Анастасия Комарова. "Сны Венеры"

Сны Венеры

Анастасия Комарова

 

Только что обработанный камень переливался миллионами оттенков золотого. Девушка подняла его к самому яркому лучу света, который пробивался сквозь полупрозрачное стекло и витающую в воздухе блестящую пыль. Камень поймал луч света и по стенам небольшой мастерской запрыгали весёлые солнечные зайчики, скользя по деревянному полу и потолку. Девушка довольно улыбнулась и вплела камень в заготовленный заранее браслет из прочной кожи густого малинового цвета. Рядом лежали ещё два точно таких же браслета с насмешливо переливающимися камнями.

- Эйдинр, Кузька! Можно заходить! – крикнула она в сторону двери. В помещение тут же вошли два довольно забавных существа: очень пушистый зверёк серого цвета, похожий на небольшого медвежонка, и невысокий человечек с довольно длинными ушами и зеленоватого цвета кожей.

- Сара, неужели ты всё-таки придумала, как нам заставить те ворота работать! – радостно сказал серый зверёк.

- Конечно, Кузька! Не думаю, что ворота нам вообще когда-нибудь понадобятся, но эти ключи более полезны, чем эти бесполезные железные ворота!

- Но разве ты не хотела показать наш мир другим? – удивился человечек, Эйдинр.

- Да, но… - замялась Сара, но тут же стала испуганно оглядываться. – Нет, только не это…  Нет! Только не сейчас!

Сара ещё раз посмотрела на своих друзей и медленно растворилась во всё ещё витающей блестящей пыли. В мастерской тихо и насмешливо звенел будильник.

                                                                     ***

Её звали Венера. Она была самой обыкновенной девушкой. Каждый будний день ей надо было ходить в школу, учить уроки, отвечать на самые разные вопросы. Ей, как и всем, приходилось читать книги и статьи, ходить на лекции и олимпиады, рисовать на уроке искусства и на полях тетрадок. Нельзя сказать, что Венере это очень нравилось.

Венера многое не любила. Она не любила делать уроки. Венера не любила ни один из миллиардов существующих цветов, и она не любила ни одно животное в нашем большом мире. Она даже на своё имя отзывалась с присущей ей неохотой, словно знала, что после очередного зова «Венера-а-а-а!» ей придётся мыть окна или пылесосить пол жутко тяжёлым пылесосом, даже если её звали на завтрак или прогулку. Но Венера любила спать.

Каждый раз, когда её голова касалась подушки (а то и парты), она попадала на далёкую планету, где ей всё нравилось. В мире снов она переставала быть сонной девушкой Венерой. Она становилась любознательной Сарой, которая с радостью гуляла среди пятиметровых красных деревьев, похожих на грибы. Она с огромным интересом слушала мудрого великана Кингизз’Атурра и общалась со своими друзьями, которые всегда поддерживали её идеи. Она любила находиться на этой планете, которая, по её мнению, была лучше Земли в миллионы раз. Венера обожала эту планету.

У Венеры не было друзей. У Сары их было полно. Венера ненавидела уроки, а Сара их обожала. Венера никогда не смотрела на бездомных кошек и собак, а Сара знала каждого пушистика в мордочку и дала им всем имена. Венера не любила садовые растения, в то же время Сара имела огромный сад на своей планете и выращивала самые необыкновенные цветы. Венера и Сара сильно отличались друг от дружки, но у них была одна мечта. Они хотели никогда не просыпаться.

К их большому сожалению, у будильника и у нашего мира были другие желания, и Сара просыпалась каждое утро, становясь обычной девушкой Венерой, которая ненавидела будильники. Венера каждый день ходила в школу, занималась делами и старалась увидеть хоть отголосок её мира из сновидений в нашем. Она то и дело старалась убедить себя, что сны ей не нужны и что наш мир гораздо лучше, но иллюзия счастья распадалась каждый вечер, когда Венера вновь превращалась в Сару.

Шли годы. Венера становилась всё более закрытой от этого мира. Её не интересовали ни здоровье её матери, ни очередной интересный момент на работе отца, ни успехи её брата. Она уже не старалась вернуть себе иллюзию красоты нашего мира. Она жила в полусне, желая лишь снова оказаться на прекрасной планете из её сновидений. Снова увидеть Кузьку, снова послушать великана Кингизз’Атурра, снова поиграть с забавным Эйдинром.

- Венера-а-а-а! Просыпайся! – послышался крик её мамы с кухни. – Завтрак уже на столе!

- Не-е-ет… - тихо простонала Венера. Её сны всегда обрывались в самым неудобный для этого момент.

- Венера-а-а-а, - передразнил маму её брат, - Быстрее вставай, а то остынет!

- Замолчи, - буркнула Венера и медленно встала.

Ненавистный будильник Венеры показывал половину седьмого. Мама знала, что её дочь любит поспать подольше, но считала это нехорошей привычкой. Венера на эти усилия не обращала внимание и вставала очень неохотно. Она добивалась таких успехов на планете в своих снах… и была обычной школьницей на нашей.

Венера вошла в столовую, где уже собрались остальные члены её семьи. Отец опять рассказывал очередной анекдот, пока мать наполняла тарелки рисовой кашей. Венера знала, что если отец во время завтрака находится на кухне, значит сегодня выходной. Венера любила выходные, но искренне недоумевала, зачем её семье требовалось столько времени сидеть за столом и пить уже остывший чай, если можно взять чашку в кабинет и почитать книгу или пойти погулять. Хотя Венера не очень и любила чай, как и любые бодрящие напитки.

- А вот и моя красавица! – радостно сказал отец семейства, - что снилось сегодня ночью?

- Доброе утро, - буркнула Венера и села за стол.

Она редко отвечала на вопросы об её снах, это считалось её тайной. Однажды Венера рассказывала отцу об её сне, где она создала специальные ворота для перемещения, но отец прервал её, попросив не забивать голову «этой ерундой». «Этой ерундой»! Для Венеры было счастьем создавать эти ворота, чтобы она могла показать людям технологии того мира, показать им необычные деревья и животных, познакомить их с другими народами. Но с тех пор ворота стояли без дела, а Венера пообещала никогда не говорить о той планете. Никому.

Венера встала из-за стола, как только доела свой завтрак, а её семья всё ещё сидела, обсуждая недавно раскрывшийся куст роз под их окнами. Она пошла прямиком в маленький кабинет, куда обычно никто не заходит и где никто её не побеспокоит. Венера взяла старую книгу и села за стол, но почитать ей так и не удалось. Стоило ей склониться над книгой, как её глаза стали закрываться, и она уснула, уткнувшись лбом в книгу.

Она тут же очутилась в рощице из высоких деревьев, похожих на гигантские синие тюльпаны. Среди стволов важно прогуливались четыре жёлтых панинама, похожих на больших чаек с куриными лапами. Венера стояла на дороге из оранжевых кораллов и восхищённо смотрела на панинамов. Они жили только в королевском саду и ей не часто удавалось увидеть их вблизи. Не то, чтобы ей запрещали сюда ходить, но она чувствовала себя неловко в этом прекрасном саду, где каждый день прогуливается король страны, в которой и была всё это время девушка. Венера медленно пошла вдоль дороги. Ей хотелось остаться здесь, но её наверняка ждали друзья, которым явно не терпится узнать все способности недавно созданных ключей. Но за очередным поворотом её уже ждали.

- Здравствуй, дитя, - улыбаясь сказал король. – Ты снова вернулась к нам.

- Здравствуйте, ваше величество, - смущенно пробормотала Венера.

- Я вижу, тебе здесь нравится.

- Очень! Если бы я могла, то я бы никогда отсюда не уходила!

- Но что тебе мешает? Могу ли я чем-то тебе помочь?

- Нет, ваше величество, - грустно сказала Венера и хотела уже уйти, но что-то заставило её остаться на месте, и она начала свой рассказ.

Она рассказала королю всё. Что каждый раз, когда она просыпается, она возвращается в реальность, где обитают странные люди и где всё слишком чужое для неё. Где ей надо делать разную работу, которая ей не по душе. Где нет таких замечательных людей, как её друзья. Где её зовут нелюбимым именем. Король внимательно слушал её, пока она совсем не замолчала. Венера почти не знала короля, но почему-то рассказала ему всё.

- Скажи, а ты хотела бы остаться в мире, который тебе так нравится? – спросил её король.

Венера посмотрела в его глаза цвета жидкого золота, взглянула на изящные синие деревья, на красивых панинамов. Вспомнила своих друзей, свои работы, свои изобретения. Венера вспомнила серые дома её города на Земле и шум бесчисленных машин. Её мысли закружились в радужном водовороте и резко остановились. Венера уже знала, что она скажет.

- Да, ваше величество, очень хочу!

                                                                                 ***

Узнавать каждый день что-то новое и стремится к чему-то недостижимому – вот чего хотелось Венере, и она старалась узнавать что-то каждый день. Она пыталась восстановить ключ, так как свой она потеряла уже очень давно, или же пыталась создать новое устройство. Так прошло довольно много времени с тех пор, когда Венера выбрала свою планету. Она была счастлива, но её терзали смутные воспоминания. Она вспоминала весёлые чаепития по два часа, вспоминала семейные прогулки, вспоминала нечастые поездки в кинотеатр или цирк. Венере не хватало чего-то. Её друзья старались дать ей всё, что они могли, но они не могли заполнить пустоту. Чего-то не хватало. Или кого-то.

Венера скучала по своему дому. Ей хотелось вернуться. Ей хотелось снова увидеть знакомые лица и читать любимые книги, снова сидеть часами на чаепитиях и слушать разные истории с папиной работы. Снова жить земной жизнью. Теперь мир снов её не так привлекал, как раньше. С каждым днём планета тускнела и прятала свои чудеса, словно лето стало сменяться осенью. Венера всё чаще ходила одна, всё чаще думала о возвращении, всё чаще представляла себе лица родителей. Она не знала, живы ли они ещё, ведь на чудесной планете прошло около шести лет.

Тогда Венера вспомнила про ворота перемещения. Она не подходила к ним, словно именно они были виноваты в том, что её отец назвал это ерундой, но сейчас она была бы рада, если бы он назвал всё это очередной глупостью. Что на самом деле это очередной сон, её сейчас позовёт мама завтракать, и Венера снова будет ворчать, зачем тратить так много времени на пустяковые чаепития.

 

Громоздкие железные ворота были одними из любимых её изобретений, хотя она никогда ими не пользовалась. Венера тщательно очистила их от скопившегося вокруг мусора и проверила детали. Всё было на месте, кроме одного. Воротам требовался ключ, который она создала в своём старом сне. Венера отправилась прямиком к её друзьям, надеясь, что они сохранили свои ключи. Венера когда-то подарила их своим друзьям, но те не очень часто ими пользовались.

***

- Но зачем тебе ключ? – недоумевал Кузька.

- Мне надо вернуться на мою планету, - уже в который раз сказала Венера.

- Но чем наша планета хуже? – продолжал удивляться Кузька.

- Ничем. Она прекрасна, но… там осталась моя семья.

- Мы можем стать твоей семьёй!

- Нет. Я понимаю, вы делаете все, что можете, но… мне надо вернуться. Семья для меня гораздо больше, чем…

- Чем мы?

- Наверное. Пойми, мне здесь не так хорошо, как дома, и я только недавно это поняла. Прости меня, но мне действительно надо туда вернуться.

- Ну раз тебе это так надо, то сейчас принесу. Но ты понимаешь, что ты скорее всего не увидишь никого из нас? Останешься на своей планете в бетонном лесу, без друзей и исследований. Ты понимаешь, что станешь такой же скучной и однообразной, как большинство людей?

- Понимаю… но что делать, если я не могу поступить иначе?

- Идти за тем, что по-твоему правильно, - сказал Кузька, протягивая ключ Венере.

- Спасибо… за всё спасибо. Я не думаю, что у меня могут быть такие хорошие друзья там, но тебя я точно не забуду.

- Так может останешься?

- Я… я не могу. Прости, но мне действительно надо вернуться.

- Ну что же, раз ты выбрала этот путь, значит иди по нему, даже если мой путь лежит отдельно.

Венера поспешила к воротам. В её голове проносились воспоминания о её доме и об этой планете. Вот она весело смеётся над удачной шуткой, а вот играет с пушистиками. Вот она получает грамоту за свои успехи, а вот она играет в шахматы с великанами. Её память металась, словно она запуталась, кому же она принадлежит: простой школьнице Венере или изобретательнице Саре.

Венера стояла перед воротами. Было большое желание просто бросить ключ в кусты и уйти от этих манящий железных ворот обратно, к верным друзьям и интересным открытиям. Но стоило ей ещё раз взглянуть на мерцающие изумрудным цветом железные детали, и она тут же ощутила что-то вроде толчка в их сторону. Теперь она была точно уверена в своём выборе. Да, у неё здесь есть друзья и достижения, но что может заполнить ту пустоту, которая теперь заменяла семью?

Венера крепче сжала ключ в своей руке и готова была шагнуть в ворота, но словно наткнулась на стенку. Она чётко видела чей-то дом, клумбу с розами, окно кухни, ярко-синее небо, но не могла пройти туда. Венера чувствовала тепло хорошего летнего дня, но не могла подставить своё лицо под яркие лучи солнца.

Венера просто смотрела сквозь пелену ворот на Землю, не в силах понять, что её дом оказался отделённым от неё, что она заперта на своей планете снов и желаний девушки, которая не могла понять, что уход от проблемы не есть её решение. Венера вспомнила тот разговор с королём и содрогнулась. Неужели из-за этой невероятно глупой ошибки она теперь никогда не вернётся?

На её колени упала большая слеза. Венера никогда не плакала. Иногда она думала, что весь мир встал стеной против неё, но она ждала того момента, когда сможет рассказать об этом Кузьке или его доброй соседке Вир, которая приносила им очень вкусные фрукты и местное варенье. Но сейчас всё это казалось кошмарным сном, будто Венера бежит по бесконечным коридорам, где нет ничего, кроме бесчисленных препятствий и бесконечных поворотов. Но… неожиданно Венера услышала. Её звали. Звали из нашего мира.

- Венера… проснись…

***

       Венера сидела на кровати и осматривалась. За большим окном лениво летели облака, освещаемые жарким июльским солнцем. Казалось, что солнце было повсюду: на полу больничной палаты, на тусклых стенах, на листьях берёзы под окном, на вазу с цветами, что стояла на тумбочке. Где-то вдалеке слышались весёлые крики детей и шум проезжающих машин. Был вечер.

В коридоре послышались шаги и прежде чем Венера успела что-нибудь сделать в комнату вошёл врач. Увидев Венеру он что-то бессвязно пробормотал и стрелой вылетел из палаты. Венера удивлённо пожала плечами. Через некоторое время в палату вошли несколько человек.

Первым вошёл тот же самый доктор, а следом за ним вошли родители Венеры. Они выглядели одновременно растерянными, уставшими и радостными. Когда Венера увидела их из её глаз снова полились слёзы, но это уже были не слёзы отчаянья, а слёзы радости. Она нашла себя, хотя ей пришлось преодолеть довольно долгий путь из тропинок, прежде чем выйти на дорогу.

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.51 баллов, проголосовало: 1108 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь