Ирина Кореневская. "Друг или хранитель?"

Друг или хранитель?

Ирина Кореневская

 

Ангел, стараясь не шуметь, на цыпочках пробралась в свою комнату. Эх, хорошо они с Аней прогулялись, конечно, но следовало раньше отправиться на облака. Это у её подружки-подопечной родители в отъезде, потому она может приходить домой, когда вздумается. А у Ангела — жёсткая дисциплина, за нарушение которой никто её по головке не погладит. А Архангел даже...

Внезапно вспыхнул яркий свет и Ангел от неожиданности зажмурилась. А когда открыла глаза, пожалела, что не умеет мгновенно исчезать: посреди комнаты, в её любимом кресле, сидел Архангел и смотрел на неё не слишком добрым взглядом. Хотя, конечно, Архангелы не могут смотреть недобро, но он смотрел именно так. И было за что.

- Где же ты бродила, можно узнать? - Архангел первым нарушил молчание.
- Ну... Мы с Аней гуляли по городу, по набережной. Я совершенно потеряла счёт времени, каюсь! Ещё мы заглянули в кафе...
- Можешь не стараться — я всё это и так знаю.
- А чего тогда спрашиваете? - против воли вырвалось у Ангела.
- Вопрос был риторическим! - Архангел раздражённо встал.
Ангел вздохнула: да, Архангелы известные риторики. Как она могла об этом позабыть?

- Скажи мне, Ангел, ты читала памятку юному хранителю?
- Это тоже риторический вопрос?
Памятку она, конечно, читала. Ну как читала? Проглядела по диагонали и забросила. В конце концов, она же от рождения ангел-хранитель, а значит, памятки ей не нужны: всё, что нужно делать, подскажет сердце. А разнообразные инструкции являются отголосками бюрократизма — единственного недуга, которым страдает Небесная Канцелярия.
- Нет. Но и на него ответ мне известен. Памятку ты не читала, иначе знала бы, что дружба между хранителем и его подопечным недопустима. Более того: хранителю даже не стоит знакомиться с подопечным. Он может работать и без этого!
- Но почему? И как же мне хранить и любить того, с кем я даже не знакома?!
- Вижу, начало памятки ты всё же осилила. «Хранить и любить» - первая заповедь каждого хранителя. Но вот до запрета о дружбе ты так и не дошла, иначе знала бы, чем грозит нарушение этого правила. Подружившись с подопечным, ангел начинает многое ему прощать, помогать сверх меры. Вот например, когда твоя Аня поступала в институт и чуть не завалила математику — ты тут же подсказала ей правильные решения и девочка набрала едва ли не самый высокий балл. Хотя не заслуживает этого, так как, вместо того чтобы готовиться к экзамену, она всю ночь сидела в интернете. Кстати, переписываясь с тобой!
- Да, было такое. Но ведь друзья на то и нужны: помогать в трудных ситуациях.
- Мы не друзья, а хранители! Такая помощь развращает подопечного, он начинает надеяться на авось. За своё легкомыслие девочка должна была понести наказание, которое так её и не настигло. Кроме того, начиная дружить с людьми, ангелы и сами очеловечиваются! Ты понимаешь, чем это грозит?
- Ага! Ангелы начинают лучше понимать людей, их мысли и стремления. Некоторым бы не помешало. - последнюю фразу Ангел буркнула себе под нос.
- Ничего ты не понимаешь! И наш спор бесполезен. Я только хочу сказать, что ты временно отстранена от исполнения своих обязанностей. Твоей подопечной дадут другого хранителя, а ты отдохни, изучи памятку и сопутствующие материалы, а примерно через пятьдесят лет приходи на переаттестацию.
- Что?! - Ангел даже подёргала себя за уши, надеясь, что ослышалась. - Но вы не можете так поступить с ней и со мной!
- Для вашего же блага. Решение принято. - с этими словами Архангел расстаял.

Ангел же бросилась на кровать и разревелась, совсем как маленькая девочка. В её слезах было всё: и уже пришедшая тоска по любимой подружке, и обида на Архангела, не пожелавшего её понять, и разочарование в собственном деле, которое так жестоко к любому проявлению человеческих чувств! Словом, Ангел испытывала эмоции, которые более подошлт бы обыкновенной девочке, но не светлой сущности. Ведь дружба с людьми и правда очеловечивает...
Прошло несколько дней. Настроение Ангела не улучшалось. На Землю её не пускали, справедливо полагая, что она тут же кинется к своей подружке. Шатаясь возле Небесной Канцелярии, Ангел смогла узнать, что новым хранителем Ани стал один из самых заслуженных, правильных, строгих и исполнительных ангелов. Но он никак не подходил взбалмошной и весёлой Аньке! Ангел пыталась с ним поговорить о теперь уже его подопечной, но ангел эти разговоры пресекал. Хотя и было видно, как трудно ему с девочкой. Ангел хотела побеседовать об этом с Архангелом, но тот будто задался целью прятаться от неё: даже на приём записаться не удалось!

Сейчас же Ангел мучила Амура, пытаясь хоть что-то узнать о своей лучшей и единственной подруге.

- Амурчик, ну я же знаю, что у тебя есть специальный бинокль для наблюдения за людьми!
- Для наблюдения за влюблёнными! Она влюблена?

- Аня? Сомневаюсь! Мне кажется, что сейчас она вообще в депрессии. Я это чувствую.
- Как ты можешь чувствовать, если ты больше не её хранитель? Вашу связь разорвали.
- Связь друзей крепче хранительской! Дай бинокль!
- Мне же влетит за несанкционированное использование служебного инвентаря.
- Фу, какой ты занудный!
Ангел изловчилась и отобрала у Амура бинокль. Пухлый младенец с крыльями начал возмущаться, но отнимать прибор не стал — понял, что Ангелу он сейчас нужнее. Ангел же поднесла бинокль к глазам, настроила его на Аню... И возмущённо воззрилась на друга.
- Я так и знала! Анька в натуральной депрессии, ей не с кем поговорить, всё валится из рук и ничего не ладится!
- А всё потому, что ты её слишком разбаловала! - заметил невесть как появившийся Архангел и отобрал у Ангела бинокль. - И, между прочим, ты ведёшь себя отвратительно. Тебе запретили наблюдать за подопечной, а ты...
- А я? А вы все себя как ведёте?! Человеку плохо, а её нынешний ангел-хранитель даже не чешется!
- Он делает то, что предусмотрено Уставом и этикой хранителя.
Ангел, сощурившись, посмотрела на Архангела.
- Я, конечно, Устав давно не читала, но вот что скажу: по самой обычной, человеческой этике это несправедливо. У девочки был друг, была поддержка. Я не разбаловала её, просто помогала. Ведь в том и состоит наша главная миссия: помогать, принимать участие и ограждать человека от неприятностей. Пусть я нарушила некоторые из правил положения о Хранителях, но сделала я это из чистого сердца. Вы, взрослые, учили нас, что всё нужно делать от сердца и с любовью, а теперь сами себе противоречите!
- Ты не так поняла. Это не значит, что ты должна становиться нянькой подопечному и уподобляться ему. Так ангел может стать хуже...
- Или подопечный может стать лучше! Что может быть благотворнее, чем влияние ангела, а? И нянькой становиться необязательно. Нужно просто по мере сил помогать, а стремление помогать рождается только из желания, чтобы у человека всё было хорошо. И никак иначе! Ну а желание хорошего рождается из любви!
- Но неужели ты думаешь, что таким образом можно добиться лучших результатов, чем классическим способом? Подружившись с человеком, ты стала более разболтанной, поздно возвращаешься домой...
- Можно подумать, я раньше другой была! А дружба — вообще понятие круглосуточное, да и помощь не с восьми до шести оказывается. Да, и я, и моя подопечная, не являемся образцами организованности и порядка. Но я люблю её и потому могу понять, поддержать, помочь. А моя замена уже довела человека до депрессии. И сам хранитель, заметьте, тоже не рад, что связался с Аней. И ещё знаете что? Если ваша политика хранителей такова — я больше не желаю её поддерживать. Я хочу слушать своё сердце. А оно говорит, что нам в этом случае не по пути!

С этими словами Ангел схватилась за нимб и попыталась снять его. Архангел ошарашенно посмотрел на неё.
- Ты знаешь, что при отказе от нимба станешь простой смертной? - Ангел кивнула. - И тебе не жаль бессмертия и крыльев? Ты готова отдать это всё ради обычного человека?
- Да! Не о чем жалеть, ведь бессмертие не заменит друга.
Раздавшийся раскат грома прервал их спор. Архангел поднял глаза к небу. Ангел примолкла. Она знала, что сейчас Архангел общается с тем, кто выше их всех. А значит, в данный момент решается её судьба.
- Ладно. - вздохнул Архангел. - Не бушуй и оставь свой нимб в покое. Ты доказала важность любви для хранителя и напомнила мне, что самопожертвование — есть основа ремесла хранителя. Ибо тот, кто не способен посвятить себя подопечному, жить его жизнью, радоваться его радостями и плакать его слезами — недостоин быть хранителем. Тебе возвращается твоя подопечная. Можешь лететь к ней.
Это Ангел тут же с удовольствием и сделала, бросившись на Землю со всех крыл.

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.28 баллов, проголосовало: 864 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь