Агния Васмарг. "Нет ничего невозможного"

Нет ничего невозможного

 Агния Васмарг

 

Она листала сайты знакомств привычно, равнодушно, почти зевая.

Почти – потому что хороший драконий зевок спалил бы электронику до обугливания. Так что она сдерживалась, но досадовала.

Казалось бы – чего досадовать на жизнь полной сил Драконихе на хорошем счету у начальства, без материальных и прочих проблем? Вот – с «прочими» проблемами была некоторая закавыка. С одной проблемой. Очень хотелось детей.

А где их взять, если их с братом осталось на все просторы мироздания двое – не отнять и не убавить.

И в банках генного материала не было никаких аналогов для поддержания их вида. Потому что вид древний, да и специфика опять же – без должной искры между инь и янь оплодотворение невозможно. Процесс не механический и тривиальный, а с истинным горением, страстью на грани катаклизма.

Бывало озёра испарялись, леса валились, курганы вставали на сотню метров там, где воспылали страстью друг к другу два дракона.

К счастью для окружающей среды, случалось это редко, но вот и осталось их только двое.

Братца это обстоятельство, кажется, ничуть не волновало – служака, блестящий, во всех смыслах, воин – все помыслы о боевых задачах. И так он в этом застрял, так зашорился, что окажись вдруг мир без горячих точек, где требуется присутствие боевого дракона, то всё – катастрофа – деть себя некуда.

Пока, правда, это ему не грозило, но сестра-то знала – неправильно это, ненормально.

Лучше бы о себе подумала, скажете вы. Верно. Она думала.

И к кому, скажите на милость, могла воспылать страстью шикарная драконья женщина с глазами, как плошки, со ста двадцатью зубами, размах крыльев шесть метров сорок сантиметров?

Разве что к собору Саграда Фамилиа. Ну, или к сфинксам в Долине Царей. Только родить от них не получится.

А малышей хотелось. Как-то вот уже накопилось в душе разного, что хотелось отдать. Просто рвалось наружу и требовало приложения и нежность, и терпение, и разумная строгость, и просто любовь. Дракониха ловила себя на ощущении умиления любыми детёнышами, но понимала – что в её случае об усыновлении не может идти и речи – уж очень вид специфический. И внешний и вообще…

Но сайты знакомств она листала всё-таки не из праздного любопытства. Возможности генетики раздвинули рамки скрещивания до межвидового. Не исключалась то, что пусть не она станет матерью, так хоть братец – отцом. Экстремалы обоих полов попадались всюду.

Но задача не из простых – мало того, что надо было найти особь, согласную стать матерью от Дракона, ведь сам-то Дракон совершенно не подозревал о замыслах сестрицы, и уж, разумеется, не одобрил бы её намерения.

Вот тоже задачка. К такому на драной козе не подъедешь… Хотя требуется-то от него совсем немного – всего лишь расположение к особи женского пола. А воспитание потомства Дракониха возьмёт на себя, и возьмёт с превеликим удовольствием. Однако, мама и папа у детей должны быть – осталось найти маман и уговорить родить – вот и вся недолга.

На панели внизу монитора замигал красный квадратик - из Центра пришло информационное письмо: предлагалось в случае обнаружения перевербовать ценного агента.

Дракониха послушно открыла сообщение (служба-с). Её кодовое имя было Плюс, а  братца – Минус. В отличие от него Плюс никогда не принимала участие в боевых действиях и акциях устрашения, нет-нет – только миротворческие проекты, уж там-то ей не было равных.

Так вот, собственно, ориентировочка: коза белой масти, пол женский, кличка Муррена, рост в холке 95 см, от носа до хвоста 125 см, имеются рога, вероятно с победитовыми наконечниками, длина 21 см. Особые приметы - ошейник розовый плюшевый, правое переднее копыто внутри имеет нарезку и стержень - предположительно длиной 7,5 см, алмазный. Уши укреплены армированной сеткой из неизвестного материала - предположительно для принятия закодированной информации. Имеются сведения об изменениях в генной структуре. Нуждаются в уточнении. Умна, непредсказуема, прекрасный тактик, полиглот, завербована несколькими резидентами, часто работает на себя. Разыскивается Центром для перевербовки.

Какая милая особа, - думала Дракониха, изучая портретную характеристику Муррены. – На вид – коза козой, вид глуповатый, в чём-то трогательный, розовый ошейник наводит на мысли о пристрастии к простеньким любовным утехам, но из-под мягкого висячего уха вдруг сверкнёт хитрый взгляд, да и силуэт – чёткий, рельефный показывает компетентному взору – ой, качалась козюля, да не на фитнесе, а сознательно оттачивая правильные мышцы.

Дикая мысль, конечно, но что за изменения в генной структуре у этой особы?

Агент Плюс набрала специальный код – сов-сов-секрет - и зашла в специализированную базу данных. О… О-ооо…

 

Дракону снился страшный сон. Будто бы летит он с задания домой, голодный – страсть! И видит внизу – в зелёной долине с привольными лугами и прозрачными ручьями – беленькую тонкорунную козочку. И снижается он будто бы, и уже когти нацелил на козочку. Как вдруг… Взгляд козочки – беззащитный, трогательный и при этом, как ни странно, бесстрашный – ослепляет его. Крылья сбиваются с ритма, сердце – огромное драконье сердце - вдруг начинает биться с невиданным для него интервалом – двадцать  ударов в минуту! Ящер проваливается в воздушную яму и падает, падает…

Упал. Чёрт. Реально упал с кровати. А всё похмелье проклятое. Крутит голову,  иссушает сердце, мучает желудок.

Минус расправил скрученную  в жгут простыню, сел, почёсываясь, на кровать.

В кресле напротив, кокетливо заложив копыто за копыто, сидела коза. Белая. Давешняя – из сна. Дракон инстинктивно прикрыл срам лапой.

- Мииилый, - пропела коза. – Я заждалась.

Ага, а смотрела-то она не него, а в другой угол – голограмма - догадался Минус и на всякий случай запустил в неё подушкой. Изображение растаяло.

Тьфу, пропасть, коварство какое, - подосадовал Минус, но любопытно – кто ж это так обнаглел, что подсылает ему такое? И с какой стати их с сестрицей дом – прекрасно защищенный от подобных глупостей - так лажает?

- Чо за нафиг? – спросил Дракон у родных стен. Из стены тотчас материализовался призрачный Бэрримор – точно такой как в стародавнем детективе – и с поклоном ответил:

- Сэр, приношу свои извинения, но проникающее излучение было настроено на частоту «личное, интимное». Я счёл возможным пропустить… Что-то пошло не так?

- Ах ты!.. – не нашел слов Дракон. – Предупреждать надо! – и хлопнул дверью, снеся её с петель.

- А как же элемент неожиданности? – игриво скрипнула вдогонку дверь, самостоятельно насаживаясь на косяк.

 

Коза лежала в кустиках неподалёку от драконьего дома и полировала копытца – ибо больше занять себя было нечем – она ждала доставку.

Такой заковыристый случай – первый в её богатой практике. Платили деньги, причем хорошие (да что там – лучшие за всю карьеру и уже перечислили задаток) за проникновение в обитель драконов и физический контакт с драконом-самцом. Сначала Муррену испугал этот пунктик. Дракон-то – он вон какой: здоровенный, дышит жаром, крылатый. Но наниматели (анонимные) успокоили – просто проникнуть и просто потрогать.

Ну, ладно тогда, потрогаю - решила она опрометчиво. И что? А вот что:  драконы дома, а Дом – в такой защите, что поболее некоторых президентских и банковских – разумный, зараза, преданный – не пускает ни в какую.

Муррена уже спалила два ментальных усилителя, пытаясь как-то обозначиться и оглядеться. И всё зря, только гнездо растревожила.

Дом задраился – окна тёмные, забор монументальный, на столбах сидят сторожевые горгульи – не подкрадёшься. Ну, допустим прошла коза внутрь – на этот счёт есть мыслишка, а оба дракона дома и что? Здрассте, я тут пришла потрогать вас немножко?

Вот тут-то нашла она один сайтик, где предлагалась странная штука – темпоральная граната.

Открыв сайт, Муррена тогда чуть не закрыла его сразу - обилие текста её смутило. Какая-то философия… Но она превозмогла лень и стоически попыталась вникнуть. Для начала ей предлагалось понять, что настоящее время практически не существует. Потому что практически все оно – или прошедшее разной давности, или будущее разной удаленности. А то, что осталось в результате этого логического усекновения -  ничтожный кварк настоящего – и есть величина, с которой будет оперировать их уважаемый клиент, если купит продукт.

Коза призадумалась. Ну да, пожалуй… Вот она провела копытцем по экранчику, и это уже прошлое, захотела увеличить текст – это пока будущее.

Положим,  тут у нее нет возражений. Что дальше?

Дальше говорилось, что взрыв темпоральной гранаты расширяет диапазон действия настоящего в зоне применения гранаты, давая тем самым возможность заказчику совершить какие-то действия в режиме обычного времени. Так как на него самого расширение времени не подействует.

- Почему? – возник у козы резонный вопрос.

- Потому, - с апломбом ответствовал сайт, - что вы будете в это верить.

 - О как!.. А если я не совсем верю?

- Если вера условна, то и изменение реальности условно и власть над временем нестабильна. Лучше все-таки поверить, - ответил сайт и поставил смайлик.

- Ладно. Если я поверила, и время расширилось, а я влезла в него с немытыми копытами и что-то делаю в обычном режиме, то… А я дырку в нем не сделаю?

- Попробуйте увидеть такую аналогию – хирург делает операцию под местным наркозом,  участок тела заморожен, нечувствителен, но скальпель работает и рука врача тоже все чувствует. Поняли?

- … Да. Действительно. А сколько стоит?.. А можно в кредит? -  Муррена была азартна.

Когда граната была доставлена,  день уже клонился к закату.

Внешне Дом казался вымершим, но со спутника было видно, что Дракон выбирает сигару, стоя у самого балкона, а Дракониха  что-то клацает на допотопной клавиатуре во внутреннем садике. Если прямо сейчас подобраться, взорвать гранату, то…

Коза залюбовалась четким силуэтом Дракона на фоне закатного неба. Удивилась себе, так как считала свою персону циником с большой буквы, и фиолетово ей было на чьи-то там мужественные прелести. Ан нет… не фиолетово…

«Что это я? Заболела что ли?» – коза даже нос потрогала – не сухой ли? Нет, нос в порядке – умеренно влажный, как климат  Средней России. Тогда, как это трактовать? С чего это она – Муррена, авантюристка первой статьи – увидела в заказном объекте мужчину? Причем объект ей не подходил ни одним ни мыслимым, ни немыслимым параметром?? Прямо-таки однозначно – совсем не её объект.

И дело даже не в видовых несоответствиях и габаритных расхождениях, просто сам тип такого вот служаки без страха и упрека был ей скучен, неинтересен… Кажется.

Дракон моргнул, коза ахнула – какие ресницы! Глаза у него были вопреки расхожему мнению не зеленые, не желтые и не красные, а темно-синие с золотыми молниями внутри радужки. Молнии ранили.

Вонзились в отважное козье сердце острыми зубцами и не вытаскивались обратно. Хотя она пыталась вытащить. Сказала себе: «Да ты рехнулась, подруга? Сдался тебе этот Минус! Что ты с ним делать будешь? Мир спасать? Разве что от самой себя. Он же должен тебя за ошейник и к начальству – на вербовку свести. А ты что подумала? То-то…»

На время отповедь возымела действие, и Муррена снова вернулась к обдумыванию вылазки, однако теперь мысль о физическом контакте приобрела совсем другой оттенок. Трогать – так трогать.

Она приготовилась  оставить, так сказать, след своего пребывания на драконьей территории. Смастерила из черной атласной ленты перевязь с колокольчиком, еще подумала, что черное пойдет к отливающей платиной чешуе Минуса. И камеру настроила – чтобы запечатлеть это. Еще раз строго поговорила сама с собой и решила: «Пора».

Надо было выждать момент, когда горгулья на столбе забора отвернется…

О, как удачно, одна уродливая стражница решила почему-то вообще покинуть пост.

И как раз на отрезке забора вблизи балкона. Наверное, в туалет захотела… «Надо же, как все складывается!» - восхитилась фортуной Муррена.

Она ловко и скрытно преодолела забор,  пробежала по искусно разбитому садику, проскользнула к двери под балконом.

Минус  был там – до нее доносился аромат сигары.

«Не, ну правильно, сигара ж большая, курится долго, со смаком…» - одобрила она буржуазные привычки Дракона.

Дверь обрамлял затейливый декор в виде путти, держащих виноградные лозы. Путти внезапно ожили и принялись щекотать козу пухлыми младенческими пальчиками.

- Отстаньте,  бессовестные,  - шипела в ярости Муррена.

Но путти попались невоспитанные, а один из них, с луком за спиной, натянул свое гипсовое оружие и воткнул  дурацкую стрелочку куда-то ей между лопаток.

Коза выдернула стрелу и возмущенно зашептала:

- Лучше бы помогли наверх забраться…

Нахальные карапузы закивали и протянули ей гипсовую лозу, которая гнулась, как живая, и уходила, цепляясь усиками, куда-то вверх.

Коза  тоже уцепилась, подтянулась, просунула рожки между перилами балкона – прямо перед ней глыбились нижние конечности Дракона. Чешуя отливала благородной платиной, мощные когти сверкали темно-стальным блеском.  Она невольно перевела взгляд на свои скромные копытца, тускло мерцающие в лучах закатного светила. Сравнение было не в её пользу.

«Зато я обаятельная…» - подумала она и выдернула чеку.

Сначала козе показалось, что ничего не произошло. Дракон все так же стоял, вечер продолжался.  Но тут она заметила, что дымок от сигары не рассеивается,  а Дракон застыл в неестественной позе,  не донеся мощную лапу до перил.

Она легко пролезла сквозь кованые сложным узором прутья и оказалась тет-а-тет с Минусом.  На секунду ей почудилось, что  остановка времени всего лишь её личная иллюзия и Минус сейчас оскалится страшно, сгребет её в охапку и выбросит вон. На секундочку Муррена подумала, что насчет «сгребет в охапку» она бы и не возражала…

Но он не двигался, только синие с золотом глаза выражали полнейшее недоумение.

- Приношу свои соболезнования в связи с утратой вами дееспособности, - хихикнула Муррена, накидывая припасенную ленту с колокольчиком на  шею Дракона.

Ехидно улыбаясь, она расправила украшение, побрякала  колокольчиком, осторожно оперлась на  мощный корпус Минуса, явно ощущая исходящее от него тепло, и, отставив камеру максимально далеко от их скульптурной группы,  сделала несколько снимков.

- Ну вот и все, милый… А ленту я оставлю тебе,  в память о нашей встрече…

Она метнула  контрольный взгляд в глаза Дракона и замерла: он все чувствовал – в глазах была мука.

Ей вдруг стало ужасно стыдно…  За свой нечестный приёмчик, за то, что он подумает о ней. Жаркая волна окатила  её организм, казалось даже, что белые шерстинки порозовели, но это был отблеск заката, а не раскаяние.

- Эээ, прости… Я ухожу, - жалко проблеяла коза, неловко нашарила гипсовую лозу и спустилась с балкона на землю. Копытца её вроде держали, но обычной стопроцентной  внутренней уверенности, что она все делает правильно, не было. И точно.

- Сююприиз, - глумливо пропел кто-то над её ухом.

Муррена резко обернулась – с высоты двухметрового роста на нее смотрела Дракониха.

Она улыбалась, стоя в  проеме двери.

- Здрассьте, - выдавила из себя Муррена. – А почему вы не заммморозились на времммя? – задала она вопрос, слегка заикаясь.

- Ну, во-первых, радиус действия темпоральной гранаты невелик. Во-вторых, я не верю во время.

- В каком смммысле? – озадачилась коза.

- В прямом. На мой взгляд, а он достаточно пристальный, время не существует, как отдельная физическая величина. Температура, например, существует, а время - нет… Природа меняет состояния и все. Совершенно необязательно  соотносить эти изменения с какими-то насквозь условными координатами… Часы, минуты... чушь какая… Просто нежная протоплазменная жизнь неуютно чувствует себя в пространстве и пытается бросить побольше якорей… Возвышающих ее существование до осмысленного.

Честно сказать, в данный момент якобы несуществующего времени Муррена была мало расположена вникать в эту ересь. Её куда больше интересовал вопрос – не будет ли хозяйка так любезна не испепелять её за непрошенный визит?

- Буду любезна, - дружелюбно оскалилась Дракониха. – А как же… Но, видишь ли,  тебе по-любому  не выйти обратно. Дом тебя не выпустит.

- А…. Ооо….  - удивилась коза,  глянула на застывшего Минуса. Он все еще не двигался.

- У тебя пока есть возможность укрыться за каким-нибудь кустом. Братец придет в себя и будет очень зол поначалу, тем более, что у него  похмелье. Не попадайся ему на глаза. Но потом не тушуйся. Ведь он тебе нравится, не так ли? – голос Драконихи был вкрадчив,  коза расслабилась немножко и осмелилась мекнуть:

- Ммможет быть… Но, понимаете, у меня ведь дела,  я не могу вот так просто…

- Можешь-можешь, - успокоила ее Плюс. – Дело в том, что проникновение к нам я тебе заказала. Да и гранату, тоже я продала. Правда, забавно получилось?

- Правда, - только и нашлась ответить Муррена.

Ничего себе коварство…  - подумала. - Зачем вот только я ей понадобилась?

- Ты спросишь – зачем? – озвучила козьи мысли Дракониха. – Видишь ли, -  большая драконья лапа осторожно коснулась белой тонкой шерсти. – В силу своей принадлежности к определенным структурам я имею доступ к массивам информации, закрытым для подавляющим большинства индивидов. В частности, мне известно, как ты корректировала свой геном. Да-да, не удивляйся… Наша с братом специальность, имеет не только минусы – вроде боёв неизвестно за что, но и некоторые плюсы.

Коза уже так много удивлялась за последние несколько минут, что на этот раз и не охнула. Ну, знает Дракониха, что Муррена необыкновенно расширила некоторые свои возможности, и что?

- Так вот, - продолжала Плюс, увлекая козу в  тенистый уголок сада, - я и подумала, почему бы вам с Минусом не найти общий язык?

- Язык?! – оторопела от такой вольности Муррена. – У вас, драконов,  это называется  «язык»?!

- У нас уж как только не называется, - усмехнулась Плюс. – Мы же древние. Но ведь он тебе нравится?

- Ну… Да, - вынужденно созналась коза.

- Дело за малым - внушить ему, что и ты ему тоже нравишься. Понимаешь, все эти бои, победы, удачные вылазки, всё это рутина. А настоящую ценность имеет только очень ограниченный круг понятий. Любовь, семья, дети, например.

Коза ужаснулась, но не вслух – все-таки это было опасно.

- Минус настолько погряз в этих «Да, командир», «Есть, командир», « Мы победим, командир», что оторвать его от этого просто необходимо, - продолжала Дракониха. – Согласись, обидно, что пропадает зазря такой чудесный экземпляр?

Коза покивала, думая, что да, Минус, конечно, парень видный, но дети?.. Это совсем не её область интересов. Однако, выходит, что выбора ей не оставили.

- Очень польщена .. То есть.. Честью, мне оказанной, - запуталась в несвойственных ей оборотах речи Муррена. – Но… Видите ли, я, наверное, не совсем готова, так сказать, к роли матери…

- Спокойно…  Без паники, дорогая. Главное, чтобы у вас в принципе получились дети. Минус  в любом случае еще менее  готов к роли отца, чем ты к роли матери. Но я зато ко всему готова, эх… - немного странно отреагировала Плюс и продолжила: - Напрасно ты забываешь о бонусах, которые сулят тебе беременность, роды, а также принадлежность к нашей семье.
Не ты ли мечтала о роскошном отдыхе, без оглядки на его стоимость, на лучших курортах Галактики? Не ты ли считала, что вот еще лет семь активной работы и можно будет удалиться от дел? Не ты ли рылась в бутафорских шубах из мексиканского тушкана, а мечтала о шиншиллах?

 Коза покивала грустно – да, это так… И время, когда она сможет быть свободной от всего и независимой,  казалось ей еще столь удаленным… Может, и правда, сбыча мечт -  вот она – совсем рядом?

- То есть вы потом…ну.. после.. Меня отпустите?

- Финансово ты ни в чем не будешь нуждаться, - твердо ответила Дракониха, и Муррена поверила –  так и  будет.

 

Последующий месяц прошел в осадных действиях.

Дракон топорщился, чурался и всячески избегал настырную козу. Особое его недоумение вызывал тот факт, что сестра и Дом относились к этому беленькому недоразумению благосклонно.

Для Муррены, которая была избавлена от своих обычных приключений на задницу, новая задача  - обаять Дракона – приобрела первостепенное значение не только номинально, но и вообще. В конце концов, он ей действительно нравился.

 Денно и нощно она подкарауливала объект  с милыми сюрпризами, новыми каталогами оружия и сигарами, а он все не сдавался.

«Ну, погоди, Дракоша… - думала она. – Ты еще будешь лизать мои копытца большим горячим языком… Видимо, надо сменить тактику».

 

Минуса второй день обуревала непонятная тоска… Вроде бы и бензин был свежий, и газон он подстриг собственнолапно, и чешую пропылесосил до самого хвоста,  и начальство самого лучшего о нем мнения...

Но не спалось почему-то, а на звезды гляделось и мечталось о странном…

Ах да -  у дома сегодня не  маячило это несносное белое пятно, непременно оказывающееся козой.

Дракон маялся. Никто не лез  в окно с непристойными предложениями, не кричал: « Где ты, любимый?!»,  не подсовывал раскуренную сигару прямо на любимое кресло.

Чего-то не хватало, короче…

Он вышел в сад.

Было темно. За кустами невнятным силуэтом мелькнула коза… Колокольчик на её ошейнике вздрагивал еле слышно… Минус почувствовал странное облегчение и вместе с тем тоску.

Черт!... Ему было не по себе,  эта коза смущала его - боевого дракона!

Он решил разобраться… В конце концов!

Но как разбираться с существом столь наглым, сколь и слабым? Он не понимал причин такой наглости и не думал - что его недоумение заведет его так далеко.

Ведь она уже прижилась -  бродила по сестрицыному саду как по своему и щипала что ни попадя, немало не заботясь, не будет ли хозяйке ущерба.

Как-то надо было решать вопрос… Он решительно двинулся в сторону силуэта.

Грустная, поникшая коза на этот раз показалась Минусу неожиданно милой. Белая шерсть была такой легкой, розовая кожа просвечивала сквозь неё, вызывая у Дракона приступ чего-то, чему он не мог дать названия. Может быть - нежности, а может быть страсти. Или и того, и другого.

Козочка медленно подняла рогатенькую голову…

Из-под пушистых белесых ресниц сверкнул вдруг клинком антрацитово-черный взгляд, конраст с безобидно чавкающей челюстью и безвольно висящими ушами был такой, что Дракон попятился.

Но коза как будто прикрутила внутренний фитиль -  глаза влажно заблестели крупными слезами, вот и покатились они, оставляя в белой шерсти серые борозды.

Одна даже капнула дракону на лапу…  Он поспешно отдернул ее и подался было назад, за деревья.

Но коза тихо сказала:

- Сколько еще ты будешь мучить меня? -  прерывисто вздохнула и сунула голову ему под огромную лапу - чтобы погладил.

Ну, он и погладил – а как иначе… И как-то незаметно для него оказалось, что нет ничего невозможного там, где два существа хотят быть вместе. Нет, Минус не опалил дыханием тонкую шерсть возлюбленной козы, он был нежен. А вот в охапку сгребал, насчет копытец и  языка – всё состоялось, а также и многое другое, что было продумано и прилично воплощено совместными усилиями.

Воот… А через несколько месяцев родились дракокозы.

Голосование: 0 1 2 3 4 5 
Средняя оценка: 2.27 баллов, проголосовало: 851 человек

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь