Я – геронт

Прибытие моё в отряд спецназа эхом прокатилось по казарме.

- Дед, ты в каком музее свою пушку украл, а? - доматывался совсем молодой спецназовец с наивно-детским выражением лица.

- Дед, вот койка свободная, товарищ мой месяц назад погиб, подошёл второй.

- Здесь от прохода подальше, поспокойнее. Только если воздух портить будешь прогоню, добавил он мрачно.

- Строиться! – раздался громкий крик дежурного, рядом с которым я увидел сержанта.

Взвод с привычной, отработанной тысячами раз сноровкой, вроде бы и неспешно, замер в строю посередине широкого прохода между койками. Стараясь стать невидимкой, я встал в конце строя подальше от сержанта. Тот, двухметровый детина с жёсткими, но правильными чертами лица, устало-равнодушным взглядом окинул строй.

- Вольно, – негромко выдохнул он.

- Ну что, отоспались, отъелись, завтра опять в дело. В 10.00 по местному в полной экипировке погрузка в транспорт. Идём к Синим Горам, там мутанты немного потрепали наших.

- Да, представляю нового члена команды, геронт Вик, позывной придумаете сами.

- Геронт, мой позывной – Бизон, сказал он изучающее посмотрев на меня.

- Старшина, обеспечь всем необходимым и проведи инструктаж. Разойдись, скомандовал он.

- Дед, со мной пойдём, обратился ко мне круглолицый вояка – грудь колесом, с чуть раскосыми глазами и шевроном старшины на рукаве полинявшей рубашки.

Старшина, а рубашку потёртую носит, почему? – подумал я.

- Мягкая, меньше шею трёт, а то жарко здесь бывает и по трое суток не мыться, сказал он заметив мой взгляд.

Хороший солдат, наблюдательный, не зря шеврон старшины носит, отметил я мысленно.

- Мой позывной Арбуз, добавил он.

- А почему арбуз? - невольно вырвалось у меня.

- Эх, где я вырос нигде больше таких арбузов нету, только ножом дотронешься – он с треском пополам разваливается, засветится рубиновыми багровыми искорками, а запах, вкус, сейчас бы попробовать, он мечтательно прикрыл глаза.

- А какой позывной у того мальчика, что про музей у меня спрашивал – мне до сих пор трудно было представить как с таким воодушевленно-романтическим лицом можно стрелять в людей, а то и просто расстреливать их сотнями, если будет приказ и так сложатся обстоятельства.

- Кай, пробормотал старшина, - ты держись от него подальше, у него в голове что-то съехало, когда его бабу со второго взвода убили.

- А того, что койку мне предложил?

- Кит, нормальный мужик, миномёт ещё таскает и здорово из него лупит, добавил Арбуз.

- Ну давай, Дед, думать, что делать с тобой будем? - открывая неприметную дверь оружейной комнаты задумчиво сказал он.

- Начнём со шлема, в правом углу на забрале координация оружия, захват цели, прицеливание, выбор боеприпаса – чёрт, это тебе не нужно с твоей пушкой, менять не будешь?

- Нет.

- Тогда в левом углу панорама боя, отметки бойцов команды, режимы видения, по центру текстовой дубляж команд…

- Проходили, остановил я его.

- Комплект белья, комбинезон «Хамелеон», сапоги ЗД-1 (защитные десантные) – хорошую вещь придумали, не натирают, всегда ноги сухие, носки не нужны и запаха от ног не бывает. Недавно поставлять начали, одобряю. Вот это сразу застёгивай и включай идентификацию – он протянул наручный коммутатор специального образца, в нём много всего наворочено, потом разберёшься. Раз тебя Дедом окрестили сразу вводи позывной, он на него реагировать будет. Оружие брать будешь?

- Нет, только патронов закажи штук 500, Арбуз, специальных, полицейских по 9 картечин, а то у меня 20 всего, погладил я чехол своего помпового дробовика Ремингтон 870 с укороченным стволом.

- Да их 300 лет не выпускают, ты что, Дед?

- Раз мне оставили это ружьё, значит можно найти, резонно заметил я.

- Попробую, недовольно нахмурился он. А что у тебя ещё есть?

- 10 гранат Ф1, 2011 года выпуска.

- Что? Глаза у Арбуза стали совершенно круглыми – У них нет предохранителя, таймера, регулятора мощности, ты нас взорвёшь тут всех, офонарел совсем – испуганной скороговоркой выпалил он.

- Не бойся, в двух звездолётах спецы даже вопросов не задали, а что до электроники – чем проще, тем надёжней.

Минуты две Арбуз молча переваривал услышанное, потом, махнув рукой продолжил:

- На вот, от меня лично – он протянул небольшой складной вибронож и пластиковый бронник с разгрузкой в одном исполнении.

- Да, спасибо, это всё подойдёт, – это лёгкие и удобные вещи, и я достал посмотреть нож из чехла поясного ношения. Нож был великолепен в своей рациональности и с удобной рукоятью

- Ужин в 19.00 по местному, и ещё вот это сразу возьми, завтра выход – здесь трёхдневный рацион концентратов и фляга для воды.

Притащив всё это барахло к своей кровати и кучей свалив у ног, завалился спать: всё-таки трёхдневные путевые приключения с двумя пересадками уже не для моего возраста. Продремав часа 2 и почувствовав себя значительно лучше, начал присматриваться к команде. Так, Бизон, Арбуз, Кай и Кит – ёщё 8 человек, из них 2 женщины. Этих-то каким ветром сюда заносит и как их тут мужики делят, ворчливо пробормотал я.

Пойду познакомлюсь, решил я. Через 2 койки, спиной ко мне, в майке и шортах сидела рыжеволосая женщина и копалась с обмундированием, к ней я и направился.

- Здравствуйте, позвольте узнать ваш позывной и, если не возражаете, имя.

Она подняла глаза, и я еле сдержался, чтобы не отшатнуться. Лицо имело грубые, отталкивающие черты, неприятное ощущение усилила кривая улыбка.

- Яга, коротко сказала она в противоположность лицу довольно приятным голосом и встала. Тут я уж совсем открыл рот от таких контрастов: фигура женщины, чуть выше среднего роста, с высокой грудью, узкой талией и великолепными бёдрами была вызывающе сексуальна. Видимо это отразилось у меня на лице – она довольно усмехнулась и добавила:

- А имя тебе знать пока не обязательно, это ещё заслужить надо, Дед.

Вот нарвался, сказал я себе и решил больше не форсировать события.

- Первый взвод, ужин, наше время 15 минут, стол №7, объявил дежурный.

Все потянулись к выходу, и я поспешил за ними. Идти было всего метров 50 до низкого и длинного одноэтажного здания, сразу за которым вздымался 5-метровый пластобетонный забор с колючкой наверху.

- Мы же в зоне боевых действий, перехватив мой взгляд пояснил ещё незнакомый мне чернявый боец и представился: - Фрукт.

- А почему фрукт? - опять машинально вырвалось у меня.

- Ну сухофрукт, сушёный чернослив видел?

- Да.

- Ну я и есть Фрукт, безапелляционно заявил он.

Я замешкался и не нашёл что ответить.

Мы взяли подносы с одинаковыми комплектами блюд и уселись за столом. Я оказался предпоследним в ряду, справа Фрукт, а слева блондинка с приятным лицом, но какая – то жилистая и с абсолютно плоской грудью.

- Мери, представилась она хрипло и деловито принялась за еду.

Так как стол был рассчитан на десятерых, кто-то заблаговременно добавил ещё один стул в дальний от меня торец стола, и там невозмутимо восседал типичный азиат. Заметив мой взгляд, он приподнял кисть руки и произнёс: - Китай. Я кивнул в знак того, что услышал, так как за столом почти не разговаривали. Ужин показался мне неожиданно вкусным, хотя ничего особенного и не было: имитация риса с куриной грудкой и кофе с пухлыми булочками и абрикосовым джемом.

После ужина, уже в казарме пискнул коммутатор – пришла информация от старшины по боевому построению взвода с фото и характеристикой каждого бойца. Я углубился в её изучение. В дополнение основной функции боевого стрелка каждый боец взвода имел узкую специализацию, так Китай оказался водителем Боевого Модуля и стрелком-оператором размещённого на нём комплекса огневой поддержки, а у Мери в арсенале имелась страшная штука – плазменный огнемёт. Усвоив из всего этого, что моё место рядом с сержантом и я не вмешиваюсь в боевые действия команды до специального приказа, сосредоточился на целях и общей информации о планете.

Да, эта планета была лакомым кусочком для галактического союза. При минимальных затратах уже через 2 земных года можно было добывать ещё сохранившиеся полезные ископаемые и получать сельскохозяйственную продукцию. Здесь не надо было начинать с нуля – формирования атмосферы, климата, морей, русел рек, здесь всё это уже было и затраты по очистке воздуха и обеззараживанию почвы не шли с ними ни в какое сравнение. От многомиллиардного населения аборигенов-гуманоидов, почти неотличимых от людей, после ядерной войны лет 50 назад, осталось несколько сотен тысяч в укреплённых и раскиданных по всей планете посёлках по клановому принципу, в каждом из которых было от нескольких сотен до тысячи особей – на большее не хватало пиши. Процветал каннибализм и был только один закон – закон силы, под действием радиации уже во втором поколении они превратились в безобразных и ужасающих монстров. На первые посёлки рабочих и специалистов союза сразу начались нападения, те ответили огнём. Так здесь появился спецназ, так здесь появился я. Нашей завтрашней задачей была зачистка комплекса старой шахты по добыче серебряной руды, которой по оценкам геологов союза оставалось ещё изрядно, и планировалось возобновление работ.

Отвлёкшись, я увидел, что большинство бойцов взвода уже спят. Я тоже разделся и улёгся в кровать, а мысли завертелись вокруг сегодняшнего моего положения.

Чёрный, без всяких украшений треугольник на левом рукаве позволял его обладателю бесплатно жить в любой гостинице, питаться и брать вещи в любом маркете. В космопортах, лишь для приличия приложив палец к сканеру генетического кода, геронт мог следовать в любом направлении вместе с полным боекомплектом и личным оружием, что не дозволялось даже спецслужбам. Геронтов сторонились, но и искренне уважали.

Достаточно нарицательным стало, что в кризисной ситуации любой руководитель немедленно отдавал распоряжение секретарю: - Срочно найдите геронта.

Странствующие рыцари 23 века, старики-камикадзе, овеянные божественным ветром смерти, что-то вспомнив из курса истории, иронично усмехнулся я, но нас ведь, таких, совсем немного.

Геронты высаживались в джунгли неосвоенных планет, испытывали лекарства и новейшие космические корабли, работали глубоко под водой или под землёй, воевали на окраинных планетах и погибали, погибали почти каждый день.

Поступить в школу геронтов было совсем легко, трудно было её окончить.

Симуляторы там были самые совершенные и реальный вид своих вывалившихся кишок, оторванных ног или обгоревшей до костей плоти, подкреплённый болевыми ощущениями, выдерживали единицы из сотен. Физической подготовке уделялось совсем немного времени, и это было понятно: старик не мог здесь тягаться с молодыми. Конечно, обучали многому, в том числе и обращению со всеми видами современного оружия, но, как правило, геронты выбирали для себя далеко не современные образцы. Их силой была сила духа.

Эх, не надо было днём дремать, да и кофе на ночь, теперь если под утро только удастся уснуть, а снотворным пользоваться не хочется, мне завтра нужна ясная голова, пусть не выспавшаяся, но ясная – первый и, может быть, последний бой. Невольно вспомнились бескрайние поля с волнами колосящейся пшеницы, бездонно-голубое небо над ними и непреодолимое, щемящее чувство одиночества и утраты чего-то очень важного в жизни.

Я работал ведущим агрономом в одном из секторов аграрной планеты, и моей основной задачей было получение максимально возможного количества зерна для производства продуктов. Все, казавшиеся лет 300 назад революционными, идеи о генной модификации и, как следствие, фантастическое увеличение урожайности, устойчивость к болезням и вредителям, оказались мифом. Не хотели перетасованные гены производить полноценное потомство. Оно оказывалось или мутагенным или с ещё какими-либо дефектами. Гораздо больше сделала простая селекция. В мои обязанности входил мониторинг обеспеченности растений элементами питания и влагой, защита от болезней и вредителей, создание программ для выполнения работ автоматизированными сельскохозяйственными комплексами. Так и промелькнули годы, дочь и сын, давно став взрослыми, раз или два в год присылали видеограммы, а жена отдалилась ещё когда дети начали взрослеть.

Конечно, у меня были связи с другими женщинами, но вслед за желанием в очередной раз приходило чувство глубокого разочарования, всё это было лишь разрядкой сексуального напряжения, но не более того.

Постепенно я стал физически ощущать, что старость уже не за горами и что впереди только дом стариков, где долгие годы жить как растение, шепелявить беззубым ртом среди таких же ненужных и жалких останков людей. Бесконечные болезни, лекарства, боль во всех её проявлениях. Нет, окончательно решил я, до конца хочу остаться полноценным человеком, а раз болезнь неизлечима – я выбираю свой способ эвтаназии.

Тогда я и поступил в школу геронтов, их не афишировали, но знали о них все. Геронты не ищут смерти, она сама находит их – пуля, пространство, вакуум, да мало ли в каком облике можно её встретить.

Основной задачей геронтов является спасение людей в кризисных ситуациях стихийных бедствий, техногенных катастроф, военных действий и прочих ситуациях, где вероятность самому остаться в живых намного ниже 50%. Недавно я увидел в сети лицо своего приятеля по школе, он окончил её немного ранее. На глубоководном заводе по добыче конкреций произошла авария, несколько сотен человек остались без энергии, воздуха оставалось лишь на несколько часов. Для контроля работы автоматов и оценки ситуации на месте требовалось срочное погружение. Зная, что уже не вернуться, он сам выбрал свой путь в глубину и 3 километра солёной воды над ним надёжно спрятали его тело, а обречённые люди вернулись в свои дома.

Я думал о предстоящем завтра бое. Я уже знал, что мне первым придётся идти по заминированным тоннелям и коридорам, примитивные мины не обнаруживались сканерами и несколько подряд смертей бойцов навело их командира на мысль о геронтах.

И я пойду, пойду вперёд, я сам выбрал этот путь. Пусть живёт Яга, я так и не узнал её имени, пусть нарожает целую кучу детей. Пусть живут все бойцы взвода, с кем свела меня судьба. У них совсем скоро окончание контракта, а платят им хорошо, пусть живут дальше обеспеченными людьми, пусть любят, строят дома и летают к новым звёздам. Мне проще, я геронт, я не ищу смерти, она сама решит, когда нам встретиться, но, почему-то я уверен, что это случится не завтра.

К списку рассказов

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь