти всеми из указан-ных симптомов: расовое смешение калмыков с евреями, родствен-ное кровосмешение по линии отца, картавость, преждевременное облысение, бесплодие, психические отклонения, сифилитическое поражение мозга, профессиональное революционерство (очевидная криминальная предрасположенность).

Второе. Миф о бессмертии Ленина и культивируемая в сердцах граждан СССР память о нём являлись основой реализации феномена телегонии, то есть передачи и распространения во времени и пространстве указанных признаков вождя на весь народ. Вторжение этих негативных психологических качеств и свойств в генофонд и духовный мир населения означает ксению, или подарок гостя. Навязывание русским чуждых расовых признаков – в чистом виде сатурация. Здесь также присутствует бастардизация от прививки или «химера», ибо так называемый «вождь» представлял собой помесь калмыка с евреем. Те же механизмы действуют и в части, касаю-щейся его заболевания сифилисом, и в психических отклонениях. Наконец – и это самое опасное – мумия лежит без мозга (который хранится отдельно), а это на символическом уровне означает жёсткую блокировку интеллектуальной сферы народа, что и проявляется, пожалуй, сильнее всего остального…»

– Телегония, бастардизация, ксения, сатурация – какие страшные слова! – застонала Валентина.

– Дальше – больше, – нагнетал Валентин. – «Знающие люди свидетельствуют: когда рыли первую яму для Мавзолея, прорвало канализационные трубы, и место для будущего траурного зала затопило фекалиями. Патриарх всея Руси Тихон по поводу этого символического события изрёк: «По мощам и елей»…»

– Смотри, как интересно про Збарского! – Валентине уже тяжело было воспринимать такую информацию, и она явно требовала перерыва.

– Между прочим, так почитаемый Хиршичем крест с петлёй, анкх – это египетский крест, – продолжал просвещать её Валентин, – а в переводе с древнеегипетского «анкх» означает «жизнь». Египтяне изображали анкх на амулетах, полагая, что он продлит их земное существование. Анкх помещали и на тела умерших, чтобы обеспечить им существование после смерти. А теперь давай всё-таки дочитаем про мумию без мозга, – не унимался Валентин. – «В период позднего СССР будущий академик вполне заслуженно имел говорящее «погоняло»: «4 доллара». Стараясь не отставать от подпольных фирм, зарекомендовавших себя на чёрном рынке, наш Боренька наладил собственное кустарное производство фальшивых купюр. Однако от избытка старания и, конечно, жадности, он изобразил на купюре в один доллар цифру «четыре». Когда же ошибка обнаружилась, то уже была изготовлена внушительная партия товара. Однако друзья не растерялись и стали активно «втюхивать» обывателю своё произведение со словами: «Это совсем новый номинал, в 4 доллара, с усиленной защитой от подделки. К нам только что поступила небольшая партия по контрабандным каналам. Таких долларов ещё нет в обращении даже в самих США». На вопрос: «А почему такое плохое качество?» отвечали: «Качество всегда на первых порах страдает. Зато эта купюра через год-два станет нумизматической редкостью». «Нумизматика – это ведь про монеты», – не сдавался обыватель. «Конечно, но главное, что через год вы продадите эту купюру уже за несколько тысяч долларов. Так что берите!» Перед таким напором устоять было трудно, поэтому её брали практически все».

Не в силах сдержать эмоции, чтец, оторвавшись от газеты, восхищённо забормотал:

– Ну, Хиршич даёт! Никогда бы не подумал, что он способен на такое! Затем продолжил:

«В начале перестройки и в период расцвета кооперативного движения будущий академик чем только не занимался. Он торговал с лотка, подрабатывал интимным массажем в частной бане и даже имел собственную бензоколонку. Некоторое время период первоначального накопления капитала для Бореньки продолжался крышеванием. Наш ловкач выступал в роли координатора в составе преступного организованного сообщества. А потом, когда эта группа обросла связями в правоохранительных органах, то они из рэкетиров с энтузиазмом переквалифицировались в рейдеров. По мотивам их творчества было даже заведено несколько уголовных дел… И вдруг всё изменилось.

Бывший партнёр с тайной издёвкой подарил нашему герою лотерейный билет, который Боренька взял, и, выиграв в лотерею «green card», уехал в США. По «партийно-демократическому набору» Сороса он получил в Принстонском университете степень магистра. Однако на протяжении всего периода обучения Боренька имел регулярные продолжительные душещипательные беседы с кадровыми сотрудниками ЦРУ, и, вероятно, из-за них на несколько месяцев выпал из поля зрения наших источников. Есть версия, что в это время он проходил обучение в одной из шпионских школ американской разведки. После окончания разведшколы подающий надежды всё ещё молодой человек полностью поменял свои установочные данные: взял себе новые фамилию, имя и отчество, а главное, как истинный оккультист с нечистыми помыслами, изменил дату своего рождения».

– Значит, наш патрон – американский шпион? – Валентина была оскорблена в своих лучших патриотических чувствах.

– А почему бы и нет? – как бы возразил ей Валентин. – Смотри-ка, а вот тут про выход на международный уровень… «Маленьким человеком с большими перспективами академика с уверенностью можно называть с того момента, когда он непостижимым образом стал удачливым посредником в вопросах о так называемом «чёрном» золоте, которое было выведено из международного торгового и денежного оборота и не отражалось не только в официальной золотой статистике, но и в финансовой отчётности банков и прочих финансовых институтов. Происхождение такого золота связано с передачей чрезвычайно больших партий жёлтого металла в разное время и по различным мотивам, нередко в добровольно-принудительном порядке. Федеральная резервная система США привлекала это золото под обязательства выплаты его владельцам доходов в течение всего периода хранения и возвращения жёлтого металла по истечении согласованного срока. Такого рода отношения выстраивались главным образом с Китаем и другими азиатскими странами. Принимала участие в этом и Германия. Подобные взаимоотношения требовали услуг искусного переговорщика, особенно по так называемым «мусорным искам» к американским банкам, высокопоставленным чиновникам США и банкирам, и содержали астрономические суммы в триллионы долларов. Ринц Хиршович Скопус нашёл себя как талантливый посредник между такими организациями, как:

– Банк международных расчётов в г. Базеле (Швейцария). Этот банк выступал в качестве ключевого и засекреченного элемента «параллельной» финансовой системы. Он действовал в интересах мировой элиты, предназначенной в будущем для управления всеми центральными банками мира, а значит, способной господствовать над политическими системами стран и мировой хозяйственной системой;

– Ассоциация доверителей (иначе говоря, «Amanah», «Мандаты» или «Траст Сукарно»), в которую входили богатейшие семейства Азии под руководством тогдашнего президента Индонезии Сукарно;

– группа организаций-бенефициаров с весьма звучными названиями: Бильдербергский клуб, «Комитет 33», общество «Череп и кости» и Трёхсторонняя комиссия. Эти организации использовали «чёрное» золото в своих целях;

– «Группа 77», которая включала в себя представителей развивающихся государств и имела в первой половине 1980-х годов значительное влияние не только в международных делах, но и в Организации объединённых наций. Эта группа выступала под эгидой бывшего СССР.

Все указанные стороны конфликтов выражали свою глубокую признательность нашему герою в шести- и семизначных суммах. Каждая сторона считала, что он действует именно в её интересах».

– Да он просто везунчик! – заключила Валентина. – И в этом для нас спасение.

– Продолжаю! «Далее наш героический ловкач небезуспешно решал более сложные задачи, выступая посредником и в каком-то смысле демпфером в столкновениях между «зелёными» и «жёлтыми». «Зелёные», как известно, представляли клан Рокфеллеров и несколько менее брендовых кланов, которые контролировали «печатный станок» Федеральной резервной системы и военно-промышленный комплекс США. Они ратовали за сохранение американского доллара как мировой резервной валюты. В свою очередь, «жёлтые» – это клан Ротшильдов и другие более мелкие кланы, тяготеющие к Европе. Они контролировали добычу золота и не были так сильно привязаны к «печатному станку». При этом до сих пор они выступают за возвращение к золотому эквиваленту».

– Так вот оно в чём дело! Вот где собака зарыта и источник силы академика! Понятно теперь, где спрятано яйцо, в котором игла, на кончике которой его смерть! – возбудилась Валентина. – Ротшильды, Рокфеллеры и брендовые кланы Америки… Оказывается, наш патрон действительно солидный мужчина! Не чета современной малышне, которая только трахается, как взрослые, а работает, как дети!

Вывод партнёра в юбке прозвучал для Валентина неожиданно. Он беспомощно завращал глазами и жалобно сказал:

– Валентина, не начинай! – и снова уткнулся в спасительный газетный текст. – Ну, дальше уже не так интересно!

«Скопус вернулся в Россию со словами: «Не могу жить в Америке, там все тупые». В России он стал на некоторое время директором третьесортного издательства. Потом в одном из спальных районов Москвы купил недорого должность председателя избиркома. И, наконец, встал на учёную стезю: подготовил и защитил докторскую диссертацию по экономике. Честно говоря, Скопус так и не выучил наизусть название темы собственной диссертации, зато прочно, как пароль, запомнил номер научной специальности – 08.00.05.

…В период жёсткого «наезда» Министерства образования и науки на Российскую академию наук растерянные академики проголосовали за избрание Скопуса в качестве действительного члена РАН в расчёте на его помощь и защиту от агрессивных действий ошалевшего от вседозволенности и безнаказанности министерства… Решающее значение в дальнейших карьерных взлётах Скопуса имели знакомства, завязанные им в Принстоне…

Теперь наш ловкач возглавляет собственный общероссийский глобальный Проект. Все восприняли его выдвижение на роль первой скрипки в проекте «Вечность», как само собой разумеющееся. В успех этого Проекта изначально никто не верил, однако его загадочное финансирование осуществлялось исправно. Последние два года для участников Проекта были напряжёнными: организация работ, выделение и размещение колоссальных ресурсов, освоение техники и проведение научных исследований. В Проекте занято сорок пять замов академика – по числу заинтересованных министерств и ведомств. Десять его первых замов осуществляют взаимодействие с государственными корпорациями. При этом сам Скопус напря-жённо курсирует между башнями Кремля.

Руководители Проекта имеют зарплаты уровня федеральных министров плюс астрономические доплаты из внебюджетных средств (спасибо иностранным инвесторам), плюс отменное санаторно-курортное лечение в собственных отелях и базах в Европе. Уровень их медицинского обслуживания даже и не снился олигархам высшего эшелона».

– А вот это явный слив инсайдерской информации, – с досадой прокомментировал Валентин.

– Надеюсь, про нас там ничего не написано? – встревоженно спросила Валентина.

– Хорошо, что мы с тобой до этого ещё не доросли, – ответствовал Валентин и продолжил:

«Многие из участников Проекта сами стали записными инвесторами. Для этого они вовсю играют на бирже и работают через именитых трейдеров. Таким образом, денег в Проекте столько, что во избежание крушения финансового рынка по условиям инвестиционного договора они имеют право получать прибыль только через 10-15 лет. Причём эта прибыль измеряется девяти-значными цифрами в американских «рублях». У каждого участника Проекта по несколько роскошных квартир в Москве и Питере, загородные дома на Рублёвке, виллы во Флориде, в Испании, ну, и, конечно, в Швейцарии. У членов команды Ринца Хиршовича давно стало модным увлечение океанскими яхтами и частными самолётами. Сам академик с недавних пор в свободное от работы время занимается коллекционированием островов… При этом явное предпочтение отдаёт Атлантике…

Ещё во времена бывшего СССР в минуты отдыха Скопус любил «поразлагаться», ориентируясь на Запад, который «разлагается». Это у него называлось «отдохнуть по-взрослому». В подобный отдых входили лучшие рестораны с импортным налётом – «Метрополь», «Националь» или же «Интурист»; «Сандуны» с «прикормленными» девочками-студентками, которые успешно совмещали учёбу с сексуальной романтикой; ипподром, собачьи бои, кулачные бои без правил… И до сих пор академик не ограничивает себя в подобном разнообразном и полезном времяпрепровождении. Но и на отдыхе этот человечек небольшого росточка сохраняет свою королевскую осанку мизантропа и властителя… ближайших окрестностей…»

– Да, автор статьи прав, – подтвердила Валентина. – Развлечения – это его слабость.

– Не врёт в малом, значит, не далёк от истины и в большом. «Имея завидный, хотя и весьма специфичный стартовый социальный капитал, наш ловкач чрезвычайно рано, а именно к двадцати пяти годам, в определённых кругах достиг популярности и даже славы. При этом обрёл вполне ощутимое богатство и своего рода профессиональное совершенство. А теперь его авторитет неуклонно работает на него, увеличивая сформировавшийся капитал во всех измерениях».

И далее, – Валентин даже возвысил голос. – «В нашей краткой зарисовке отражена бурная жизнь неугомонного академика и великого имитатора. В меру наших скромных возможностей и таланта она представлена весьма скупо и пунктирно. Наши живописные синкопы изображают её скорее как сублимацию его улётно-мизантропических рефлексий. Мы с полным на то основанием можем констатировать, что ловкач-академик занесён к нам в прагматичный мир научных фантазий, изысканий и инноваций из романтического мира небесных сфер фальшивомонет-ничества в соответствии с причудами пограничья тысячелетий. К академику вполне применима немудрёная метафора: «это человек лунного света». Каковы бы ни были заслуги и успехи подобных людей, они неизменно остаются неприкаянными маргиналами, а их несомненный талант только отягощает их бренное существование. Пристальное и всестороннее изучение нашего ловкача-академика приводит к неприятному ощущению, что этот нервический герой своим внутренним холодом однозначно отчуждает и отвращает от себя людей и одновременно обжигает их огнём, который таится подо льдом его перфекционистского дендизма.

Так кто же Вы, мистер Скопус? Герой нашего времени или исчадие ада?! Образец для подражания или выдающийся аферист? А проект «Вечность» – это торжество прогресса или и́гры сатанистов?»

Чтение статьи перешло в длительное гробовое молчание. Даже видавшая виды Валентина нахохлилась и будто остолбенела – многое из услышанного оказалось для неё открытием. Только теперь она начала понимать, во что вляпалась. Валентин воспринял новую информацию намного мягче, поскольку его внимание в основном было направлено на процесс чтения, и он не всё из того, что читал, успевал осознавать. И всё же что-то до него дошло, поэтому он изумлённо воскликнул:

– Однако наш Хиршич не прост! Силён бродяга! Я-то думал, что он просто заурядный профессор, волею судеб, хоть и не без прохиндейства, выбившийся в академики. А тут… Я понял, почему моя маман выбрала его в качестве куратора моей головокружи-тельной карьеры! – И, отложив газету, он воззрился на Валентину, которая уже снова уткнулась в зеркальце. Она всегда так делала в психологически сложные для себя моменты.

Оба святых глубоко задумались, вспоминая собственные непростые жизненные истории.

 

– Похоже, оставшуюся жизнь мне суждено только тратить накопленный капитал, – печально делился жизненным опытом с молодёжью академик.

– Ну почему же? – возразил Валентин. – А проект «Вечность»? Это же судьбы всего человечества! Ведь кто управляет Проектом, тот управляет и всем миром, не правда ли?

– Правда-то правда, – грустно согласился академик. – Но радости от всего этого я не получаю. Моя жизнь сжимается, как шагреневая кожа, молодость уходит семимильными шагами вместе с такими милыми моей душе острыми ощущениями.

– Ну, что Вы, Ринц Хиршович! – возразила Валентина. Один еврейский юморист сказал, что старость – это пиджак, заправленный в брюки. Вам ведь до этого ещё далеко!

– Спасибо, дорогая моя Валентина. Только ты можешь поддержать в трудную минуту! – академик несколько взбодрился и даже улыбнулся. Никто не видел его улыбки уже несколько лет. – Однако почивать на лаврах скучно и тошно, а страх смерти постоянно посещает меня при кратковременных контактах с крепколобыми чекистами и малоразвитыми внуками Дзержинского.

– А кто такие малоразвитые внуки? И причём здесь Дзержинский? – спросила Валентина.

– Ты их хорошо знаешь! Малоразвитые – это сотрудники МВД, с которыми у тебя в своё время не было недостатка в знакомствах! – этот вопрос пресс-дивы даже рассмешил Скопуса. Он снова был готов не только к работе… но и к маленьким радостям жизни в виде пчеловода и его бескомпромиссных пчёлок.

 

Пилотировать должны клоны

Всё то, что нас не убивает,

богаче делает врачей

 

Пилоты на космодроме готовились к новому полёту. Собрав-шись у административного здания, они ждали своего руководителя, убивая время шутками и прибаутками.

– …Баснописец Крылов кричит из кустов: «Мартышка, поди сюда!» – рассказывал очередной старый анекдот неутомимый Петруччо.

– Не-а! – имитировал лукавую пассивность мартышки пилот Хэнк. Петруччо, конечно, звали просто Пётр, а у Хэнка настоящее имя было Харитон. Пилоты называли друг друга такими странными именами, потому что длительное общение с иностранным контингентом в составе международных экспедиций приучило их сначала в шутку, а потом и «автоматом» называть друг друга на заграничный манер: Боб (Борис), Гарри (Григорий), Кока (Николай), Мигель (Михаил), Эухеньо (Евгений), ну и далее по алфавиту. По-японски было бы ещё смешнее, но в японском языке слишком непривычные сочетания звуков, которые трудно запоминать. Постепенно в эту орбиту втянулись и их вторые половины – Хельга (Ольга), Мари (Марина), а также менее очевидные Кончита (Анна), Лолита (Елена), Лулу (Ульяна)… Правда, не у всех псевдонимы были постоянными.

– Мартышка, поди сюда! – голос баснописца в исполнении Петруччо демонстрировал неприкрытую симпатию к зверюшке.

– Не-а! – как капризная мартышка, повторил Хэнк.

– Так Крылов и помер, – Петруччо грустно подвёл итог жизненной драме баснописца.

– Петруччо, а ты уже сканировался? – с серьёзным видом вернул юмориста на землю Хэнк.

– Ну да, как все, – скромно ответил Петруччо.

– Значит, теперь из твоего скана будут делать много маленьких пилотиков, Петруччиков, поэтому тебе необязательно жениться…

Свадьба у Петруччо уже была назначена.

– Я-то сканировался, а вот на тебе компьютер почему-то постоянно зависает, и ты остаёшься неотсканированным без всякой перспективы получить много похожих на тебя маленьких пило-тиков, – отбивался Петруччо. Дружескую перепалку прервал зам по панике, знавший всё.

– А вы знаете, что третий пилот написал рапорт с просьбой о срочном клонировании?

– А зачем ему это?

– Он разводится с женой, которая уже купила молоток, сами понимаете для чего.

– Измена жене – не повод для развода, впрочем, как и для клонирования, – откликнулся Гарри – дока в таких делах, женатый уже девятый раз.

– Есть и другая новость: у Антонио часто бывают простуды, так врачи рекомендуют ему эвтаназию с последующим клонированием!

– Вот ужас-то!

– А главное – отказаться он не может, потому что тех, кто отказывается, под разными предлогами признают негодными к полётам, – продолжал нагнетать обстановку зам по панике.

– А кто-нибудь что-то слышал про Мигеля? – спросил Боб.

Боб и Мигель были старыми друзьями. Мигель был клонирован. На днях ожидалась выписка его двойника из госпиталя. Руководство приготовило клону почётное рабочее место. А вот участь самого Мигеля была незавидной – он находился в госпитале в тяжелейшем состоянии и с перспективой, если выживет, неполной пенсии.

Между тем загрустивших пилотов отвлёк и снова рассмешил штатный балабол Петруччо.

– Скоро ухаживать за дамами можно будет исключительно для удовольствия, а дети будут совершенно ни к чему. К тому же в Уголовный кодекс внесут новый состав преступления: за чрезмерное изготовление собственных копий, с отягчающим обстоятельством, то есть когда детей преступник изготовляет самостоятельно, под собственным одеялом, не прибегая к аппаратуре клонирования.

– И до десяти лет лишения свободы! – поддержал его Гарри.

Однако в тихих смешках присутствующих уже послышалась лёгкая печаль...

 

– Ну что, все прошли сканирование?

– Прошли-то все, но не у всех достаточно сканов для того, чтобы в случае чего вырастить клона.

– А сколько надо сканов, чтобы вырастить полноценный клон?

– Наверное, десятка хватит?!

– Это кому как. Тебе, может, и хватит. Кстати, клон Мигеля уже выписан из госпиталя!

– А где же сам Мигель? Мы его нигде так и не нашли!

– А у меня есть информация, что сначала он был в избушке лесника, но потом его поместили в Медицинский центр.

Мимо проходила молоденькая смазливая медсестра. Обернувшись, она кокетливо стрельнула взглядом по группе пи-лотов и ускорила шаг.

– Девушка, как пройти в библиотеку? – поинтересовался Хэнк.

– Какая библиотека в три часа ночи? – с готовностью поддержала цитирование старинной кинокомедии медсестра, но, увидев главврача, осеклась и юркнула в подъезд.

Присутствие женщины-врача сдержало пилотов от свободного обмена мнениями по поводу неоспоримых качеств медсестрёнки.

– Эх… Будь я чуть моложе! – вздохнул Гарри.

– И хорошо бы – чуть менее женаты, – с ехидцей уточнила главврач, которая втайне испытывала более чем симпатию к Гарри.

– А теперь, – врач перешла на официальный тон, – пилотов Иванова, Стронга и Базилашвили жду у себя в кабинете завтра в 10.00. Не опаздывайте! – и вошла в здание Медцентра. Гарри проводил её даже более заинтересованным взглядом, чем медсестрёнку.

– А это уж совсем другой класс! – мечтательно произнёс он. – Просто так не подъедешь.

– Никто и не предполагал, что ты такой переменчивый! С чего бы это?

– А я бы изготовил много клонов этой медсестрёнки и раздал всем пилотам, чтобы никому не было обидно, а вот с врачихой сложнее.

– А я хочу братика-близнеца, – капризно заявил Хэнк, – и чтобы был во всём на меня похож.

– Из эстетических соображений не следует разводить таких страшил, как ты! – заявил ему Гарри.

– А что бывает, если перепутать сканы и совместить в одном клоне два скана разных людей? – не унимался Хэнк.

– Например, тебя, Гарри, и этого злюку-коменданта?

– Или один женский, а другой – мужской?

– А если соединить сканы двух женщин? Например, медсестры и главврача? Красивую и умную? – пилоты начали резвиться.

– Интересно, а при создании клона воспроизводятся искусственные вживляемые элементы – всякие кардиостимуляторы, штифты, искусственные хрусталики или импланты?

– Наверное, вместо штифтов и имплантантов выращивают новый орган.

– А ведь руководителей собирались клонировать в первую очередь и, похоже, что нашего уже клонировали.

– Почему ты так решил?

– Уж больно стал на робота похож.

 

Со времён появления Первого клона академик Скопус ежедневно проводил совещания.

– Доложите о ходе и результатах экспериментальной фазы Проекта, – попросил академик главврача своего Центра клонирования.

– За последние две недели у нас появилось двенадцать пациентов, соответствующих по своим характеристикам экспериментальной фазе Проекта. Это люди профессий, в наибольшей степени подверженных риску. Лётчик-испытатель, который погиб в результате взрыва при попытке поднять в воздух новый истребитель. Два сотрудника московского управления МЧС получили ожоги, несовместимые с жизнью, при ликвидации аварии на метро-политене. Каскадёр, неудачно спрыгнувший со скалы на кино-съёмках. Члены экипажа и два пассажира военного вертолёта, потерпевшего крушение. Агент, который был арестован в США и препровождён в тюрьму, откуда выйдет овощем, а родственники хотят видеть его живым и готовы… уже заплатили за это. К счастью, все эти персоны имели полные коллекции сканов и уже клонированы, причём все клоны прошли адаптационный период, а четверо из них даже приступили к работе. Полагаю, нами накоплен достаточный опыт для перехода к массовому клонированию.

– Агент… сомнителен, – задумчиво сказал Скопус.

– Из этой американской тюрьмы обычно не возвращаются, – успокоил его главврач.

– Тогда переходим к основной фазе Проекта. Будем форсировать работу. Готовьте регламент Минздрава. При малейшей возможности – клонируйте даже при отсутствии полной коллекции. Надо быстро наращивать массу клонов и сделать клонирование модным, даже среди молодёжи.

– А если имеется только один скан?

– Разрешаю клонирование рядовых граждан по одному скану, но это без рекламы. И мне нужен список типовых ситуаций, требующих клонирования.

– Да он готов! – и главврач начал перечислять, – это ситуации реальной угрозы жизни гражданина; коматозные состояния; так называемая гипа у диабетиков; тяжёлые формы инсультов; четвёр-тая стадия всех видов онкологических заболеваний...

– Хорошо, в процессе переговоров с Минздравом будет куда отступать.

– У меня есть один вопрос… Что будем делать с выжившими оригиналами? – спросил главврач.

– Сначала понаблюдаем, что с ними будет происходить. Нужна максимально полная информация по их жизнедеятельности, желательно с плотным мониторингом.

– Для такого мониторинга необходимо дополнительное финансирование, – сказал главврач. – Как бы не упустить процесс с оригиналами.

– Тогда подготовьте предложения, – подвёл итог Скопус.

 

После клонирования Мигеля Хельга стала ощущать повышенную чувствительность к переменам погоды. У неё появились головные боли, спазмы и скачки давления. Таким образом, она теперь предчувствовала самые разные погодные явления: дождь, грозу, приближение циклона или антициклона и могла предсказать даже грибной дождик.

Подруги стали доверять ей больше, чем официальному прогнозу погоды.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ...



[1]Богиня Пейто – богиня, олицетворявшая искусство убеждения, спутница Афродиты и Гермеса. Пейто также прозвище самой Афродиты.

 

[2]Ски́ния Завета (др.-греч. σκηνή, скини́, «шатёр, палатка»; др.-евр. מִשְׁכָּן‎, мишкан, «обиталище, местопребывание») – место принесения жертвоприношений и хранения Ковчега Завета, в котором находятся Скрижали Завета («скрижали свидетельства»), свидетельствующие о Завете, заключённом Богом с народом Израиля, точнее, о его клятве, принесённой перед Богом.

 

[3]Ху́цпа – свойство характера, которое можно приблизительно определить как борзость, демонстративная дерзость или чрезвычайная наглость.

 

[4]Ундам – медвежья желчь.

 

[5]7х1017 операций в секунду.

 

[6]1 терафлопс = 1 триллион операций в секунду.

 

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь