О работах участников конкурса «Планета молодых – 2»

5 января 2013 года

При чтении практически всех фантастических рассказов, присланных на конкурс «Планета молодых – 2», в первую очередь обращают на себя внимание следующие моменты. В первую очередь, конечно, нельзя не отметить определённый уровень профессионализма, показывающий, что молодые авторы серьёзно учатся у своих предшественников и коллег по творческому цеху, пытаясь овладеть мастерством писателя-фантаста. Однако тщательное копирование стиля своих кумиров оборачивается тем, что почти у всех участников конкурса практически полностью отсутствует свой собственный голос и свой собственный взгляд на окружающий мир. Во-первых, это происходит из-за того, что учиться приходится, в основном, на произведениях переводных зарубежных авторов, творческие особенности которых оказываются снивелированы усреднёнными переводами, делающими их прозу неотличимо похожей друг на друга. А во-вторых, все произведения кажутся написанными одним автором ещё и потому, что в них почти напрочь отсутствуют приметы и проблематика нашей реальной жизни. Трудно поверить, что читатель сможет серьёзно сопереживать однотипно-безликим персонажам с именами Лайт, Свен, Томсон, Мери и им подобным, которые проживают в мире абстрактных проблем и скопированных из книг других писателей ситуаций. Складывается такое ощущение, что молодые авторы  вообще не замечают того, что происходит в реальной жизни, и когда встречаешь хотя бы одну мысль или фразу, пересекающуюся с тем, что сегодня реально волнует наших соотечественников, кажется, что встретил прямо-таки живого пророка, как это происходит при чтении рассказа В. Казарцева «Я – геронт», где, в частности, мелькает мысль о том, что «все идеи о генной модификации, казавшиеся лет 300 назад революционными, фантастическое увеличение урожайности и устойчивость растений к болезням и вредителям оказались мифом. Не хотели перетасованные гены производить полноценное потомство. Оно оказывалось мутагенным или с ещё какими-либо дефектами». В основном же герои заняты решением чисто своих внутренних задач, касающихся, в большинстве случаев, выживания в трудных постапокалиптических условиях, иногда – абстрактно-философских, иногда психологических.

К этому же ряду примыкают отдельные оплошности, касающиеся незнания бытовых деталей жизни, к примеру, таких, как в рассказе Сергея Белаяра «Предел прочности», в котором в уста героя вкладывается фраза о том, что: «нужно было снять ботинки и просушить портянки», – хотя известно, что портянки носятся с сапогами или валенками, а с ботинками – носки. Может быть, конечно, автор имел в виду обмотки, которые, действительно, носят с ботинками, но тогда надо на этом останавливаться и описывать обмундирование в деталях.

Задерживает внимание и строчка из рассказа Е. Ильиной «В ассортименте», где, в частности, сообщается о том, что «весна в этом году выдалась ранняя и тёплая. Перед Пасхой были до скрипа вымыты окна, и свежему, тёплому ветерочку обеспечен свободный доступ», из чего можно сделать вывод, что окна моют не для того, чтобы в квартиру лучше проникал солнечный свет, а чтобы был доступ «тёплому ветерочку», который, надо полагать, в грязные окна не дует.

Несколько искусственной представляется также проблема в рассказе А. Рубиса «Биомасса», в котором рассказывается о том, как в грузовом отсеке космического корабля начинает стремительно разрастаться некая биомасса, созданная для озеленения земных пространств и, наверное, захваченная в Космос для озеленения подходящих для жизни планет. Странно читать о панике, охватившей звездолётчиков при мысли о том, как эта биомасса разрастётся до таких размеров, что раздавит собой все переборки корабля и погубит тем самым экипаж – и только в последнюю минуту (уже после того, как им ничем не смогли помочь по связи земные учёные) им вдруг приходит в голову «гениальное» воспоминание о том, что все биологические растения питаются кислородом, а значит, достаточно отключить его доступ в грузовой отсек, и биомасса погибнет… (Хотя неясно, эту биомассу собирались использовать на Земле и тех встреченных планетах, где нельзя отключить кислород?..)

Лучшим среди конкурсных рассказов, которому я бы отдал 1-е место, я считаю рассказ Н. Фёдоровской «Наваждение», который один из немногих посвящён исследованию нравственной стороны жизни героев, а не их физическому выживанию. «Я знаю, что такое счастье, – считает героиня рассказа Фёдоровской. – Я уверена, что необходимыми условиями для счастья  являются здоровье и счастье всех моих родных и близких. Конечно, это – общее понимание счастья, необходимое для всех людей, а дополнительные условия могут быть для разных людей разные. Например, для одного – это престижная машина или дом на Рублёвке, для другого – успехи в работе, для третьего – возможность заниматься любимым делом, а для кого-то – взаимная любовь…» Фантастические условия, в которые попадает героиня рассказа, заставляют её вновь и вновь проживать одни и те же жизненные ситуации, пока она, наконец, не начала понимать, что уступать место старушкам в троллейбусе, помогать ближним и делать все другие добрые дела в мире должны делать именно мы сами, а не кто-то. Хочется верить, что именно такая фантастика как раз и способна спасти наш всё более погрязающий в грехах мир.

Хочется отметить также симпатичный рассказ Г. Авласенко «Ему легко говорить» и рассказ Е. Крымовой «Большая Черепаха».

 

Николай ПЕРЕЯСЛОВ,

секретарь Правления Союза писателей России,

член Международной Ассоциации писателей  публицистов,

член Славянской литературной и артистической академии в Варне,

лауреат Большой литературной премии России.

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь