Галина Новикова. "Гномик"

Гномик

Галина Новикова

 

Было  это летом 1967 года. В составе первокурсников геодезического факультета я проходила учебную практику на, так называемом, Старом Полигоне в Подмосковье. Полигон находился в лесу и напоминал базу отдыха туристов. Нам предстояло выполнить задания по теодолитной, нивелирной и мензульной съёмке. Место было чудесное. Посреди леса стояли два капитальных жилых корпуса и несколько палаток, ещё были беседки для приёма пищи и отдыха. Для девчонок и преподавательского состава были отведены корпуса, для мужского студенческого контингента – палатки.

Стоял месяц июнь. Деревья все в пышной зелени. Всё, что могло цвести –цвело. Воздух был замечательный, пахло зеленью, лесными цветами и грибами. Вокруг всё было природное, натуральное  - мягкая земля и никакого бетонного и асфальтового покрытия. Хотелось жить и наслаждаться жизнью! Мы были разделены на бригады по пять человек, и выполняли практические геодезические задания по пройденному материалу.

Где-то ближе к концу нашей учебной практики мне понадобилось съездить в Москву за какими-то дамскими штучками.  Собственно, всё, что человеку нужно, в то время можно было купить только в Москве. Всё Подмосковье за всякими надобностями ездило в Москву. Да и на расстоянии трёх-пяти километров от нашей стоянки  магазинов мы не обнаружили.

Я договорилась с бригадой, что один день они меня на мензульной съёмке «прикроют» и отправилась спозаранку на электричке в Москву. Отоварившись по мелочам, возвратилась где-то после обеда. С остановки электрички нужно было пройти метров триста насквозь через небольшой мрачный лесок. Какой-то он всё время темный был, хотя деревья лиственные, между которыми слева иногда мелькал забор из тёмных досок внахлёст. Что он огораживал,  неохота было выяснять, да и не у кого, там, кроме наших студентов, никто, по-моему, не ходил, а нам всегда хотелось поскорее добраться до нашего жилья. За леском открывалось квадратное поле уже жёлтых стоящих в ряд плотных тугих колосьев пшеницы, красивых как с выставки народного хозяйства. Перед ним нужно было повернуть влево, дойти до угла и пройти метров пятьсот или больше по тропинке между другим уже более весёлым леском и пшеницей до следующего угла поля. Дальше тропинка углублялась в лес, и нужно было идти километр или может полтора до нашего лагеря.

В этот день что-то хмурилась погода, низкая облачность давила, создавала жуткую духоту на фоне летней жары. Вдруг потемнело, как будто наступили сумерки. Не слышно стало птиц, стояла какая-то мрачная тишина. При углублении в мрачный лесок стал слышаться неприятный звук как будто длинной пилой с двумя ручками проезжают по бревну вперед, потом тащат её обратно и она от этого начинает подвывать и стонать. Я начала оглядываться, что это пилят и кто. Направилась в сторону звука, несмотря на страх, посмотреть, чтобы успокоиться, потому, что при дальнейшем прохождении маршрута, этот звук должен был остаться сзади, и нужно было узнать, чем он мне угрожает. Я подкралась к звуку как  можно ближе, людей не было, а сквозь деревья стало видно, как неизвестно откуда взявшиеся порывы ветра, качают одну ветку, она при этом трётся о другую с таким жутким аккомпанементом. Успокоившись, пошла дальше, но животное ощущение опасности не прошло, начали слышаться лёгкие шаги. Я уговаривала себя, что это отзвук моих шагов. Почему-то страшно было оглянуться. Но всё-таки обернулась. Сначала на уровне моих глаз ничего не обнаружила, спустила глаза и увидела небольшого – меньше меня человека, который крался за мной. На нём был серый мужской костюм и серая рубашка. Лицо его абсолютно ничего не выражало, что больше всего испугало. Когда лицо что-то выражает, можно догадаться, чего ожидать. А неизвестность пугает больше всего. На вид ему можно было дать лет тридцать, хотя очень трудно определить возраст у маленьких людей. Рост был около метра. Сразу, включив самую большую скорость бега, на которую была способна, я вылетела на край пшеничного поля, сверлила мысль только бы не упасть и не обернуться. Вдруг, как в сказках, от ужаса окаменею. Добежав до угла пшеничного поля, услышала страшный грохот – небо распорола молния. Волнами колыхались колосья пшеницы от ветра. Застучали капли дождя, сначала редко потом все чаще и чаще. Уходить от дождя в лес боязно, хотя этот лес был не такой мрачный как предыдущий. Небо полосовали молнии, дождь лил стеной, бежать было скользко по мокрой траве. Через несколько минут я промокла до нитки, мое лёгкое ситцевое платье облепило меня со всех сторон и стало почти прозрачным, струи воды бежали по волосам, лицу, животу, спине, ногам, мокрые босоножки начали ёрзать по ступням. Сменила бег на быстрый шаг, небо начало светлеть, страх как-то отступил. От холодного душа перестала бояться. Дождь прибил пыль, стало легко дышать. Вспомнила, что девчонки рассказывали, что их тоже преследовал какой-то гном. Тогда не придала значения. Думала, что это из серии страшных рассказов на ночь. Минут через тридцать я уже была в лагере, подкралась со стороны леса к нашему корпусу и прошмыгнула в комнату, как будто, никто не заметил. Дождь уже почти прекратился, чирикали лесные птички, солнце заглядывало в окна. Скорее переоделась, чтобы не простудиться. Решила никому ничего не рассказывать. Всё равно не поверят.

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.31 баллов, проголосовало: 1638 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь