Андрей Комиссаров. "Грудь"

Грудь

Научно-фантастическая быль

Андрей Комиссаров

 

Жизнь российского чиновника простой не назовёшь. Им, чиновникам, уже в XIX веке было нелегко. Освежите в памяти повесть Н.В. Гоголя «Нос», и вы поймёте, о чём речь: когда у человека мистическим образом может пропасть нос, это вам не захлебом в магазин сходить. В наше время казусы, подобные случившемуся с коллежским асессором Ковалёвым, чиновнику не грозят, потому что наука с гневом отмела всяческие чудеса и прочую тому подобную дребедень. Да, уважаемые Товарищи, Дамы и Господа, наука победила мистику… но победитель оказался во сто крат загадочнее и страшнее побеждённого. Поэтому жизнь современного чиновника грозит ему более изощрёнными неожиданностями, ибо в наш просвещённый век надо всем сущим распростёрла свои железные крыла Её Величество Наука. В общем, недавно случилась с одним нашим современником такая удивительная история.

Пётр Иванович Кузнечиков был амбициозен и честолюбив. Его рвение к вершинам карьерного роста было столь огромным, что, как у всякого нормального российского чиновника, напрочь затмевало собой такие человеческие понятия, как человеческая дружба и элементарная порядочность. Пётр Иванович с замиранием сердца смаковал каждое своё продвижение по службе, всякий раз упиваясь всей глубиной достигаемого величия. Простым людям этого не понять. Нам кажется, что это всё выдумки, и что не может человек впадать в эйфорию от назначения на должность начальника отдела ЖКХ рядового сельского поселения. А вот Петру Ивановичу это были не сказки. Говоря языком современной науки, его гормональный статус характеризовался повышенным содержанием адреналина вперемежку с тестостероном и серотонином. Он жил подобно несущемуся по бешенной трассе гонщику формулы-1. И вот фантастический кульбит на очередном вираже блестящей карьеры привёл его в должность Главы администрации N-ского района М-ской области. Район был прямо сказать не из мелких, крупный район был, но не самый богатый. И Пётр Иванович, будучи ещё довольно молодым человеком, дослужился. Он так красиво выиграл эти выборы, с такой победной грацией! Сам Д’Артаньян не расправлялся с гвардейцами кардинала так элегантно, как Пётр Иванович отутюжил своих конкурентов. По этому поводу, естественно, в стане победителей свершилась славная попойка. А наутро грянула беда.

Пётр Иванович, не разлепляя век, доплёлся до ванной комнаты. Было раннее утро вторника, на дворе конец сентября. Дорогие настенные часы работы мастера XIX века только что торжественно пробили 10 раз. Жена мирно сопела, сегодня у неё выходной. А вот Петра Ивановича ждали к 15.00 у губернатора области, поэтому спать было некогда. Зайдя в ванную комнату и заперев за собой дверь, Пётр Иванович поочерёдно разлепил оба глаза и, пребывая ещё одновременно в мирах сна и яви, глянул в зеркало. Что-то было не так, и он не сразу понял что. А когда понял, то чуть не грохнулся на холодный кафель без сознания. Сердце внутри бешено колотилось, перед глазами пошли цветные круги. Этого не могло быть, но это было. Из чащи волос на мужественной мужской груди вздымалась красивая, налитая соком женская грудь. Размер примерно третий, ну или 2+, не меньше. Пётр Иванович, опустив взгляд с зеркала на себя, схватился руками за прекрасное новообразование, и чуть не рухнул. Воздуха не хватало, он жадно глотал его ртом, распахнул дверь ванной, вырвался наружу и всё-таки грохнулся на пол.

На громкий стук вскочила и прибежала сонная жена. Пётр Иванович сучил в воздухе голыми ногами и не по-человечески выл, пытаясь обеими руками оторвать от себя грудь 3-го размера. Это было ужасно. «Петя, ты что?» - промолвила жена, и рухнула рядом со своим благоверным. Сознание отказалось принимать выходящее за рамки обыденных представлений, и тьма объяла её.

Но жизнь есть жизнь, и наши герои постепенно пришли в себя. Насколько, конечно, это было возможно в данной ситуации.

 - Пёть, ты чё, дурак? - спросила его жена, несмело тыкая в сторону мужниной груди. – Сними сейчас же этот маскарад, или я сама тебе его сдеру!

- Ленка, это не маскарад, Кажется, они настоящие, - упавшим голосом ответил Пётр Иванович, а потом обречённо вопросил:  - слушай, а может это рак, опухоль может это злокачественная?

- Сам ты злокачественный, дай сюда, - и Ленка деловито принялась ощупывать грудь Петра Ивановича. – Так больно? А вот так? - спрашивала она, мягко надавливая на разные участки.

 - Да не, не больно, приятно даже вроде как-то… - задумчиво отвечал Пётр Иванович.

- Скотина, подонок, трансвестит проклятый! – забилась Ленка в истерике.

- Ааааа! – заблажил от безысходности Пётр Иванович и забился головой о ближайшую стенку.

- Тише, идиот! – зашипела Ленка, - соседи услышат!

Ыыыыы! – вопил Пётр Иванович, раскачиваясь на манер шамана в мистическом трансе. – Лееенкааа, давай меня к хирургу отвезём, пусть он их отрежет к чёртовой матери! Ааааааа! Позор какооой!

- Болван! Придурок! Идиот! – посыпались на голову Петра Ивановича звонкие оплеухи. Пётр Иванович перестал раскачиваться и затих.

- Слушай, Петь, а может, это тебя конкуренты отравили? – начала Ленка после некоторого молчания.

- Ты с ума сошла? Чем это надо мужика отравить, чтобы у него женская грудь за одну ночь выросла? – заорал Пётр Иванович?

 - Сам ты кретин ненормальный, - выпалила Ленка, - сейчас медицина чудеса творит знаешь какие! Может, тебе гормонов женских во вчерашний коньяк подсунули, смертельную дозу гормонов этих сразу бах! А ты здоровый оказался, не умер, только грудь на этих гормонах вона какая вымахала, аж завидки берут, - и Ленка со вздохом опустила взор на свою малозаметную грудь. В общем-то, грудь у неё была вполне даже ничего себе, но Петру Ивановичу она сегодня явно проигрывала.

- Мммм…, лучше б я сдох… и чего делать-то теперь? – угрюмо промямлил Пётр Иванович.

- Маммологу бы тебя, конечно, показать… только к нашим врачам тебе нельзя, сразу весь район узнает… К губернатору тоже сегодня ехать нельзя… чёрт, что же делать? –судорожно размышляла Ленка. - Слушай, есть идея! Сегодня у нас в ДК выступает доктор Сидельников, надо чтобы он тебя посмотрел!

- Да, Ленка, меня теперь только рассматривать и осталось. За деньги. В кунсткамеру меня, в качестве живого экспоната, а лучше в цирк уродов!

- Погоди ты, заладил! Доктор Сидельников – психолог, кучу книжек написал, по всему бывшему Союзу людей лечит от всякой ерунды. Он человека в гипноз вводит, и у его подсознания всё как есть выведывает: по какой причине его болезнь появилась и как эту причину устранить, понял? Мы хоть узнаем, почему тебе так грудь распёрло и как её обратно сдуть!

- Узнаем, и что дальше-то?

- А дальше видно будет, понял? Звони своему проныре, который у тебя начальником избирательного штаба был, Игорьку этому, пусть он мне с доктором сегодня перед выступлением встречу организует.

Пётр Иванович позвонил Игорьку и попросил его устроить встречу Ленки с известным доктором  Сидельниковым. Под предлогом того, что Ленке очень нужна личная консультация у заезжей знаменитости. Игорёк всё устроил чин по чину. Ленка с глазу на глаз договорилась с доктором, что он примет поздним вечером у себя в номере её внезапно занедужившего супруга. Сидельников за годы поездок по городам и весям привык к таким просьбам и особо не удивился.

Около полуночи один из двух личных авто семьи Кузнечиковых подкатил к главному входу гостиницы. Пётр Иванович с супругой торопливо проследовали в номер доктора. Районный глава был очень странно не то одет, не то замотан во что-то невообразимое. Потому что иначе скрыть такую пышную грудь не получилось.

Доктор, осматривая Петра Ивановича, едва скрывал улыбку и пару раз чуть не заржал как конь. Он всякого повидал за свою обширную практику: экзотические наросты, впадины и прочие недуги в самых чудовищных сочетаниях, но такое ему довелось встретить в первый раз. Зрелище было весьма забавным. После получасовой беседы с пациентом доктор предложил находившейся рядом Ленке перейти в другую комнату: номер он всегда снимал двухкомнатный специально на случай приёма возможных посетителей. Доктор ввёл измученного Петра Ивановича в гипнотический транс, дабы напрямую задать вопросы подсознанию пациента. После 10-минутной беседы (обычно хватало максимум трёх минут, но сегодня случай был особый), доктор огласил чете Кузнечиковых свой вердикт. Был он от чего-то задумчив, говорил негромко и начал издалека:

- Дорогой Пётр Иванович, с точки зрения физиологии вы абсолютно здоровы. Пульс и давление в норме, кожные покровы чистые, хрипов в лёгких нет, могу только позавидовать. Что касается вашей груди… знаете, я сталкиваюсь с подобным феноменом впервые в своей практике, хотя ваш случай не уникален. В медицине описаны единичные, крайне редкие истории перерождения мужской груди по женскому типу, с полностью функциональными молочными железами.

У вас есть одна большая проблема, и лежит она в сфере психологии, - продолжил доктор после небольшой паузы. – В силу своей профессиональной деятельности вы часто говорите людям неправду, лжёте, если говорить прямо. И в этом вся ваша беда. Удивительно, но у вас крайне правдолюбивое подсознание. Своей ложью вы каждый раз наносите ему чувствительные удары, загоняя всё дальше вглубь присущее вам от рождения стремление к истине и справедливости. Позавчера это давление вышло за критический порог, диссонанс достиг наивысшей точки. Вы спрашиваете, как это вышло? А вы вспомните попойку по поводу победы на выборах. Ваше подсознание под гипнозом очень ярко, в лицах разыграло ключевую сцену. Вот вы компанией сидите за столом. Вот кто-то из присутствующих бросает фразу: «Ну что, Пётр Иванович, народ тебе доверился, проголосовал, теперь твоя забота хозяйство в районе поднимать». Вы в ответ: «Да я! Да я так развернусь! Да я сейчас такое импортозамещение налажу! Мне никакой кризис нипочём! Что, не верите? Сельхозку подниму, весь район накормлю своей продукцией!» Вам в ответ рассмеялись – все люди свои, всё понимают: «Да ладно, Петруха, кончай заливать, чем ты накормить-то можешь, грудью своей что ли?» И тут вы выдаёте ключевую фразу: «Что? Не верите? Вот накормлю и всё! Если надо, то грудью, вот этой грудью кормить буду! Всех, всех, накормлю! Грудью!» Вас еле угомонили. При этом, как я понял, вы ещё гулко стучали себя кулаком в грудь. Ну пьяный были, понятное дело.

Доктор откашлялся и продолжил:

- Под действием алкоголя иногда происходит интересный эффект, сознание отключается, психологические зажимы ослабевают, давление на подсознание исчезает, и оно вырывается на свободу, - продолжил доктор, - Ваше подсознание оказалось с оригинальным чувством юмора. Оно не нашло ничего лучшего, как запустить процессы роста молочных желёз, причём укоренными темпами. Вы же обещали кормить район грудью? Пожалуйста, вот вам новая грудь, кормите на здоровье! Так что, дорогой Пётр Иванович, никто вас гормонами не травил, всё свершилось по воле Матушки-Природы. Подсознание сочло это самым действенным способом сообщить вам, что врать людям нехорошо, что надо выполнять обещания и держать данное слово. Вот теперь и держите!

- Доктор,  - взмолился Пётр Иванович, - я всё понял про подсознание! Но делать-то теперь что? Как я на люди с этим покажусь? Чем теперь лечиться-то?

- Пётр Иванович, - задумчиво сказал доктор Сидельников, - вопрос не по моей части. Мои пациенты – люди, страдающие недугами по причине нарушения присущей человеку внутренней гармонии. Я помогаю им восстановить эту гармонию, не более того. Вы же абсолютно, просто до удивления здоровы. Что касается груди… ммда… понимаете, подсознание мыслит образами, символами. Женская налитая соком грудь – символ плодородия. Таким способом ваше подсознание выразило своё понимание импортозамещения, о котором вы столь проникновенно говорили, победив на выборах. В вас нет той дисгармонии, которую я наблюдаю у своих пациентов, поэтому не в моих силах вам помочь, - с этими словами доктор пристально посмотрел на собеседника.

Пётр Иванович и Ленка одновременно грохнулись на колени и стали умолять доктора Синельникова войти в положение, помочь, поспособствовать и так далее. Взамен доктор будет вознаграждён тем достойным вознаграждением, какое он сочтёт нужным. Доктор долго отказывался и сопротивлялся, а потом вдруг сменил гнев на милость:

- Есть один способ. Понимаете, ваша диковинная грудь – не только символ плодородия. Это выражение отношения к вам собственного подсознания. Оно говорит вам, что вы не мужик, а самая натуральная баба. Выслушайте, не обижайтесь! У вас давно вошло в привычку постоянно людям врать, хитрить, обманывать. Вы не держите слово, значит вы не мужик, вы баба – так говорит вам собственное подсознание. Поэтому… поэтому прекратите лгать и обманывать по любому поводу, говорите людям правду, трудитесь честно, выполните все до единого данные на выборах обещания, станьте настоящим мужиком, и, очень надеюсь, ваша грудь снова обретёт нормальный мужской вид. Думаю, она исчезнет окончательно в тот момент, когда говорить людям правду станет для вас такой же естественной потребностью, каковой сейчас является потребность бесстыдно врать. Если же вы дальше будете лгать и обманывать, процесс перерождения организма по женскому типу продолжится со всеми вытекающими последствиями, понимаете? Постепенно изменится голос, округлость бёдер, черты лица, ну и так далее. Похоже, Пётр Иванович, у вас просто нет выбора, если хотите снова стать полноценным мужчиной. Вы спрашиваете, что будет с вашей карьерой? Вопрос не по моей части. Может, с ней всё будет даже лучше, чем вы себе могли представить, - и доктор весело рассмеялся.

Домой Кузнечиковы вернулись подавленные. Где это видано, чтобы чиновник никогда не врал, был честен и прям до несгибаемости? «Выходит, конец моей карьере», с горечью причитал Пётр Иванович. Измученный всеми переживаниями, он повалился на кровать не раздеваясь и уснул как убитый. А на утро обнаружил на кухне записку от своей Ленки, в которой ему сообщалось, что она не желает быть женой трансвестита-неудачника и что пусть он не делает попыток её разыскивать. На развод она подаст сама. Это был удар ниже всего что можно себе представить. Пётр Иванович за время своей карьеры привык предавать и подставлять своих соратников, и вот теперь он сам оказался в роли преданного, да ещё как, в какую тяжкую минуту! Петру Ивановичу хотелось выть от случившейся с ним несправедливости, он не видел выхода из сложившегося положения. Тут ему позвонил губернатор области.

- Пётр Иванович, - весело рокотал в трубке голос начальника, - ты вчера ко мне не приехал, больным сказался, может сегодня осчастливишь своим появлением? – пауза, тишина, - Грудью новой похвастаешься, а?

- К-какой г-грудью?

- Как это какой? Какая есть, такой и похвастаешься, ты же у нас теперь первый на просторах Матушки-России Главарайона-трансвестит, так?

- Валерий Аркадьевич, да никакой я не трансвестит! Кто вам такое наплёл? Кому морду бить? – взвился  Пётр Иванович.

- Да ладно, Пётр Иваныч, не кипятись ты так. Жена твоя звонила и всё рассказала. Что мол ты давно в тайне мечтал о смене пола, что операцию на груди сделал, - елейным голосом пропел губернатор, и вдруг взорвался: - Извращенец хренов! Ты что, всю область под монастырь подвести хочешь? Операцию, говоришь, не делал? Да твоими фото уже весь интернет завален, инстаграм уже упал, потому что сервера его не выдержали наплыва желающих, и знаешь кто у нас сегодня там главный герой? Наш всенародно новоизбранный господин районный голова, чтоб ты сдох тварь поганая! И не смей даже на глаза мне показываться, скотина! И на рабочее место в таком виде не смей приходить, никакой ты не голова, назначим перевыборы!

После этого ора трубке раздались короткие гудки.

Пётр Иванович обречённо полез в интернет и действительно обнаружил там массу фотографий собственной персоны. Пока он спал после похода к доктору Сидельникову, его дражайшая супруга аккуратно раздела своего муженька по пояс и устроила бесплатную фотосессию. Всё русскоговорящее интернет-сообщество гудело как растревоженный улей, несчастную Ленку жалели, а над её мужем-извращенцем как только не издевались. Особо гневные комментарии призывали устроить всенародный суд, а также отправить в отставку правительство, распустить Думу и объявить импичмент Президенту, потому что довели уже страну до того, что к власти прорвались трансвеститы. Жизнь окончательно потеряла смысл, и от немедленного самоубийства Петра Ивановича спас стоявший в баре коньяк «Кутузов» 25-летней выдержки. Высадив все 0,7 литра не отрываясь, Пётр Иванович отключился.

Утро началось от настойчивого трезвона средств связи: оба мобильника и домашний телефон ездили по ушам не переставая. Пётр Иванович не глядя схватил ближайший мобильник и швырнул о стену. Та же участь постигла и второй аппарат. Выместив злость на ни в чём не виноватых смартфонах, Пётр Иванович снял трубку домашнего аппарата:

- Слушаю, - обречённо произнёс он.

- Пётр Иванович? Как вы себя чувствуете? Вас беспокоят из Совета Федерации, аппарат Председателя. Мы вам еле дозвонились! Через 20 минут к вашему подъезду будет машина, Председатель Верхней палаты просит вас о встрече!

- Просит? А на хрена ему трансвестит сдался? Может, он сам того, извращенец? – выкобенивался ещё не проснувшийся и не протрезвевший Пётр Иванович, - может, мы с ним селфи сделаем топлесс, взорвём инстаграм на пару, а?

- Мы понимаем ваше состояние, Пётр Иванович, но давайте серьёзно, шутки давайте в сторону. Приводите мигом себя в порядок, через 20 минут за вами зайдут сотрудники ФСО. Вы теперь очень важная птица, все подробности потом.

Пётр Иванович едва успел положить трубку, как телефон снова ожил. На этот раз звонил губернатор. Тон его речи был удивлённым и ничего не понимающим.

- Слышь, Пётр Иваныч, тут мне с утра из Совфеда обзвонились, разыскивают тебя чуть не с собаками! Введи, будь другом, в курс дела.

- Будь другом? Пошёл ты…, - процедил сквозь зубы Пётр Иванович, - много будешь знать скоро состаришься! – и он мстительно хлопнул трубку на рычаг телефона.

Через пол часа Пётр Иванович был как огурец – умыт, побрит,  наглажен и отутюжен. Приехавшие за ним любезные люди крепкого телосложения заботливо привезли обширные рубашку и пальто, в которые смогла поместиться грудь Петра Ивановича. Он был вежливо доставлен в кабинет Председателя Совета Федерации пред ясны очи самого, как вы понимаете, Председателя. Разговор состоялся примерно следующий:

- Дорогой Пётр Иванович, времени у нас с вами немного, давайте сразу к делу. Вы очень кстати подвернулись со своей грудью. Ещё вчера за вашу карьеру никто не дал бы и ломаного гроша, а сегодня… - Председатель на секунду задумался, - а сегодня на повестке дня мировой политики ребром стоит вопрос потепления отношений с Евросоюзом, взаимной отмены санкций и налаживания контактов по всем линиям. В свете вышесказанного вы с такой грудью – лучшая кандидатура на место Главы делегации российских парламентариев в ПАСЕ. Представляете? Такая сверхтолерантность! Да они там против нас и пикнуть не смеют, вы станете знаменем не только нашей делегации, но и всей ассамблеи! Любой, кто посмеет идти против вас, мгновенно получит обвинения в сексизме, отсутствии толерантности и ненависти к сексуальным меньшинствам!

- Я не трансвестит, - угрюмо ответил Пётр Иванович.

- Знаю, знаю, - перебил его Председатель, - игры подсознания. Я в курсе диагноза доктора Сидельникова. Кстати, завтра вас осмотрят светила медицины, и мы точно узнаем, что и как у вас там. Может и правда это результат внешнего воздействия, гормонального или тонкой операции западных врачей, работающих на вражеские спецслужбы. Может ваше появление здесь – результат незримой глазу обывателя игры профессионалов разведки и политических интриг, а мы сейчас заглатываем подброшенную наживку. Так вот, если версия доктора Сидельникова подтвердится, то вы возглавите нашу делегацию в ПАСЕ, если подтвердится западный след, то… тоже её возглавите, но уже в роли двойного агента под контролем наших спецов. Иного выхода у вас, дорогой Пётр Иванович, нет. Родина с надеждой смотрит и на вас, и на вашу грудь! А сейчас давайте немного прервёмся и сменим тему.

Председатель снял трубку телефона и коротко бросил: «Пригласите». Через полминуты дверь открылась, в кабинет вошла Ленка Кузнечикова. Без тени смущения за коварно содеянное предательство поздоровалась с мужчинами и присела в предложенное кресло.

- С вами поедет ваша супруга, - заговорил Председатель, - не удивляйтесь и не протестуйте. Мы в курсе того, что вчера утром она вас бросила, забудьте это недоразумение. Хотя, как вам будет угодно. Главное, на людях делайте вид, что вы любящая, счастливая семейная пара – трансвестит и лесбиянка. Конечно, это всё только легенда, вы оба обычные нормальные люди, но никто об этом не должен знать. Елена Михайловна, спасибо, вы можете заняться своими делами, - вежливым кивком головы Председатель дал Ленке понять, что аудиенция закончена.

- Скажите, - спросил Пётр Иванович, - а как вы узнали о докторе Сидельникове?

- А мы о нём давно знаем. Во всех городах, где он бывает с выступлениями и семинарами, его гостиничные номера оборудуются системами наблюдения. Дело в том, дорогой Пётр Иванович, что к нему нередко обращаются представители местных властей, бизнеса и прочие влиятельные люди за помощью и консультацией, и ради этого мы ведём за доктором негласное наблюдение. Таким образом и вы оказались под колпаком. А потом этот скандал, который устроила ваша жена в интернете, а потом губернатор на верх доложил, что у них в области такое ЧП случилось. Ну, вы и попали в сферу нашего внимания на предмет ПАСЕ. Так что ничему не удивляйтесь и принимайте всё как должное. Впереди у вас с Еленой Михайловной месяц интенсивной подготовки, и – вперёд! Будете жить в Европе, с кратковременными заездами на Родину. Ваша жена очень довольна, что всё так замечательно устроилось, а вы?

 

Эпилог

Пётр Иванович с блеском исполнял свою миссию в ПАСЕ. Его грудь наделала такой фурор, что любые попытки особо злобных европарламентариев выдать какой-нибудь антироссийский пасквиль были напрочь заблокированы. Пётр Иванович перестал бриться и отрастил окладистую бороду на манер старообрядца, окончательно затмив тем самым бледную поганку Кончиту Вурст. Его дружбы искали, с ним хотели фотографироваться, он был желанным гостем на всех политических и светских тусовках. Он научился не стесняться своей груди и носил её с достоинством и невозмутимостью индейского вождя. Его популярность вызвала моду на всё российское. Даже очередной берлинский гей-парад стилизовали под первомайскую демонстрацию в Москве. Соорудили стилизованную под мавзолей трибуну, с которой Пётр Иванович с Ленкой, одетые на манер партийных функционеров, приветствовали проходящие мимо них разноцветные массы извращенцев. Это был один из самых трудных моментов в зарубежной карьере Петра Ивановича. Как настоящий мужик, он стойко боролся одновременно с тошнотой и с желанием набить всей этой мерзкой толпе её противные рожи. При этом его грудь 3 размера гордо вздымалась и опускалась, вздымалась и опускалась...

Надо сказать, что Пётр Иванович последовал совету доктора Сидельникова и стал учиться говорить правду. Постепенно, не сразу он вошёл во вкус, и уже не представлял себе, как он мог раньше лгать людям также, как дышать. Раз восемь, не меньше, пытались завербовать Петра Ивановича западные спецслужбы, и все попытки неизменно заканчивались позорными провалами. Пётр Иванович, давая согласие на вербовку и получая на руки неопровержимые доказательства нечистой игры очередной спецслужбы, каждый раз предавал все эти доказательства публичной огласке с высокой парламентской трибуны. В итоге все ведущие западные страны были посрамлены и дискредитированы суровым и неподкупным русским трансвеститом.

А однажды, когда срок пребывания Петра Ивановича на посту главы российской делегации в ПАСЕ подходил к концу, случилось новое чудо. Грудь исчезла, сдулась сама собой, рассосалась как будто её и не было. За одну ночь! Пётр Иванович прыгал от счастья и от всей души обнимал ненавистную Ленку. Ленка расстроилась  и безутешно рыдала как маленький ребёнок.

- Чего радуешься, болван! Кому мы теперь без твоей груди нужны?

- А мне, Ленка, плевать. Я! Снова! Настоящий! Мужиииик!, - во всю глотку орал Пётр Иванович. - Плевал я и на тебя, дуру набитую, и на Европу твою гнилую, и на функционеров наших тоже плевал! Сбрею бороду, сменю фамилию, уеду в Сибирь жить, и хрен кто меня без бороды и груди узнает! Женюсь там, дом построим, детей нарожаем, жить будем как люди! А ты, Ленка, гляжу, неплохо вошла в роль. Может, останешься здесь, будешь местной активисткой секс-меньшинств, а? На бабе какой-нибудь женишься, красота! А на развод я сам подам, не беспокойся!

 

Постскриптум

Совет безопасности собрался на внеплановое сверхсекретное заседание. Слушали внимательно, никто не спал, не кашлял и не чесался. Докладывал директор ФСБ:

- Уважаемые коллеги, разрешите изложить основную суть проблемы, по поводу которой мы сегодня собрались, все вопросы прошу по окончании доклада. Итак, вы все помните историю с Кузнечиковым Петром Ивановичем: как и почему он возглавил нашу парламентскую делегацию в ПАСЕ несколько лет назад. После окончания своей работы в ПАСЕ он исчез, растворился на просторах нашей Родины. Где он сейчас мы не знаем, могу точно утверждать лишь то, что он, вернувшись домой из Страсбурга около года назад, границу больше не пересекал. По словам его бывшей жены, он собирался изменить внешность и уехать жить в Сибирь. Почему я начал с этой истории? Как вы помните, она началась тогда, когда Кузнечиков стал главой N-ского района М-ской области. Дело в том, что после возвращения Кузнечикова на Родину, среди чиновников именно районного уровня зародилась и начала расти волна странных событий: у одного вдруг задница выросла  ровно в два раза, и он теперь в буквальном смысле слова сидит на двух стульях (коллеги, я прошу вас не смеяться, всё очень серьёзно!). У другого что-то с руками – они стали похожи на гребные ковши экскаватора и странно подёргиваются. С третьим происходит ещё какая-нибудь чертовщина! Количество подобных случаев растёт по законам числового ряда Фибоначчи и давно уже вышло за рамки статистической погрешности. И вот что ещё. Если поначалу подобное фиксировалось исключительно среди работников районных администраций, то сейчас волна уродств распространяется как на уровень ниже – на чиновников муниципального звена, так и выше, дорогие коллеги. И, вдобавок, подобные случаи фиксируются среди людей бизнеса, а также журналистов, политтехнологов и духовенства. Почти все так сказать «заболевшие» бизнесмены работали по государственным контрактам и подрядам, по результатам последовавших проверок все оказывались замешаны в серых и чёрных схемах освоения бюджетных средств: воровство, невыплаты зарплаты, многократное завышение смет и тому подобное. У одного владельца крупного строительного бизнеса лоб оказался усеян множеством несводимых мелких прыщей, которые образовывают хорошо читаемые издалека буквы «В», «О», «Р». Всё это начинает походить на массовый психоз подобно тем, которые случались в городах средневековой Европы. Но это не психоз. Наши специалисты выдвигают в качестве основной версию о том, что случившееся с Кузнечиковым породило в коллективном бессознательном некий лавинообразно нарастающий процесс. Если строить прогнозы, учитывая скорость распространения волны, месяцев через 8-10, максимум через год, она достигнет высших эшелонов власти.

Директор ФСБ вытер пот со лба, промочил горло стаканом минералки и продолжил:

- Исследуя данный феномен, нам удалось установить два интересных момента. Первое: в сферу поражения попадают не все. Степень тяжести недуга впрямую зависит от того, как много человек лжёт, и какое количество людей попадает в сферу влияния его лжи. Чем большее количество людей оказывается обманутым, тем более тяжкий недуг поражает обманщика. Как ни странно, есть чиновники и бизнесмены, которых всё это вообще не касается – но они все оказываются на поверку честными гражданами, честными работягами каждый на своём месте! Второе: есть отдельные случаи выздоровления. Все они связаны с тем, что заболевшие перестают врать и обманывать. Как мы выяснили, видимо, тоже самое произошло в своё время и с Кузнечиковым.

- Коллеги, - продолжил директор ФСБ, - мы с вами знаем, что ремесло власти невозможно без обмана. Процесс управления подразумевает формирование общественного мнения в нужном русле, и всё, что не вписывается в это русло, должно быть приведено в соответствие: скрыто, раздуто либо иным способом изменено, порой до неузнаваемости. В свете описанных событий, наши специалисты-психологи и медики сходятся во мнении, что в коллективном бессознательном человечества нарастает бунт против лжи. И у нас всех нас есть три варианта развития событий. Первое: мы, как Кузнечиков, можем бросить всё, удалиться от дел и начать жить в тайге с чистого листа, время на это у нас ещё есть. Второе: ждать, когда нас скрючит, расплющит или ещё каким-нибудь способом изуродует. Третье – выработать совершенно новые принципы управления государством на всех уровнях. Принципы, основанные на правдивости, открытости и взаимном доверии. Способны ли мы к этому? Возможно ли это в принципе? Не знаю… Кстати, по данным разведки, процесс захватил не только нашу страну, подобные случаи фиксируются по всему миру на всех без исключения континентах.

- Уважаемые коллеги, доклад закончен, - по-военному отчеканил директор ФСБ и сел на своё место. Воцарилась тишина. Каждый думал о своём.

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.2 баллов, проголосовало: 702 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь