Андрей Одинцов. «Леди Акация, или проект «Вечность»

Клонируют все. И всех

Я жал на тормоз с перепугу,

но встречный тормоз жал на газ

 

– Да, тут у нас новости, – застенчиво сказал Хэнк.

Мигель с трудом оторвался от кипы документов.

– Мы тут добыли коллекцию сканов… Главной башни, то есть Верховного главнокомандующего… Это, конечно, не копия, но…

– Какая разница, вот это удача! Как это вам удалось?

– Один из наших айтишников… ещё до вступления в клуб оригиналов работал в ФСО… Из любопытства и на всякий случай он сбросил себе на флэшку эту информацию…

– И?…

– А наш Левша зарядил её на восстановление.

– Да ну?! Для этого ведь должно быть специальное импортное оборудование!

– Оборудование сделали сами, «на коленке», и без всякого nD-принтера… Проверили… на тёте Глаше… И на дяде Мише, конечно… Оно работает не хуже…

– Стоп! А как же вы обошлись без легендарного семисотфлопсового Суперкомпьютера? Неужели подключились?

– Не подключились, но пока легко обходимся. Наши умельцы разработали математическое обеспечение на новых принципах, и теперь нам вполне достаточно небольшой сети персональных компьютеров средней мощности.

– Значит, недельки через две у нас будет второе издание Верховного?

– Да, вроде так… если всё пройдёт нормально.

– Надеюсь, без принудительной эвтаназии первого издания? А то ведь это уголовщина!

– Ха-ха, конечно, всё в рамках закона… то есть без эвтаназии… – заверил Хэнк.

– Ну, да… И всё будет хорошо… если, конечно, Скопус не изготовит ещё одного клона… или они не вернутся к старому доброму институту обычных двойников…

– У меня вот какая мысль… А Верховный, случаем, не голем?

– Он даже не орк, а чистейший негуманоид, который относится к элите негуманоидного мира…

– Ну, тогда у нас есть неплохие шансы, поэтому когда клон созреет, то надо подержать его немного у себя… а также позвонить Скопусу и сказать: «Сюрпри-и-из!..»

– Скажу, скажу. И даже от тебя привет передам, – заключил Мигель.

 

В обеих столицах России поползли упорные слухи, что Главная Кремлёвская башня попала в автомобильную катастрофу, и теперь якобы находится в реанимации. Врачи говорят, что прогноз неутешительный, поскольку при таком диагнозе летальный исход неизбежен.

В стране разразился политический кризис. «Семья» требовала незамедлительного изготовления точной копии Президента с мирной передачей всей полноты власти его Клону.

Однако оппонирующие Башни придерживались другой позиции: «Умерла, так умерла!», а это значит, нужны были новые президентские выборы. Они даже вспомнили о бывшем министре финансов, то есть о его великолепном клоне.

Несмотря на всё это, дружественные Башни приложили усилия и приняли соломоново решение о клонировании умирающего Президента с компромиссно отложенной мирной передачей власти. Окончательное же решение предполагалось принять позже по согласованию со всеми ветвями власти, с учётом результатов расследования обстоятельств катастрофы и, конечно, интересов Семьи. Для формирования возможных путей отступления Конституционному суду было поручено изучить законность возможной передачи всей полноты власти Клону.

 

Помощник Президента, курирующий деятельность Госсовета, объяснил:

– Когда приглашённых было немного, мы размещали всех за круглым столом, но Ваш вопрос вызвал небывалый интерес, поэтому приглашены более ста человек, и мы вынуждены заседать в конференц-зале с «иконостасом».

Видя непонимающий взгляд академика, помощник пояснил:

– То есть с президиумом, – и, легко поклонившись, помощник, сделал приглашающий знак рукой. – Вам как раз сюда.

Главный академик страны принял свою фирменную позу кака-ду и оглядел зал. Заметив депутата Загоруйского, а с ним и Первого клона Мишу-ксерокса, он возмущённо бросил:

– С этими людьми я заседать не намерен!

– Ну, хорошо, – нисколько не удивился оптимистично настроенный помощник, – тогда мы Вас не задерживаем, – и, взглянув в свои бумаги, добавил, – к тому же ваше присутствие необязательно.

Затем, не глядя на Скопуса, помощник двинулся к «иконостасу», давая последние распоряжения секретарям.

Обезумевший от обиды академик вознамерился было оставить сие достойное собрание, для чего напряженно начал искать выход, но тут его пресс-дива жарко зашептала: «Как же без Вас? Ещё решат что-нибудь не так! Смиритесь, папа Ри, и останьтесь!» Голос помощницы всегда особо воздействовал на Скопуса, и он остался. Разместив своё седалище на краешке стула, академик постарался выражать чрезвычайную заинтересованность в предстоящем об-суждении.

Однако во время жаркой дискуссии его продолжал мучить воп-рос: «А туда ли мы попали? Почему же наш вопрос не обсуждается?.. И даже слова «Проект», «Вечность», «клонирование» и «эвтаназия» не произносятся?», но неожиданно помощник Президента произнёс:

– А теперь предоставляется слово нашему уважаемому академику Скопусу.

Скопус встал со своего места и принял позу какаду, но не успел даже и открыть рта, как помощник снова произнёс:

– Ну, хорошо, спасибо, Ваша позиция нам известна и понятна, поэтому присаживайтесь. Переходим к обсуждению проекта реше-ния Госсовета. Текст у всех на руках есть. Какие будут замечания? Нет замечаний?! С учётом состоявшейся дискуссии аппарат Государственного совета подготовил проект Указа Президента России, который через несколько минут будет передан Президенту на рассмотрение.

В зал вошёл двойник Президента, который хорошо исполнил свою роль, в том числе и милую привычку опаздывать всюду, даже на встречу с английской королевой. Устроившись в центре «иконостаса», двойник произнёс:

– Для всех уже очевидно, что принудительную эвтаназию надо запретить, а оригиналов восстановить в их гражданских правах, то есть вернуть им собственность, восстановить на работе и выплатить компенсации, – и двойник весело оглядел напряжённо внимавших ему членов Совета.

– Дума хорошо поработала над темой, – произнёс Президент, глядя на спикера Дзурикеллова, который неловко пристроился рядом с председателем Комитета солдатских матерей. – Ну что, решение готово?

– Да, Ваше Величество! – с готовностью отозвался помощник и встал во фрунт.

Двойник непроизвольно поморщился:

– Тогда будем подписывать Указ. Давайте его сюда!

 

Очередной эксперимент академика

О том, что пожалел я вас,

уж пожалел я много раз!

 

У святого Валентина оказалось много двойников в России. Некоторые из них клонировались, и один из этих клонов для личности Валентина показался даже более соблазнительным, чем сам святой Валентин. В результате перспективный молодой учёный начал ощущать в себе удивительные изменения. Впав в гордыню, Валентин чуть было не отказался даже от карьеры, которую академик обещал сделать для него по просьбе своей подруги из туманной юности. При этом Валентин опасался за свой новый нравственный уровень. Однако святая Валентина оказала на него своё правильное воздействие. Вовремя поняв, что корабль академика идёт ко дну, она переориентировалась на Валентина, который был не так заметен в геополитических пакостях. И теперь Валентина пребывала в радужных мечтах также и о том, что Валентин может успешно оказаться в центре Клуба оригиналов, а она поможет ему в этом, опираясь на свою популярность среди мужчин.

Впрочем, идиллия длилась недолго. В один прекрасный момент перспективного Валентина охватило уныние, и он исчез без следа, а вместо него на работу пришёл его клон. Этот же клон пытался занять ещё не остывшее место своего оригинала в постели Валентины, однако она легко раскусила бедолагу и с негодованием отвергла безосновательные сексуальные притязания копии.

Однако Валентина пребывала в прострации недолго, в её маленькой кудрявой головке возникли новые идеи и желания.

Пресс-дива не заморачивалась ни геополитическими событиями, ни прочими ситуациями, даже санкции её не затронули, поскольку она не попала ни в один чёрный список. Её фирмёшки-матрёшки продолжали наращивать обороты за рубежом, работая практически в режиме наибольшего благоприятствования. С некоторых пор Валентина смотрела как на свою собственность не только на чёрный бриллиант академика, но и на сам Проект. Да-да, она уже нацелилась на место академика и рассматривала всё, что касалось Проекта, как свою законную собственность, добытую в трудах праведных.

Всё это время академик Скопус был действительно очень занят важным делом, а непривычно игривый излом бровей продолжал неприятно украшать отца Проекта.

– Давненько я не брал в руки nD-принтер, – сказал академик, картинно потирая ладони и придвигая к себе коробочку с красным тумблером. – Сейчас мы проведём маленький, но важный эксперимент под названием «Махнёмся личностями не глядя». Возможно, это навсегда избавит клонов от депрессий.

Особой уверенности у академика, конечно, не было, но попробовать стоило.

– А кто будет махаться личностями? – поинтересовался его личный программист Евгений, чтобы поддержать разговор.

– Конечно, самые близкие мне люди – святые Валентины.

– Ринц Хиршович, а их сканами мы располагаем? – дипломатично предостерёг академика от необдуманных поступков программист.

– Конечно, располагаем. Мы их давно сделали дистанционно. Ты что, запамятовал? Вы же со Степаном этим и занимались! Расположи все эти сканы в хронологическом порядке и не забудь перекоммутировать шнуры: роскошное физическое тело клона Валентины мы порадуем женской личностью Валентина, и наоборот. Таким образом, мужская личность нашей стриптизёрши перейдёт на постоянное место жительства, или сожительства, хе-хе, в физическое тело клона святого Валентина и сделает его более брутальным. Такие изменения оба святых, думаю, только поприветствуют. Это будет им мой царский подарок! У этих клонов не будет депрессивных состояний! Дай знак, когда всё будет готово.

Программист согласно кивнул и подкрепил знак голосом:

– Теперь можно запускать процесс клонирования.

Скопус лично щёлкнул красным тумблером, и процесс пошёл. В голове академика роились, сбивали в стаи и перехватывали  инициативу друг у друга разные мысли. «Проект под угрозой… Оригиналы отчаянно сопротивляются… Боевики-клоны в депрессии… Фракция клонов в Госдуме неожиданно сменила ак-центы, озаботившись вдруг правами оригиналов… Главная башня артачится, не желая клонироваться через эвтаназию… «DOUBLE Ro» пытаются вытеснить меня из Проекта… Кто же меня так подставляет?.. Выведу хотя бы святых Валентинов из-под удара, тогда их подпольные фирмы станут моим запасным аэродромом, с которого в любой момент Проект сможет обрести свою новую молодость. Подправлю обоим слегка внешность, Валентину наращу мышечную массу и сделаю его повыше ростом, а Валентине изменю масть и цвет глаз, но как бы не испортить, уж больно хороша и так. Комплекты новых документов для них уже готовы. Три недели для прецизионного VIP-клонирования у нас есть. Исходные физические тела уничтожим через несчастный случай. Нужные люди уже заряжены, но как бы они не перепутали срок исполнения, надо бы проконтролировать. А пока святых клонов надо будет попридержать в надёжном месте, чтобы боевики не перепутали их с оригиналами. А потом о гибели двух важных членов Проекта объявим через СМИ, и для полноты картины устроим общенациональный траур. Уж это-то в наших силах!»

 

 

Истинный айтишник

Я умный, потому что добрый,

а скромный – из-за красоты

 

У Шерифа заболела голова, появился лёгкий шум, который перемещался внутри черепной коробки, словно это господин Кукушонок пытался срочно установить телепатическую связь вне расписания. Шериф уединился, расслабился в любимом кресле, расширил восприятие и стал настраиваться на незримый канал, прочно связывающий его с ценным источником в окружении академика Скопуса. Установившиеся доверительные, хоть и заочные отношения с Кукушонком позволяли обоим обмениваться информацией не только посредством образов, но и вербально.

– Шериф, вы помните моё сообщение о том, что команда программистов Проекта подключена к мероприятиям по восстановлению состояния здоровья Главной башни?

– Конечно, помню, а что, есть продолжение?

– Есть! И это значит, что Главной башни больше нет с нами!..

– В каком смысле?

– Она ушла в мир иной.

– И по какой причине? Неужели слухи о катастрофе подтвердились?

– Разговоры о катастрофе – это просто утка. На самом деле Башня долго болела и теперь умерла…

– А что же наша всемогущая медицина?

– Медики, как всегда, делали, что могли, но результат уже известен.

– Подожди, но ведь при таких заболеваниях в наше время больше 80% больных выздоравливает?!

– Наш клиент не попал в эту статистику. И потом, при разной нозологии статистика сильно различается… 

– Может, его лечили не от того?

– Характер заболевания установили точно. Для этого использовали все возможные методы диагностики – молекулярную, радиоизотопную и даже лучевую. Ну и, конечно, иммунофенотипирование, иммуногистохимию и цитогенетику. Плюс томографию: магнитно-резонансную, позитронно-эмиссионную и комбинационного рассеивания электронов.

– И все эти медицинские термины тебе понятны?

– Последние месяцы я занимался почти исключительно одним этим вопросом и находился рядом с врачами. Они постоянно просили меня уточнить им nD-модель поражённых областей.

– Неужели для лечения использовали даже аппаратуру Проекта? – не поверил Шериф.

– Да нет! Мы только помогали точно локализовать поражённые места. Загружали модель в аппарат лучевой терапии, и тот уже бил прицельно, чтобы здоровые органы не пострадали. Но это в дополнение к препаратам иммунотерапии, которые готовили для него индивидуально из донорских клеток. Конечно, всё это стоило бешеных денег.

– Благодарю за информацию – это всё?

– Когда стало ясно, что мы его теряем, то вырастили клона, которого не будили, но держали наготове. Потом ближайшее окружение спохватилось, и силовики с либералами стали спорить. Силовики хотят видеть в Кресле двойника, которого они хорошо контролируют, а либералы настаивают на передаче власти клону. Наш Скопус – из их когорты. К тому же, он встроил в клона блок для манипулирования. Чем всё кончится – пока непонятно.

– А тебе, похоже, пора выбираться оттуда.

– Побуду ещё немного. Авось, нарою ещё что-нибудь полезное.

– Выходи на связь в любой момент, только будь осторожен.

– Хорошо. Отбой.

 

Президент страны на целых десять дней исчез из поля зрения прессы, из-за чего возникла продолжительная пауза в интенсивном графике встреч как в галстуках, так и без них. Были отложены встречи с политическими деятелями других стран и губернаторами. Не было встреч также с первыми лицами ведущих министерств и ведомств, и даже с Упол-номоченным по правам человека.

 

С официальным визитом в страну прибыл небезызвестный господин Кэ, госсекретарь известной практически единственной сверхдержавы. Он не так давно отвязанно клеймил позором и нехорошими словами внешнюю политику России. И прибыл господин Кэ как раз тогда, когда Главная башня снова неутомимо замелькала на экранах телевизоров на фоне роскошно убранных Кремлёвских залов. Уже был распространён меморандум, согласно которому американцы больше не совали свой нос в чужие вопросы, а проявляли только естественный интерес и беспокойство по поводу здоровья руководителя государства-партнёра.

Встреча была довольно продолжительной, и в своей риторике господин Кэ был уже не так строг, как раньше. Он активно рисовал перспективы сотрудничества, и даже несколько раз покритиковал политику соседней страны, которая совершила «революцию достоинства», назвав её конкретные недостатки, что российский национальный лидер воспринял очень благосклонно. Встречу американского эмиссара с Главной Кремлёвской башней СМИ и экспертное сообщество расценили как кардинальный сдвиг в отношениях двух стран и сигнал к новой перезагрузке. Наиболее проницательные эксперты ломали голову над вопросом: господин Кэ прибыл, чтобы действительно перезагрузить, или для того, чтобы оценить состояние здоровья лидера, а может быть, всё же он просто зондировал готовность истеблишмента России пойти на уступки и даже полную сдачу позиций в связи с новыми возникшими обстоятельствами, вроде таких, как безвременная кончина национального лидера?

 

В следующий раз телепатический контакт с Кукушонком установился почти беспрепятственно. Ощущая остроту ситуации, Шериф почти круглосуточно контролировал их общий канал связи.

– Есть новости? – поинтересовался Шериф.

– Вас, наверное, интересует, кто сейчас изображает Главную башню?

– Да, именно, ведь сейчас – это главный вопрос, – подтвердил Шериф.

– Сейчас в кресле Президента сидит двойник, однако его положение весьма шатко, поскольку либералы вопят, что это произвол, и право на власть должно принадлежать только клону.

– А у вас есть информация, что представляет из себя этот двойник?

– Да, мне удалось даже с ним пообщаться. Я тестировал его на нашем томографе, так как силовики хотели исключить всякие неожиданности в его психическом и физическом здоровье, поскольку очень многое на него завязали.

– И как?

– Да нормальный мужик, из сибирской глубинки. Правда, напуган свалившимися на него обязанностями. Хорошо бы из него сделать оригинала!

– А что или кто этому препятствует?

– Нужна аппаратура для дистанционного сканирования. Но её контролирует лично Скопус.

– Жаль, но если бы даже нам это удалось, то в чём выигрыш-то? Ведь короля играет свита!

– С одной стороны – да, а с другой… Сталину-то удалось!

– Ну да, но там тоже всё было не так однозначно и просто… Что ещё?

– Господин Кэ приезжал в гости не просто так. Американцам стало известно о сложившейся ситуации со здоровьем Главного, и госсекретарь хотел познакомиться с двойником, чтобы оценить, насколько изменился расклад сил. В результате Кэ предложил условия сдачи всех позиций, слива Донбаса и всего остального в обмен на интеграцию в западное сообщество лиц, участвующих в принятии решений.

– А результат?

– Либералы снова подтвердили своё согласие, силовики опять отказались из опасения, что их постигнет участь таких людей, как Милошевич, Хусейн и Каддафи. Силовики надеются, что государство, его ракетно-ядерный щит и оболваненный СМИ народ защитят не только их самих, но и их активы с миллиардами на банковских счетах.

– Будь осторожнее, по-хорошему тебе надо бы уже эвакуироваться, потому что оставаться там очень опасно.

– Согласен, и я уже готовлю отход. Отбой.

 

– Мигель, я тут поинтересовался у нашего айтишника, господина Кукушонка, можно ли добыть сканы ещё каких-нибудь «великих», – как бы между прочим сказал Хэнк.

– Ну и? – лениво отозвался бывший пилот, иногда ему было трудно отрываться от своих мыслей о Хельге.

– Оказывается, у него давно все они есть!

– Сканы «великих»?! – всколыхнулся пилот, сразу поняв, что это именно то, чего им не хватает. Похоже, кратковременное знакомство с переменчивой дамой по имени Фортуна переходит в постоянный союз.

– Самых что ни на есть великих, – упавшим голосом подтвер-дил Хэнк, ему послышались нотки неодобрения в возгласе Мигеля.

– И как это?

– Когда Кукушонок уходил из своей конторы, то прихватил все коллекции сразу. Это, конечно, воровство и не наш метод, но, может быть, пригодятся? – осторожно пояснил Хэнк.

– Силён! Я даже не ожидал! – если бы даже и хотел, Мигель не смог бы скрыть восхищения.

– Такое поведение у этих айтишников считается даже хорошим тоном, – оживился Хэнк. – Они всегда так делают. Если не унёс в электронном виде всё, что было доступно и недоступно по работе, то ты не настоящий айтишник и недостоин этого звания. Пусть скажут спасибо, что он не уничтожил вообще всю информацию напоследок! В электронном-то виде это сделать очень легко.

– Да, наш парень – истинный айтишник. Подожди, ты сказал «всё сразу». Так у него есть сканы на всё руководство страны?..

– Конечно! Притом и на всех олигархов, медиамагнатов и многих лидеров других стран. Например, на принца Саудовской Аравии, канцлера ФРГ и даже на английскую королеву!

– Да, как же без неё! – задумчиво подтвердил Мигель. Это был крутой разворот событий, меняющий всё.

– Это была целая эпопея! – вдохновенно продолжал рассказывать Хэнк. – Хоть случаи вывоза Скопусом своей аппаратуры за границу можно и по пальцам пересчитать, но была создана выездная бригада. Официальным лидерам по их месту жительства изготавливали не только коллекции сканов, но и клонов.

– И наш айтишник входил в состав этой бригады?

– Естественно, а как же без него?

– Интересно… И даже забавно…

– Они ведь заказывали в России себя, любимых, – продолжал свою маленькую обзорную лекцию Хэнк. – Я имею в виду, у Скопуса, который пионер в этом деле… А наш парень копировал себе все сканы, когда-либо сделанные командой Скопуса. К тому же, у него есть и резервные архивные копии.

– Неужели теперь всеми этими странами-гегемонами управляют клоны?

– Не всеми, а некоторыми. Да и среди политической элиты западных стран довольно большой процент клонов… Многие оригиналы у них пошли даже на эвтаназию…

– Ну, это они погорячились!

– Между прочим, там везде страшные грифы секретности и не менее страшные кары за разглашение.

– Дела… – восхищённо прошептал бывший пилот. – А чего же он молчал до сих пор?! Ведь это бесценный клад!

– Парень старался… – подтвердил Хэнк.

– Подожди, а как вы оценили процент клонов? Ведь для этого надо иметь список людей, составляющих этот самый управляющий класс? – внутри Мигеля стало расти недоверие.

– Список, который был, мы сопоставили с коллекцией сканов, вот и получился точный процент.

– А что это за база такая, в которой содержится всё, что нам надо? Говори, не томи!

– У парня есть копия секретной базы Скопуса, правда, не самая последняя версия, но она содержит все связи сильных мира сего, а в её основе находятся данные АНБ США. База актуализируется раз в месяц, а принципиальные изменения в ней происходят очень редко.

– А как наш парень получил доступ к этой базе? – Мигель все ещё не мог поверить обрушившейся на них удаче.

– Как всегда, «случайно». Вообще, базу администрирует сам Скопус и никого до неё не допускает. База ведётся на специально выделенных компьютерах с автоматическим резервированием и безо всякой связи с глобальными или локальными сетями. По слухам, изменения привозит курьер, правда, наш парень никогда его не видел. Компьютеры расположены в отдельном помещении, рядом с кабинетом Скопуса. Это помещение полностью экранировано, то есть зашито в стальной ящик, поэтому снять информацию снаружи во время работы компьютеров невозможно. Специальные люди устраняют возникающие там сбои и неисправности. Наш парень в эту группу, естественно, не входил, – говорил, словно рапортовал Хэнк.

– Почему – естественно?

– Да потому, что если бы входил, то живым от Скопуса тогда не ушёл бы – такой там порядок.

– Продолжай!

– Так вот. Наш парень в этом помещении был всего один раз, когда возник программный сбой, а Скопусу приспичило что-то там проверить. В это время штатного системщика с чем-то отвезли в больницу на «Скорой». А наш парень пробыл в помещении всего минут десять, но всё успел.

– Так ведь эта база наверняка закрыта разными паролями и ещё Бог знает чем!?

– Именно вот это и подвигло нашего парня на действо! Ему стало просто интересно вскрыть систему защиты – такие ребята любят посоревноваться с компьютером, то есть с теми программистами, которые выстраивали систему защиты.

Мигель снова задумался…

– Слушай, а это не может быть очередной подставой, разводкой или ещё чем-нибудь более гнусным?

– Не похоже, что нашего парня можно заставить что-нибудь делать без его воли. По базе правоохранительных органов он не проходит… В эксклюзивных базах, сохранившихся со времён перестройки, информации на него тоже нет. Да и мы на своём оборудовании уже проверили на присутствие в нём энергетических закладок от Скопуса.

– То есть ты хочешь сказать, что это хороший парень?!

– Ну… он немножко аутист, то есть зациклен на компьютерах, поэтому у него есть трудности в общении с другими людьми, но просьбы он выполняет чётко.

– Тогда его надо клонировать, чтобы излечить от аутизма!

– Ты, как моя бабушка в деревне, которая от всего давала аспирин и ставила клизмы, – засмеялся вошедший в кабинет Гарри, почему-то без своей гири.

– Но ведь клонирование – это и есть универсальное средство лечения всех болезней, в том числе и от эгоизма! – парировал Мигель.

– Да, вот ещё забыл, – продолжал Хэнк, – Кукушонок, уходя из Проекта, прихватил с собой ещё и чертежи оборудования для дистанционного сканирования. Эти чертежи тоже были в компьютере Скопуса.

– Лихо, ничего не скажешь… Мы ведь давно за ними охотимся… А как с паролями и логинами к ДУБам? Неужели их тоже наш айтишник успешно эвакуировал?

– Ты имеешь в виду встроенные блоки управления? Естественно, они прилагаются, и ДУБы у него имеются в полном комплекте!

– Да, это большая удача! Мы тогда сможем скорректировать тактику работы с боевиками и будем не убивать их, а лечить, то есть дистанционно клонировать. Подожди, – задумался Мигель. – А если у нас теперь будут ДУБы, то почему бы нам не начать корректировать зарвавшихся лидеров западных стран? Да, перспективы открываются очень интересные… Только этим обоюдоострым оружием надо будет пользоваться очень осторожно, сам понимаешь.

Заметив скрытую улыбку на лице Хэнка, бывший пилот воскликнул:

– Ты что, хочешь сказать, что вы это уже делаете? И последние визиты, а также заявления госсекретаря – это ваших рук дело?!

И в этом восклицании было, пожалуй, больше восхищения, чем удивления.

– Делаем помаленьку… Помогаем ребятам правильно опре-делиться… Не говорить лишнего, не нагнетать обстановку…

– Как бы на международный скандал не напоролись… – выразил опасения Мигель.

– Да об этом знают только ты, да я, да мы с тобой… Ну, ещё аутист, – успокоил друга Хэнк.

– Ладно, дай-то Бог!

– И последняя новость: Кукушонок сообщил, что академик в своём последнем эксперименте создал группу клонов и совершает между ними обмен личностями их оригиналов.

– Это ещё зачем?

– В женском теле, как известно, всегда находится мужская личность, и наоборот, то есть в мужском теле – женская. В своём эксперименте Скопус взял равное количество мужчин и женщин. В физические тела клонов женщин он вселяет женские личности мужчин-оригиналов, ну а в мужские тела клонов – соответственно, мужские личности женщин-оригиналов. А сами оригиналы подвергает эвтаназии, проще говоря, умерщвляет. В этом случае для клонов Скопуса оригиналы теперь не являются идеалами, и поэтому такие клоны как бы избавлены от депрессии. Как ему удалось преодолеть взаимное отталкивание энергий одного знака – мужских энергий тела от мужских же личностных, и, соответственно, женских от женских личностных – ума не приложу!

– Да, хитёр наш академик! Но это же убийство и уголовное преступление! Неужели академик пошёл на убийство?!

– Получается, что да. Полчаса назад я сам слышал по радио, что Следственный комитет завёл уголовное дело на академика Скопуса, и его даже арестовали.

– Если это так, то академик просто уже рехнулся! И много он наделал таких пар?

– К счастью, немного. Кукушонок уверен, что не более двух-трёх.

 

– Послушай, – обратился к айтишнику Хэнк. – Раскрой секрет, почему ты всё-таки выбрал в качестве оперативного псевдонима «Господин Кукушонок», который сильно смахивает на что-то укро-западентское и в контексте происходящих событий звучит очень подозрительно? Взял бы что-нибудь наше, славянское, например, просто «кукушка»! Звучит таинственно и достаточно неопределённо – то ли мужчина, то ли женщина. Мы тут голову сломали, гадая, кто скрывается за этим псевдонимом. Думали даже, что это кто-то из заместителей академика.

– Заместители Скопуса – народ очень жёсткий! У них одна повестка дня – бабло. И один вопрос по жизни: в чём хранить это бабло – в долларах, евро или в золоте.

– Нас сбило с толку слово «господин», – пояснил Хэнк.

– Кукушка у меня всегда ассоциировалась с вечностью, – задумался парень в поисках подходящих слов и даже замолчал, а потом его как будто прорвало. – А с учётом современных реалий, мне кажется, пение кукушки символизирует постепенные и незаметные изменения, с вектором от технократической «Конечности» к человеческой «Вечности»… Этот мощный и даже глобальный образ символизирует для меня постоянное вытягивание энергии из негуманоидной реальности в пользу возрождающейся человечности. Мне хотелось как-то обозначить и зафиксировать свою причастность к этим изменениям, – парень начал свои объяснения подчёркнуто весело, но закончил с явным оттенком серьёзности и даже торжественности в голосе.

– А почему же всё-таки не просто «кукушка»?

– Это слишком мощный образ для меня, – стал совсем серьёзным парень. – Я не готов даже примеривать его к себе. По своим ощущениям, я мог рассчитывать только на первый слог – «ку», и то – с приличным авансом. «Ку» обозначает скорее намерение, чем процесс, действие или, тем более, результат… А насчёт «господина» –ну, это слово нужно было не столько для важности, сколько для конспирации. С другой стороны, слово «кукушка» я ассоциирую с закрытостью и ореолом секретности – я же работал в самом секретном подразделении Проекта, – заулыбался «истинный айтишник».

– Теперь понятно, – Хэнк не ожидал услышать от совсем молодого человека такие «взрослые» и «многомерные» рассуждения. Вдруг его пронзила ужасная мысль:

– Господин Кукушонок, а что это ты такой разговорчивый и раскованный, так легко общаешься и улыбаешься? Ты же аутист?!

– Это я у Скопуса для конспирации косил под аутиста, чтобы лишний раз не приставали с проверками.

– Так ты и у нас, вроде, вначале был типа аутист.

– Да это просто по инерции, то есть по привычке, – пояснил айтишник.

Хэнку надо было переварить услышанное, и он задумался, а господин Кукушонок продолжил возиться с компьютером.

– Подожди буйствовать на клавиатуре, – встрепенулся Хэнк. – Ещё один момент, который даже Шериф не может разумно объяснить. В самом начале ты почему-то резко проникся доверием к Шерифу, да и вообще ко всем нам. Но ведь в наше время ото всех можно ожидать чёрной неблагодарности, обмана или подставы?

– Просто ещё до Проекта я был членом спортивно-юношеской организации «Рать». Потом поступил в вуз, а затем случайно попал в Проект. Хотя ничего случайного, как известно, не бывает. А Первого клонированного и ещё некоторых ваших оригиналов я знаю по организации психофизического развития «Единение». Маяковка, единоборства, выезды в летние лагеря, конференции с концертами, весенние и осенние балы, потом досуговый центр «Соколинка», ферштейн? – заулыбался айтишник.

– Ферштейн, ферштейн, – подтвердил Хэнк, он только что понял, что выражение «открыть рот от удивления» – это не мета-фора. И господин Кукушонок с достоинством продолжил буйство-вать на компьютерной клавиатуре.

 

– Уважаемые друзья, соратники по развитию, старшие лемуры и простые гиперборейцы! – произнёс в информационном пространст-ве Земли Огненный Учитель. При этих словах сердца десятков миллионов людей-оригиналов забились в такт, а наблюдатель из Космоса изумился ярко и мощно вспыхнувшему золотисто-розовому сиянию. Такое же сияние окутывало Землю добрых полтора десятка миллионов лет тому назад. После небольшой паузы, убедившись, что все готовы к разговору, Огненный Учитель продолжил:

– Телепатию как форму общения мы с вами выбрали не из соображений конспирации. Вас, оригиналов, уже так много, что собираться где-то в одном месте просто невозможно. Ни один, даже самый большой, стадион или городская площадь не сможет вместить всех сразу. Поэтому все вместе общаться мы можем только телепатически в информационном поле Земли, и сейчас это кажется вам уже обычным делом, поскольку вы все уже свободно владеете телепатией.

Жизнь поставила перед вами непростую задачу. Надо было разобраться с изощрённой инициативой негуманоидного мира в ви-де клонирования. Эта задача практически решена вами, и ситуация уже достаточно сгармонизирована.

Наши младшие братья атланты, а также примкнувшие к ним орки, големы и даже гоблины, которых ветер перемен много миллионов лет назад занёс в нашу Солнечную систему, теперь уже помогают людям решать общие для всех задачи развития и совершенствования. Все так называемые негуманоиды принимают в этой работе самое активное участие. Конечно, нам приятно всё это наблюдать.

И вы, став оригиналами, ещё прочнее встали на избранный вами Путь развития и совершенствования. А некоторые уже настолько близко подошли ко своим Вторым половинам, что даже ощущают, что такое Любовь!

Это, конечно, далеко не последняя задача, которую поставила перед вами Жизнь, но отрадно, что у вас оказалось достаточно Сил, чтобы решить её самостоятельно.

Поздравляю вас! АОУМ!!!

 

– Господин Кукушонок! – тон Мигеля был подчёркнуто официальным. – Жизнь клонов сильно затрудняет созданная Вами так называемая антивирусная программа… Она навязывает клонам поиск в себе некоего зерна человечности. Однако на самом деле этот «антивирусник» беспощадно уничтожает все ростки человечности в клоне.

– И что Вы мне предлагаете?

– Неплохо бы отключить эту программу, если возможно.

– Возможно, но зачем? Я, например, думаю, что её лучше использовать в человеческих интересах.

– В каких человеческих интересах? И как это возможно? – удивлённо спросил Мигель.

– Я её запустил, чтобы останавливать сразу после выявления так называемого зерна. А затем уже работать с этим выявленным зерном в нашем человеческом ключе, то есть нейтрализовывать негативные качества и состояния и формировать человеческие, наращивая умиротворение, спокойствие, умиление, радость, приятие и даже любовь.

– Здорово! А ведь это идея! – согласился Мигель.

 

И клоны, имеющие живых оригиналов, стали использовать «антивирусную программу» для поиска в себе зерна человечности, но, обнаружив, они не уничтожали его, как задумывал академик, а лелеяли, взращивали и культивировали в себе проявления человечности.

 

– А теперь, дорогие старшие товарищи оригиналы, ответьте мне: чего это мы так долго тянем резину? – поставил вопрос ребром господин Кукушонок.

– В каком смысле? – удивился Шериф.

– Да в прямом! У нас есть всё: и аппаратура дистанционного сканирования, которую, кстати, хорошо доработали наши умельцы, и капсулы для выращивания клонов, которые по всем параметрам превосходят скопусовские, и даже дистанционные управляющие блоки, а мы сидим и ждём у моря погоды…

– Ты кого-то решил клонировать? Может быть, чиновников… или олигархов? – высказал догадку Хэнк.

– Да, я считаю, что уже пора выдвигать на самый верх своего лидера или создать нового оригинала из кого-нибудь великого, – произнёс господин Кукушонок, светясь оптимизмом.

– Пора-то пора, но как это оценят массы? – Шериф думал быстро, но соглашался медленно.

– И у тебя уже есть кто-нибудь на примете? – спросил Мигель.

– Да, я думаю, что подойдёт двойник безвременно усопшей Главной башни. Всё указывает на то, что из этого дубля получится очень хороший оригинал. Коллекция его сканов есть в базе, которую ваш покорный слуга уволок из Проекта при эвакуации. Шериф, я же вам уже говорил об этом!

– Неужели история повторяется… – задумчиво сказал Мигель, – похожий трюк блестяще исполнил товарищ Сталин.

В 1917-м на деньги Ротшильдов свершилась Февральская революция.

А Сталин был побочным сыном генерал-лейтенанта ГРУ Генштаба императорской армии Пржевальского, двоюродного брата царя, и грузинской княжны, а значит, племянником Николая II.

– Пржевальский – это тот, который открыл лошадь Пржевальского? Он же был путешественником, учёным?! – удивлённо спросил Гарри.

– Он был, прежде всего, сотрудником спецслужбы… – ответил Мигель. – Итак, революционный процесс в России уже нельзя было остановить, поэтому Сталина внедрили в ряды большевиков. Большевики в то время были самой отмороженной левацкой группировкой. Сталин должен был возглавить процесс и совершить Октябрьскую контрреволюцию в 1918 году, чем в конце концов и спасти страну.

– А ты историк! – удивился Хэнк. – И какие же здесь аналогии?

– В нашем случае негуманоидная система уже осуществила внедрение на самый верх обычного человека в виде двойника безвременно усопшей Главной башни. Нам остаётся только дополнить сложившуюся картину некоторыми штрихами.

– И я согласен с Кукушонком, что в сложившейся ситуации это чуть ли не единственный достойный выход. Но этому оригиналу надо будет серьёзно помогать – один он тут не справится, – завершил свою речь Мигель.

– Но мы сейчас имеем очень хороший потенциал! – обрадовался Кукушонок. – На базе множества оригиналов в стране у нас уже создана мощная организация. Она строится на самоуправлении, и её отделения есть во всех регионах России. Поддерживают организацию дружественная фракция клонов в Госдуме и Клуб клонов-кудесников, который уже набрал достаточно силы. Всем клонам уже понятно, что от депрессии их излечивает только помощь оригиналам. Да и общественное мнение складывается в нашу пользу, а не в пользу силовиков, и даже не в пользу либералов, то есть большая часть населения поддерживает именно нас, оригиналов. Да, кстати, и про аппаратуру дистанционного управления не забывайте, – и Кукушонок заулыбался.

Оригиналы переглянулись так, будто им сообщили что-то новое.

– А ведь господин Кукушонок прав! – согласился Шериф.

– И ещё как прав! – радостно откликнулся Хэнк.

– А если двойник не захочет клонироваться? – засомневался Гарри.

– Почему же он может не захотеть? – спросил Кукушонок.

– А вдруг у него есть какой-то свой, специфичный взгляд на клонирование?! Может быть, он эту процедуру отвергнет по идейным соображениям?! Или испугается, что в него внедрят управляющий блок, если, конечно, он об этом знает?! – сказал Гарри.

– Но ведь речь идёт о судьбе России! А значит, частные мнения, хотения и желания, а также свобода выбора и воли значения не имеют, – отстаивал свою позицию Кукушонок. – Хочет он или не хочет, но ему придётся клонироваться, к тому же, он и знать об этом не будет. Просто однажды обнаружит, что стал здоровеньким как никогда. А потом, когда у него появятся сверхспособности, то он и сам всё поймёт. Надеюсь, что даже обрадуется и ещё нас благодарить будет!

– Может, будет, а может, и нет. Конечно, судьба России – это очень важно. Но мы не имеем нравственного права клонировать человека насильно или без его ведома, что по существу одно и то же, – сопротивлялся Гарри.

– Тогда надо с ним переговорить, – заключил Мигель.

– Да ты понимаешь, что предлагаешь?! – возмутился Кукушонок. – С него глаз не спускают не только ФСО и ФСБ, но и частные осведомители, и Бог знает кто ещё. Причём каждая контора имеет по два задания – одно от силовиков, а другое – от либералов. Там и мышь к нему не проскочит!

– Тогда давайте воспользуемся своими способностями, – предложил Хэнк. – Например, вот Мигель легко может телепортироваться. Так ведь, Мигель?

– Так-то оно так, но надо учесть и риски, – задумчиво произнёс Мигель.

– Какие ещё риски?

– Если наш разговор с дублем засекут, то потом ещё больше усилят его охрану – это риск? Риск! И самое главное – двойник может действительно отказаться от клонирования, это ведь тоже риск, да ещё какой!

 

Тем не менее, оригиналы решили выбрать день и время для контакта с двойником. Остановились на вечернем часе после ужина, в день очередных переговоров с американцами. Двойник, настроенный на глобальные темы, в некотором смысле был подготовлен морально. Одновременно он нуждался в отдыхе, поэтому на-ходился в спальне один.

Мигель материализовался в углу спальни. Двойник после ванны, в халате, сидел за небольшим столиком и рассматривал фотографии своих детей. Мигель, послав ему мысленное приветствие, одновременно активизировал у двойника участки мозга, отвечающие за удовольствие, и постарался заблокировать возможные неконтролируемые проявления страха. К счастью, и сам двойник оказался не робкого десятка, поэтому воспринял появление в собственной спальне постороннего достаточно спокойно.

– Я – друг, – начал Мигель.

– Не сомневаюсь, потому что я уже ожидал чего-то подобного. Вы, по-видимому, как говорят в наше время, «оригинал», который умеет проходить сквозь стены?

Они изучающе посмотрели друг на друга.

– Такими умениями тут не обойдёшься, – ответил Мигель. – У каждой Вашей стены есть охранник, а то и два. Вас так плотно охраняют, что мне пришлось телепортироваться прямо в спальню, – и продолжил. – А поскольку времени у нас мало, то я перейду сразу к делу. Речь идёт о клонировании.

– Но ведь клон Президента уже существует, если речь идёт о передаче ему власти.

– Передача власти этому клону недопустима, и я полагаю, Вы это понимаете. Поэтому мы считаем, что роль Президента надлежит продолжать исполнять Вам. Именно Вы должны использовать все властные полномочия, чтобы спасти страну. И мы предлагаем Вам создать свой клон, то есть клон двойника Президента.

– Какой в этом смысл? – искренне удивился двойник.

– Смысл в том, что в Вашем нынешнем состоянии Вам будет тяжело противостоять нажиму со стороны Ваших хозяев – силовиков или либералов – поскольку и те, и другие ведут страну в хаос. А в состоянии оригинала Вы обретёте способности, которые помогут Вам принимать правильные решения.

– Правильные с ваших позиций?

– В состоянии оригинала у Вас резко усилится не только интеллектуальная сфера, но и силовая, а также и всё остальное, и Вы сами начнёте доходить до сути всего.

– А вы мне будете помогать через встроенный в меня управляющий блок?

– Подобные методы мы не применяем. Точнее, не применяем к оригиналам. Это не только неэтично, но и весьма затруднительно из-за особенностей энергетики оригиналов.

Двойник задумался.

– А почему вы решили, что у меня могут проявиться какие-то способности? Я, например, слышал, как какой-то авторитет в этих вопросах утверждал, что наличие клона влияет на людей по-разному: хотя практически все и оздоравливаются, но не у всех просыпается сверхчувствительность и всякие необычные способности.

– Мы научились по сканам определять характер и масштаб последствий клонирования для человека. Изучив Ваши сканы, мы увидели у Вас хорошие перспективы.

– А вы не боитесь, что, согласившись на ваши предложения, я узнаю ваши планы и возможности, а потом «сдам» вас официальным властям?

– Повторяю: мы изучили Ваши сканы и сделали свои выводы.

– То, что вы мне сейчас предлагаете, конечно же, идёт вразрез с позицией и политикой как силовиков, так и их соперников – либералов. А это значит, что во всей затее для меня присутствует изрядная доля риска.

– Безусловно, риск есть, поэтому чтобы его снизить, придётся соблюдать меры безопасности. Но Вы ведь уже убедились, что и мы кое-что можем. А мы Вам будем помогать и защищать Вас.

– Допустим, а теперь мой сакраментальный вопрос: а что именно я от этого буду иметь?

– Вы будете иметь как минимум – чистую совесть и как максимум – возрождённую Родину, хоть это и звучит пафосно.

– Звучит, я бы сказал, даже соблазнительно.

– Но нам нужен Ваш ответ: да или нет?

И, слегка поколебавшись, двойник сказал:

– Я согласен!

 

Эпилог

Когда все крысы убежали,

корабль перестал тонуть

 

Прошёл ещё год.

Клонирование стало, пожалуй, самым популярным в обиходе словом. Теперь это уже была простая, недорогая и эффективная процедура, которая позволяла быстро избавляться от так надоевшей всем личности, а значит, без помех вставать на путь развития и совершенствования. И самое главное – эта процедура была необходима только тем, кому трудно было по каким-то причинам самостоятельно нейтрализовывать свой эгоизм. При этом человечество получало преданных и работящих помощников, главный смысл существования которых был в бескорыстном служе-нии людям. Эта же процедура позволяла негуманоидам из физических тел людей по собственному желанию переселяться в аль-тернативные тела. Таким образом, негуманоиды легко и элегантно реализовывали свою миллиардолетнюю мечту о воплощении в физическом мире.

Клонирование стало ведущей отраслью мировой экономики и сделало Россию могущественной сверхдержавой. О проекте «Вечность» теперь говорили, как о самостоятельной сущности, выделяя рождение Проекта, его запуск, затем сложный и противоречивый начальный этап реализации Проекта, насыщен-ный глобальными рисками, потом следовала короткая переломная фаза и, наконец, длящийся по сей день период бурной и успешной реализации Проекта на благо всего Человечества.

На Земле люди перестали умирать, исчезли эпидемии и эпизоотии, а также постепенно и незаметно стали исчезать болезни. Было введено и новое летоисчисление: до рождения и запуска проекта «Вечность» и после его рождения. Ложный стереотип смертности, испортивший много крови неисчислимым поколениям людей в эру до рождения проекта «Вечность», теперь уже только учёные-историки изучали и обсуждали в специальных научных журналах. Детям в начальных классах школы рассказывали об этом смешном и чудном стереотипе, как о несуразном недоразумении и непонятном капризе общечеловеческого бессознательного.

Академика Скопуса подвергли принудительному прижизненному клонированию, то есть в соответствии с законом, без милой ему эвтаназии. Клон получился на удивление дисциплинированным, даже в чём-то изобретательным, хотя был склонен к демагогии и конъюнктурщине. Как одного из наиболее продвинутых негуманоидов в теле клона, его взяли в НИИ ЧАВО в качестве уникального объекта для научных исследований в рамках новой фазы Проекта. В НИИ ЧАВО клон был встречен почётным профессором в отставке гражданином А.А. Выбегалло, который сразу «учуял» в клоне собрата по разуму. После двух недель круглосуточ-ных расспросов Амбруазий Амвросиевич, на грани полного нервного и психического истощения, с торжеством в голосе сказал порядком измотанному клону:

– А ведь я всё-таки опередил твоего Скопуса, почитай, на полвека, компрене ву? И все эти штуки проделал бы самолично, но кто же тогда подумать мог, что с одного скана клоны ущербными получаются?! Се ля ви, однако!

С оригиналом Скопуса всё пошло не так удачно. Этот оригинал всех окружающих считал своими близкими родственниками и утверждал, что все ему должны, и помногу. Притом пытался даже интриговать в меру своего сохранившегося интеллекта. Интенсив-ные сеансы психотерапии помогали ему не слишком успешно. Даже собственный клон осуждал его за назойливость.

И это ещё не всё. «Исходника» Скопуса приобрёл за нереально высокую цену богатый клон, пожелавший остаться неизвестным. Бывший академик сменил несколько хозяев-клонов, позволявших себе милую причуду некоторое время содержать своего создателя в качестве домашнего животного. В конце концов, исходник попал в лапы африканского царька. Ассакоб, отказавшись от эвтаназии, полностью прекратил употреблять так увлекавший его виски, но зато увлёкся научными изысканиями. Он-то и ставил над бывшим академиком эксперименты, похожие на пытки, надеясь заставить учёного изобрести ещё что-нибудь необыкновенное. Ассакоб хотел убедить весь мир в том, что он и люди его племени – высшие существа, то есть скрытые Белые Боги. Отрывочные сведения из глубины Центральной Африки до сих пор говорят о том, что царёк упорно продолжает свои эксперименты.

 

…А что же стало со святыми Валентинами? Судьба снова свела их вместе, но теперь это были совершенно другие люди. Валентина не расставалась с чёрным бриллиантом, требуя, чтобы все называли её не иначе, как «Леди Акация». В ближайшем круге восхищённых эксплуататоров она снисходила до «Леди А». Валентин же оказался более консервативным. Он где-то раздобыл титул и предлагал всем величать себя просто – «лорд Ва». Но ближайшее окружение упорно величало его «мистер Анкх-младший».

Однажды святые Валентины «случайно» встретились в холле роскошной гостиницы на Луне. Во время встречи оба оказались в типичной для них ситуации: леди Акация пыталась перекричать собственную болонку, а лорд Ва тщетно вспоминал, где он оставил свой второй ботинок. Вспомнив, как много было пережито вместе, святые Валентины сразу решили пожениться. Перед самым бракосочетанием лорд Ва на всякий случай отстранённо поинтересовался:

– А как академик, где он и чем занимается? Он же был сверхвлиятельной фигурой в России, а возможно, и в мире.

– А ты что, не в курсе? – почти искренне удивилась леди Акация.

– Да нет, он как-то незаметно исчез с горизонта.

– Его звезда закатилась, точнее, зашли шарики за ролики, – сказала она почти печально.

И в ответ на удивлённый взгляд жениха леди Акация решила назвать вещи своими именами.

– Он теперь «ку-ку», – и в подтверждение своих слов красавица мило, но энергично покрутила у собственного виска.

– Неужели сошёл с ума?

– Ну да! Академик сейчас считает себя Суперкомпьютером и, переехав на ПМЖ в психушку, раздаёт всем жёсткие указания.

– Надеюсь, в психушку для клонов, а не для людей? – уточнил лорд Ва.

– Естественно, теперь он находится в здешней психушке на Луне. И эта психушка именно для клонов, – леди Акация явно хотела подвести жирную черту под воспоминаниями на эту печальную тему.

…После обряда бракосочетания и роскошного банкета, когда утомлённые гости разошлись и любящие сердца остались наедине, святые Валентины размягчились… и признались друг другу в том, что они – клоны...

Биокомпьютеры влюблённых заработали в сверхинтенсивном режиме, захлёбываясь от избытка версий, предположений и сопоставлений. Им показалось, что они сходят с ума, подобно своему патрону, и уже решили, что их ждёт та же печальная участь, что, конечно, и произошло бы в прежней, технократической реальности. Но теперь в условиях активных и позитивных преобразований среда относилась к любым, даже зачаточным проявлениям Жизни весьма бережно… Поэтому влюблённые всё поняли одновременно…

По воле академика в результате проведённого им последнего эксперимента их оригиналы обменялись личностями. Таким образом, теперь в роскошном физическом теле клона леди Акации расположилась женская личность лорда Ва, что ещё больше усиливало женственность леди Акации. И наоборот, мужская личность стриптизёрши прочно обосновалась в физическом теле клона святого Валентина, отчего оно, в свою очередь, сделалось более мужественным. Произошедшие изменения понравились обоим. Осознав всё это, оба клона поняли, почему до сих пор им неведомы депрессивные состояния, которых они так опасались! Это был хоть и последний, но поистине царский подарок своим люби-мым Валентинам, который сделал бедный академик перед перехо-дом в мир «ку-ку».

Биокомпьютеры влюблённых замерли, запуская многократное архивирование своего нового состояния, которое они могли идентифицировать как гармонию мужского и женского начал. А затем оба клона в экстазе совершили практически символически -физический акт слияния зарождающихся Мужского и Женского начал Негуманоидного мира, посвятив его безвременно покинувшему их академику. Биокомпьютеры «пахали» теперь синхро-низировано, но строго в противофазе, и всё по фэн-шую. «Может быть, это и есть то самое… Любовь?» – не сговариваясь, подумали святые клоны…

Сумасшедшая мысль вдруг пронзила биокомпьютер лорда Ва, и он спросил упавшим голосом:

– А что, неужели «Карлофф Нуар» тоже… копия?

– Нет, – успокоила его супруга. – Анкх с камнем вполне оригинальные. Академик подарил мне его сразу после того, как сравнил кондиции моих новых прелестей с качествами оригинала. Ты же знаешь, как он любил всё контролировать!

– И как он нашёл твои теперешние кондиции? Неужели почувствовал разницу? – автоматически поинтересовался любящий муж.

– Выше всяких похвал. Он сказал: «Это не только лучше, чем в оригинале, но и намного новее», – с естественной гордостью произнесла леди Акация.

– Действительно новее, – подтвердил лорд Ва. – Да, академик всегда смотрел в самую суть, но ты бы лучше передала на хранение этот камень мне, а то кто-нибудь отнимет. А передачу мы можем оформить официально, – примерно так выглядит хуцпа у клонов…

– Я думаю, что в принципе это неплохая идея, – смиренно ответила леди, у которой наконец-то воплотилась мечта о замужестве, поэтому споры и ссоры ей сейчас были не нужны. Она знала, что с этим «лордом» всегда сможет делать всё, что ей надо, а самостоятельной, жёсткой и решительной она уже достаточно набылась.

Влюблённые погрузились в сладостную совместную медитацию по поводу наконец обретенного ими драгоценного анкха. Каждый мечтал о своём: лорд Ва – как он заберёт себе драгоценность, а леди Акация – как она её сохранит.

 

…В центре управления проекта «Вечность» уже несколько раз сменилось руководство. Менялась и политика, реализуемая в рамках Проекта. Либералы в руководстве ввели было для граждан принудительный привод на процедуру клонирования судебными приставами по приговору суда. Коммунисты пытались сделать акцент на полную демократическую свободу для родственников клонируемого в вопросах создания псевдодвойника путём скрещивания разных коллекций сканов. Но так как в результате получался кто-то совсем другой, то стали нарушаться даже «прижизненные» права граждан, не говоря уже о неотъемлемых правах ушедших в мир иной. По этому поводу прошло даже несколько показательных судебных процессов, но потом всё вернулось «на круги своя».

Теперь Проектом руководит Евгений Волков. Да, да, именно тот, кто когда-то называл себя Кукушонком. И руководит вполне успешно. Под его руководством безупречно отладили весь механизм сканирования-клонирования, и, конечно же, без элементов принуждения. Да они и не нужны были, потому что в региональные и областные центры клонирования всегда была длинная очередь. Само же клонирование теперь осуществлялось не только как оздоровительная, но и как профилактическая процедура. К тому же, эта процедура предохраняла людей от разрастания у них эгоистических симптомов – предвестников болезней.

Не дожидаясь глобального потепления, клоны по неизвестной науке причине вдруг бросили всю принадлежавшую им на Земле собственность и дружно ринулись на Луну. Обострившаяся было проблема жилья, веками казавшаяся неразрешимой, нашла своё своеобразное исторически оправданное решение в виде затеянной совершенно новой глобальной Программы освоения Луны клонами. Всемирный конгресс клонов поддержал инициативу пула Правительств ведущих государств и дал отмашку для начала реализации этой Программы. И хотя неполные клоны рассчитывали отвертеться от участия в этой стратегической инициативе, однако фракция клонов в Госдуме торжественно восстановила уголовную ответственность за саботаж, к чему присоединились и парламенты в других странах, поэтому все саботажники до единого были выселены на Луну в принудительном и внеочередном порядке.

 

Луна оказалась полой, как, впрочем, и ожидалось, и поэтому строительство на ней ведётся по новой технологии, то есть изнутри лунной сферы к её центру. Единственным недостатком таких домов является отсутствие у них подвалов.

Заселение Луны идёт весьма успешно. Первыми колонизаторами были активисты российского отделения Клуба клонов-кудесников. Они появились на Луне в ночь на 15 июля 2017 года. Это было время суперлуния, когда спутник Земли достиг перигея и оказался очень близко к нашей планете – всего в 362062 км от неё, учитывая, что среднее расстояние между Луной и Землёй составляет 384401 км. С этого момента каждые три месяца с российского космодрома на Луну отправляются новые экспедиции. Всего год спустя, когда к этой Программе подключились и другие страны, располагающие космическим флотом, дело пошло намного быстрее. В результате за десять лет клоны все до одного переселились с Земли на Луну. И теперь каждый вновь выращенный клон отправляется на спутник Земли автоматически, прямо в капсуле.

Клонам очень нравится безжизненная поверхность Луны, она кажется им очень романтичной, но при этом не отвлекает от производительного труда на благо человечества. На Луне уже создана станция для защиты Земли от астероидов и участившихся метеоритных дождей. Кстати, из-за постоянных утечек на Луне постепенно образуется «клоно-атмосфера», удержанию которой способствуют зачатки энергий жизни.

Западная Украина, Великобритания и Соединённые штаты обезлюдели, потому что практически всё их население состояло из клонов, которые, повинуясь общему зову, совершенно добровольно переселились на Луну. Может, оно и к лучшему, ведь острова Соединённого Королевства оказались под водой, а материковая часть США раскололась на несколько изолированных фрагментов, значительная часть которых сейчас находится в полузатопленном состоянии. Европа лишилась большей и, к сожалению, лучшей части своей политической и экономической элиты, которая тоже присоединилась к экспедициям на Луну и теперь там тщетно борет-ся за место в иерархии клонов, которое бы соответствовало прош-лому статусу. Эти бывшие страны быстро размежевали внутреннюю поверхность Луны на «клоны» материков: Азия-К, Европа-К, Африка-К, Америка-К и образовали маленький междусобойчик под названием «Евросоюз на Луне», а теперь готовят пакеты санкций против тех клонов, которые отказываются признать их несколько устаревшие клонократические ценности. Остриё этих санкций они планируют направить против клонов бандеровцев, правосеков и прочих майданутых укропов, которые ведь все тоже оказались на Луне, но пока живут в резервации вместе со своими оригиналами. Самым любимым их развлечением после принудительных работ является слушание выступлений уважаемого клона Караба Амабо, который пространно, но как всегда убедительно, разъясняет, почему их до сих пор не приняли в «Евросоюз на Луне». Впрочем, соответствующее соглашение уже подписано, однако пока отсрочено на десять лет, с правом пролонгации отсрочки – для верности.

На обратной стороне Луны сформировано теневое правительство, которое разделяет базовые ценности основной массы колонистов. Там уже почти налажен независимый выпуск клонодолларов и отрабатываются механизмы кредитования, перекредитования с фьючерсами, деривативами и «финансовыми пузырями», то есть всё у них почти так же, как не так давно было и на матушке Земле.

Ещё во времена Большого перемещения клонов с Земли на Луну была сделана точная копия печатного станка, который работал в последние дни перед крушением долларовой системы. Для этой копии были применены новейшие технологии клонирования, в результате чего эта копия возомнила себя равной лучшим клонам людей, и даже значительно выше людей, поскольку именно она воссоздавала то, чего так сильно вожделели все – деньги. Клон станка печатал клонодоллары, не переставая, даже без команды оператора. Обслуживавшие этот станок клоны людей едва успевали очищать помещение от скапливающихся клонодолларов. А лунное Правительство уже не знало, куда их пристроить. Создали даже специальный Комитет, который возглавили стратегические клонопартнёры – клон партнёра Дэ и клон партнёра Дже. Леди Акация и лорд Ва успешно выполняют там функции вышедших в тираж незабвенных леди Цы и мистера Смита. С ними, конечно, остался и неизменный пчеловод сэр Го, то есть его клон.

Конгресс клонов «носится» с перспективной идеей после достаточно плотного заселения Луны отправиться прямо на ней в дальнее космическое путешествие. Все клоны хотят быть пионерами в освоении других миров с миссией распространения идеи жизни. Они уверяют, что обойдутся без космических войн, межпланетных распилов и звёздных откатов. И надеются отбыть до того, как лопнет усердно надуваемый теневым правительством лунный «финансовый пузырь».

…Акациевая рощица на Земле разрослась и теперь со всех сторон почтительно окружает Центр управления проекта «Вечность». Кукушки в роще прижились и каждой весной соревнуются в певучести и глубине звучания своих простых «народных» песен, задорно и без устали продолжая бесконечные «ку-ку». Таким образом они упоённо ведут счёт мгновениям Любви, гнездящейся в Вечности.

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь