Андрей Одинцов. «Леди Акация, или проект «Вечность»

Конкуренты

Дела идут пока отлично,

поскольку к ним не приступал

 

Академик снова созвал всех на срочное совещание. Многочисленные замы в чёрных костюмах, как грачи, прилетевшие из дальних стран, заполнили огромный кабинет. Они ещё не остыли от полёта, но уже начали развивать интриги и склоки.

– Как вы полагаете, господа, что на данный момент мощнее всего тормозит наш Проект? И что надо рассматривать как угрозу для его осуществления? – спросил Скопус.

– Вы у нас неуязвимый, это всем известно, – непривычно дружно загалдели замы.

Скопус ответил на свои же вопросы:

– Этой угрозой являются международные преступные сообщества нелегальных торговцев органами. И сегодня нам предстоит отбить их кавалерийскую атаку в Госдуме.

– А в чём же состоит интерес этих сообществ?

– В том, что эти лобби являются для нас прямыми конкурентами.  По оценке Всемирной Организации Здравоохранения на сегодня в сфере трансплантации органов удовлетворяется только 10% мирового спроса. И наши технологии клонирования в этой области могут быстро завоевать их рынок. Богатые люди не желают больше штопать себя по кусочкам, а хотят побыстрее стать молодыми и здоровыми. За это они готовы выплачивать немалые деньги. Более того, их обращение к нам намного дешевле. Например, пересадка почки стоит до 300 тысяч долларов, а наша процедура в Европе по сравнению с этой суммой – какие-то гроши, – при этом академик выразительно посмотрел на святого Валентина и предложил, – Валентин, огласи для нас свою справку.

Валентин поднялся с места и начал зачитывать документ:

– Торговля органами – бурно растущая отрасль. Основными странами-поставщиками человеческих органов традиционно считаются Китай, Индия, Бразилия и Филиппины. Этот феномен относительно нов для Испании, Италии, Греции и России, где, столкнув-шись с нищетой, люди начинают искать возможности продать свои почки, лёгкие, костный мозг или роговицу. На этом фоне нелегальная продажа органов распространяется и набирает силу. Этому процессу способствует не только Интернет, но и значительный дефицит органов для трансплантации, а также беспринципность торговцев человеческими органами, которые на всю катушку пользуются бедственным положением людей.

Международные преступные сообщества буквально охотятся за доведёнными до нищеты людьми из Молдовы, Казахстана, России, Украины и Белоруссии. Также объектами преступных группировок становятся богатые отчаявшиеся пациенты, которые способны пойти на всё, лишь бы выжить. Согласно данным группы Organ Watch по защите прав человека из Беркли, штат Калифорния, которая отслеживает нелегальную торговлю органами, ежегодно нелегально продаётся одних только почек примерно от 15 до 20 тысяч.

– Неужели и в нашей Думе есть нелегальные торговцы органами? – спросил кто-то из «грачей».

– Я полагал, что нет, однако господин Живорезов нагло выступает против нашей технологии, утверждая, что она лишает людей законного права торговать своими органами, чтобы выжить. Причём он считает подобное положение в современной России весьма актуальным, поскольку якобы именно на нашу процедуру у большинства не хватает денег.

– Но ведь существует целый ряд граждан, для которых процедура выполняется совершенно бесплатно или за смешные деньги! – резонно заметила Валентина.

– Живорезов на это отвечает, что при таких очередях на клонирование, которые мы наблюдаем в большинстве центров клонирования, люди дождутся приглашения только через сто лет!

– Но такой Живорезов в Думе, наверное, один?! – опрометчиво предположила Валентина.

– Как бы не так! Живорезов умудрился привлечь на свою сторону Комитет Госдумы по безопасности! Да и фракция справделивороссов тоже на его стороне!

– Может, следует для начала исключить Живорезова из фракции? – сказал, мило улыбаясь, связник с Госдумой.

– Но ведь он – независимый депутат!

– Так чего же господин Живорезов добивается?

– Живорезов предложил законопроект, который запрещает все процедуры, связанные с клонированием!

– Так давайте клонируем бесплатно самого Живорезова и безо всякой очереди, может быть, тогда он успокоится?

– Хорошее предложение, особенно классно, если его клонировать с эвтаназией!

– Не забывайте о депутатской неприкосновенности Живорезова, – охладил пыл замов Скопус. – На самом деле, для таких кардинальных решений ещё не пришло время.

Неоднозначная сентенция академика возымела силу – присутствующие притихли.

– А есть ли хоть кто-нибудь, кто поддерживает наш Проект? – святая Валентина вернула дискуссию на ожидаемо-мажорные исходные позиции.

– Наша крыша – Курирующая башня Кремля, ну и, конечно, сама Главная башня, – ответствовал академик.

– Так пусть эти курирующие товарищи дадут команду, чтобы все лоббисты заткнулись! – воскликнула Валентина.

– Не надо умничать! К помощи кураторов следует обращаться лишь в крайних случаях, – оборвал её академик.

– А наши представители в Думе боеспособны? – задал вопрос в лоб заместитель, отвечающий за взаимодействие Проекта с Министерством обороны.

– Наши представители пока находятся в «спящем» состоянии.

– Надо заменить Живорезову его служебный «Мерс» на старую «Волгу» и переместить его в конец очереди на квартиру, – сразу предложил стандартный ход представитель от Управления делами Президента.

– При той долларовой стимуляции, которую он имеет от нелегальных торговцев органами, это его не испугает, – сразу отклонил вариант академик. – И к тому же, как и члены Комитета по безопасности, почти все справедливороссы уже получили квартиры.

– Так, может быть, нам пора провести спецмероприятие в Думе по содействию Проекту? – оживился заместитель, курирующий связи со спецслужбами. – Например, пустить слух, что составлен некий чёрный список чиновников, которым отказано в праве на внеочередное клонирование? Или организовать стихийный митинг возмущённых пионеров возле здания Думы?

Кто-то хихикнул: обязательно пионеров СССР!

– Или организовать поток писем от граждан с просьбами оградить их от происков лоббистов, желающих ограничить конституционное право людей на собственную копию.

– Может быть, натравить на Живорезова и его кампанию Евросоюз? – послышался вкрадчивый голос координатора от МИДа.

– Да лучше сразу НАТО! Господин Интерчелов, неужели вы не можете приструнить этих подонков?

– Уже занимаемся! – радостно отреагировал международник.

– Итак, подведём итоги, – сказал Скопус. – Господин Воевакин, за вами план мероприятий по активизации нашего лобби в Госдуме. Господин Тайноделов, а вы подготовьте примерный перечень мероприятий с оценкой эффективности каналов, имеющихся в нашем распоряжении. А господин Интерчелов уже сам знает, что делать, – заключил академик.

 

Сестра имела глупость клонироваться

Для женщин нет такой проблемы,

которой им бы не создать

 

«Что делать, что делать? Ситуация просто ужасная! – эти мысли изнуряли Валентину больше, чем назойливый поклонник. – Академик тут не помощник, поскольку Иммунитетов ему сразу всё доложит, а реакция академика непредсказуема, поэтому рисковать не время. Что ж, надо подключать молодёжь, пора им становиться мужчинами». Валентина вызвала Евгения, уверенные манеры которого держаться вселяли оптимизм, хотя, возможно, преждевременный.

– У меня есть младшая сестра, её муж – начинающий олигарх. В своё время он моими стараниями встал на путь обогащения. Так вот, этот неблагодарный муж хочет мою сестру сдать в бордель, потому что сейчас он без ума от её клонши. Моя сестра на поводу у рекламы имела глупость клонироваться, – жаловалась Евгению Валентина.

– Сочувствую. Завтра возвращается со встречи в верхах академик, он решит эту проблему на раз-два, – оптимистично объявил он.

– Но я не хочу обращаться к академику, – понурилась Валентина, и на её глаза навернулись слёзы.

– Если не секрет, почему? – Евгению действительно захотелось ей помочь.

– Он говорит, что я его замучила своими просьбами о помощи своим подругам и родственникам.

Конечно, академик имел право на подобную позицию.

– А сам-то олигарх клонирован? – уточнил Евгений.

– Не знаю! – раздраженно бросила начальница.

– Всё понял! Пробьём его по нашей информационной базе, и посмотрим, что можно сделать.

 

– Госпожа Валентина! Оказывается, ваш олигарх сам клонирован, – сообщил Евгений. – Точнее, он сам является клоном.

– Олигарх – клон? Вот это новость! А моя сестра ничего об этом не знает! И ведь она его так любит!..

– Более того, оригинал был подвергнут эвтаназии, – уточнил Евгений. – А в этом случае мы решим вопрос своими силами.

– Я буду тебе весьма признательна, – и научная дива обожгла страстным взглядом этого молодого и такого непонятливого программиста.

В этот вечер Евгений, пользуясь отсутствием академика, долго не выходил из его тайной комнаты.

Кто-то наглый и бесцеремонный внутри сказал олигархичес-кому клону, обидевшему сестру святой Валентины:

– Верни жену назад, в семью!

Клон попытался сопротивляться этим мыслям, но ему вдруг стало очень плохо, и он сдался:

– Хорошо, верну!

– Береги её, как зеницу ока, и даже сдувай с неё пылинки! – приказал клону этот кто-то.

После этого клону даже захотелось выброситься из окна. Он вышел из-за стола и направился к окну. Когда клон открыл окно и взобрался на подоконник, то в комнату ворвался такой шум с улицы, что клона охватил ужас и он заорал:

– Понял, понял!

– Ладно, живи, – согласился голос, но помни, что мы за тобой наблюдаем...

Клону снова захотелось выброситься в окно.

– Не надо! Я всё сделаю! – изо всех сил крикнул он и прислушался… Внутри всё было тихо…

 

Настойчивость святой Валентины

Должна приличная синица

уметь держать себя в руках

 

При виде Евгения внутри Валентины начиналась борьба между неудовлетворённым материнским чувством и элементарной похотью продажной девки. Однако она всегда точно знала, кто победит в этой борьбе. Вот и сегодня широкие плечи, гордая осанка и белокурые локоны программиста вызвали в ней целую бурю противоречивых эмоций.

– Я готова отблагодарить тебя… по-женски, – небрежно сказала святая Валентина.

До молодёжи некоторые простые жизненные моменты доходят непозволительно долго, но тут Евгений не оплошал. Он просительно-жалостливо произнёс:

– Справедливости ради должен признаться, что на самом деле так сложилось, что всё это для Вас сделал не я, а Степан, – ощущая, что возникла чрезвычайно опасная ситуация, Евгений старался быть очень дипломатичным. – Именно Степан «пробивал» олигарха и он же настраивал управляющий блок. Вообще-то Степан тайно в вас влюблён, госпожа Валентина.

Ложь выглядит наиболее убедительной, когда содержит хотя бы маленький кусочек правды. И всё-таки Валентина была разочарована – неумелые манёвры Евгения она расщёлкивала на раз-два. Впрочем, она быстро себя успокоила тем, что и в Степане тоже имеется некая изюминка, поэтому если уж решила, то должна его обязательно отблагодарить.

– Хорошо, скажи Степану, пусть сегодня после работы зайдёт ко мне.

– Обязательно передам, – заверил девушку Евгений. – И, не теряя времени, удалился.

«А ты, оказывается, аскет», – с одобрительной усмешкой произнёс кто-то у него в голове. Но разбираться с этим не было времени, надо было выходить на связь с Шерифом.

 

– Ну как? – вежливо поинтересовался Евгений амурными успехами друга.

– Просто супер! Дама знойная, для неё не существует ничего запретного, никогда таких не видел.

– И что, продолжение ожидается?

– Если ты имеешь в виду роман, то вряд ли.

– А что будет?

– Будут сексуслуги за конкретные выполненные задания. К тому же, я – фигура не её калибра. Я просто высокооплачиваемая обслуга, а ей нужен Король. Если быть точным, ей нужна прибыль от связи с Королём.

– Ну да, все хотят прибыль.

– Между прочим, она просила тебе передать привет.

– Привет? Мне? – Евгений искренне полагал, что вопрос уже исчерпан, но, похоже, не вполне.

 

Связь с Валентиной сильно изменила Степана: он непрерывно восхищался деловой хваткой научной дивы, пел нескончаемые дифирамбы академику и на все лады расхваливал Проект.

– А ведь раньше ты хотел воспрепятствовать планам академика! – не упустил возможности «уесть» друга Евгений.

– Так ведь всё течёт – всё изменяется. Вот и у меня поменялся взгляд не только на жизнь, но и на Проект, – не смутился Степан.

– В чём же?

– Да во всём! Пусть они реализуют Проект! Пусть вытесняют кого угодно и куда угодно! А мне важны деньги. К тому же, они добьются своего не раньше, чем через 20-30 лет, а тогда я буду уже на пенсии, если не на погосте, и мне уже будет всё равно. А сейчас, считаю, надо пожить в своё удовольствие!

 

Евгений не только недооценил настойчивость святой Валентины, но и её целеустремлённость. А научная дива в минуту своего душевного раздрая сделала коллекцию его сканов, благо её подчинённый всегда был «под рукой», и без ведома Евгения вырастила его клона. Да не одного, а целую дюжину сразу – по количеству месяцев в году. Подобные свои действия она оправдывала острым недостатком любви, хотя на самом деле Валентина не нуждалась ни в каких оправданиях. Она успокоила себя простой мудростью: «Кто чем торгует, тот то и имеет» и назвала этих клонов ласково: «мои двенадцать волковчат», ведь фамилия Евгения была Волков.

Этих «двенадцать волковчат» она разместила в кабинете для научных семинаров, который находился в полном распоряжении Валентины и практически не использовался по своему прямому назначению. Академик, видимо, уже забыл об этой комнате и даже не интересовался, как его помощники используют гигантские служебные площади. Технари изготовили Валентине компактный пультик с двенадцатью кнопками, с помощью которого дива вызывала к себе последовательно все двенадцать «ксероксов» желанного программиста.

От скуки она придумывала себе простые развлечения, комбинируя варианты, исследуя малейшие нюансы ощущений при различных последовательностях кнопок, а в особо депрессивных состояниях – даже в их незамысловатых сочетаниях.

У Валентины, конечно, была шальная мысль совсем покончить с этим несносным и недогадливым Евгением, а его служебные функции возложить на клонов, которые должны были унаследовать от своего оригинала не только его прекрасные физические конди-ции. Иммунитетов бы не отказал ей в этой маленькой любезности. Но, поразмыслив, она сама отказалась от своей криминальной затеи, поскольку академик ценил своего молодого гения-программиста. Ну и, возможно, сам Евгений, наконец, когда-нибудь одумается…

 

Всё шло как нельзя лучше, пока не произошло маленькое недоразумение. То ли что-то случилось с пультом, то ли сами клоны сговорились, чтобы ей напакостить, но в один прекрасный день по обычному сигналу в будуар к научной диве явилась вся дюжина в полной боевой готовности. Выполнив обычный объём работ, но только в удесятерённом размере, «волковчата» как по команде ушли все вместе, оставив добродетельную Валентину в расстроенных чувствах: она никак не могла сообразить, как же ей заставить «волковчат» снова выстроиться в организованную очередь. Ведь не поняв этого, ей придётся снова обратиться за помощью к их оригиналу, Евгению.

 

Боевые киборги

Пришла ко мне сестра таланта,

но не достала до звонка

 

Господин Иммунитетов был, как никогда, бодр и излучал оптимизм.

– Госпожа Валентина, позвольте доложить по поставленной Вами задаче.

– Докладывайте! – научная дива привычно положила ногу на ногу, юбка полезла вверх. Ей нравилось играть на нервах у этого волкодава политического сыска. Иммунитетов старательно отводил взгляд, пытаясь сладить с собственными глазами.

– Надо сформировать боевую группу из семи-восьми клонов с соответствующими физическими данными и встроенным техническим оснащением, которое ещё больше повысит их физические возможности. Этот наш универсальный солдат пока выполнен в виде отдельных блоков, которые мы встраиваем в тело клона. А речь идёт об аппаратуре ночного видения, системах телепатического восприятия и просматривания препятствий толщиной до двух метров, а также направленного различения человеческой речи до километра. Также надо встроить аппаратуру, выводящую на экран сны разрабатываемых, и приборы для свободного передвижения по вертикальным поверхностям.

– А теперь расскажите мне о кандидатах! – приказала Валентина.

– Как раз привезли «груз 200». Это воспитанники школ единоборств… романтики, которые ушли добровольцами в известную Вам горячую точку. К нашему удивлению, они были сканированы прямо перед выездом. Пока непонятно по чьей инициативе, но это оказалось весьма кстати. Из них мы и подобрали молодёжную группу в 15 человек.

– Для нашей задачи одного скана вполне достаточно. А что говорят технари?

– Я обсудил с ними все вопросы. Названные Вами приборы у них есть в микроминиатюрном исполнении!

– Где-то у нас были сканы сжатого правого полушария маньяков и убийц, – задумалась Валентина.

– Они и сейчас есть, – подхватил Иммунитетов. – К тому же, эта модель уже доведена до рабочего состояния.

– Будущих бойцов выращивайте именно по этой модели. Причём займись этим сам и никого больше не допускай. Важно, чтобы об этом не узнали журналисты.

– Считайте, что сделано!

– Не спеши… Сначала я всё-таки согласую всё с академиком, и тогда вперёд! А теперь расскажи о сроках.

– Пилотный вариант киборга будет готов через две недели. Зависает только вопрос по системе микро-гироскопов для левитации и передвижения по воздуху. Пока она слишком громоздка, а в указанные сроки техники не успевают её миниатюризировать.

– А для чего эта система нужна нашим бойцам?

– Она даёт колоссальные преимущества при бое на высоте. Скорость горизонтального полёта у неё до 5 метров в секунду и неплохая маневренность. У бойцов не будет привязки к транспортным средствам плюс эффект неожиданности.

– Сделайте всё, чтобы эта система тоже оказалась у нашего киборга! – приказала Валентина.

Иммунитетов изобразил на своей физиономии озабоченность.

– Что ещё? – спросила дива.

– Всё это потребует немалых затрат.

– Деньги не имеют значения. Под угрозой Проект. Мы обязаны решить всё!

Лицо Иммунитетова просветлело.

– Схема финансирования прежняя? – не удержался он от явно лишнего уточнения.

– Да. Работайте и докладывайте о продвижении ежедневно.

 

Зачистить оригиналов

Как говорится, всё проходит,

но может кое-что застрять

 

На очередном собрании академик Скопус инструктировал своих менеджеров:

– Теперь важно контролировать, действительно ли клиент умер. Мы пока не знаем, что делать с выжившими оригиналами. Участились случаи, когда они просто имитируют свою смерть. Возможно, придётся заняться их зачисткой. И, соблюдая строжайшую тайну, создавать боевые отряды.

Присутствующие хранили гробовое молчание, как будто уже начали хранить тайну. Академик Скопус продолжал:

– Оригиналы плодятся, как кролики, хотя и не заводят потом-ство, как раз наоборот, по непонятным причинам они его не имеют. Я имею в виду, что их становится всё больше и больше, поэтому оригиналов надо зачищать, но без прямых столкновений и устране-ний с помощью винтовок с оптическим прицелом, пистолетов и так далее. Всё надо делать так, чтобы было похоже на несчастные случаи. Конечно, это долго и трудоёмко, но ни СМИ, ни правоохранительные органы не должны ничего заподозрить.

О создании подобных отрядов сейчас вам расскажет наш руководитель Службы безопасности господин Иммунитетов.

Главный безпека Проекта, как всегда, был краток:

– Наши отряды обезвреживания оригиналов будут называться ООО. В их функции войдёт:

- выявление людей, оставшихся по тем или иным причинам в живых после клонирования;

- установление причин, по которым оригинал остался в живых;

- наблюдение за социально значимыми оригиналами;

- разработка планов конспиративного и легендированного устранения оригиналов, создающих угрозу Проекту;

- приведение в исполнение планов устранения оригиналов;

- зачистка следов устранения социально значимых оригиналов.

 

Однажды Мигель и его «копия» Майкл попали в передрягу. Наружные наблюдатели боевиков некоторое время «вели» пилота, изучая его привычки и стандартные маршруты. Они искали удобный  момент для нападения. Наблюдатели уже были готовы к нападению, но в это время Мигель и клон оказались рядом, в очередной раз встретившись в кафе. Некоторое время киллеры молча ждали окончания встречи. Но вдруг Гамадрил воскликнул:

– Ни фига себе! Да они оба на одно лицо! И одеты одинаково: в какие-то идиотские синие майки и бейсболки!

– Чего ты удивляешься – это же один и тот же человек, только версии разные: один клон, а другой – его исходник. Одеваются одинаково, потому что у них одинаковые вкусы и привычки.

– Ну и какой теперь наш? – растерянно спросил Гамадрил.

– Да я тоже как-то не уследил! – ответил клон Донбасца. – И что делать-то будем?

– Завалим обоих, – принял командирское решение Гамадрил. – И чем быстрее выполним заказ, тем скорее получим деньги.

– Что, прямо в кафе?

– А где ещё? Чем дольше тянем, тем больше гемор…

– Лады… Может, ещё и доплатят за второго…

– Хорош базарить! – гаркнул Гамадрил. – Пока базарили, «пассажиры» уже вышли на улицу! Пошли.

Мигель, конечно, сразу увидел обе группы бандитов, которые, уже не скрываясь, приближались с разных сторон, направляя на них пистолеты с глушителями. У Мигеля промелькнула странная мысль: «А может, телепортироваться, а Майкла оставить бандитам, чтобы потом занять его место в социуме?». Эту мысль ему подбросила полусдохшая обезьянка Ми-Геля. В клоне эта мысль мощно прорезонировала, от чего тот вздрогнул и, даже не взглянув на пилота, приготовился к безнадёжной обороне, быстро проговорив:

– У меня оружия нет! Надо разбегаться в разные стороны – авось, кому-нибудь повезет!

– Подожди, есть и другой вариант, – ответил Мигель и, увлекая своего клона, приступил к телепортации.

Яркая вспышка ошеломила нападавших, которые через несколько мгновений увидели, что одинаково одетые люди исчезли.

– Да, сегодня явно не наш день, – разочарованно проговорил Гамадрил.

 

На одной из оживлённых улиц города Мигель увидел пожилого человека, излучающего почти детскую восторженность. Мужчина был похож на пастора Шлага из Швейцарии[1]. По его виду пилот понял, что это оригинал, причём лишь относительно недавно ставший таковым. Почти сразу Мигель заметил и двух характерно одетых молодых людей, которые шли за «пастором», почти не скрываясь. Когда троица подошла к уличному переходу и молодые люди подобрались почти вплотную к преследуемому, Мигель понял, к чему идёт дело. Мимо проезжал легковой автомобиль, и один из молодых людей толкнул «пастора» под надвигающееся колесо. Мигель в последний момент схватил «пастора» за локоть и буквально вытащил из-под автомобиля. Молодые люди сразу исчезли, а «пастор» испуганно хлопал глазами:

– Спасибо! Вы спасли меня. Я видел, как они специально толкнули меня под колёса!

– Успокойтесь, пожалуйста, и расскажите мне всё.

– Меня зовут Тимофей Иванович, мне 59 лет, и последние 30 лет я страдаю инсулинозависимым диабетом. Два месяца назад я впал в устойчивую гипу. Полагая, что жить мне осталось недолго, меня клонировали, такие теперь правила. А я, ко всеобщему удивлению, выжил. Буквально через месяц врачи перевели меня на таблетки, назвав моё состояние чудом. Но чудеса на этом не закончились, и благодаря им я только начал по-настоящему жить. А тут эти молодые люди… Я заметил их ещё в переулке и понял, что они что-то затевают… Всё время я старался держаться среди людей, но никак не ожидал такого… Спасибо Вам!

– Тогда я приглашаю вас проехать в наш Фонд, где вас обучат, как действовать в подобных случаях, – предложил Мигель.

– Хорошо, – согласился Тимофей Иванович, хотя был ещё в шоковом состоянии.

 

Улучшение качества народа,

или клон в законе

Не надо делать мне как лучше,

оставьте мне как хорошо

 

Законодательная общественность, затаив дыхание, ждала этого выступления академика Скопуса. Многозначительно звучала и тема его выступления: «Демографическая политика России в третьем тысячелетии».

Спикер Госдумы Дзурикеллов был сегодня элегически задумчив и рассеян, казалось, он забыл, что ведение заседания – это его главная работа. И только нарастающий шум в зале заставил его встрепенуться.

– А сейчас мы послушаем руководителя проекта «Вечность», глубокоуважаемого академика Скопуса, который представит нам новую, научно обоснованную демографическую парадигму для России в третьем тысячелетии. Можно сказать, новую концепцию государства Российского! Пожалуйста, Ринц Хиршович.

Ведомый импозантным животиком, академик бодро выскочил на трибуну и сразу взял быка за рога.

– Уважаемые депутаты! Задача, поставленная перед нами Президентом, звучит однозначно: надо освежить население страны. Всё необходимое для этого у нас имеется: передовые научные разработки в области нанобиотехнологий и компьютерного моделирования, за которыми с восхищением следит весь мир, уникальный технический инструментарий и подготовленные кадры. Сформирован и запущен научно-практический проект под названием «Вечность». Правовую основу для реализации Проекта составляет известный всем присутствующим Указ Президента РФ. Вместе с тем, бесконеч-но работать по Указу мы по понятным причинам не можем. Да и как показывает анализ практики работы, в Указе, увы, имеются пробелы и досадные противоречия, которые необходимо устра-нить. Например, там не хватает законодательно закреплённой обязанности индивида регулярно посещать ближайший клоно-пункт для пополнения коллекции сканов. Полезным было бы также дополнить Уголовный кодекс пунктом об ответственности гражданина за уклонение от эвтаназии в связи с изготовлением его усовершенствованной копии (клона).

Сегодня настала пора реализовать в полной мере накопленный нами научно-технический потенциал.

Уважаемые коллеги, вашему вниманию представляется концепция построения государства клонов, разработанная с учётом новейших достижений науки и техники, а также накопленного практического опыта реализации проекта «Вечность» в нашей стране и за рубежом. Скажу сразу, наша концепция получила предварительное одобрение в структурах исполнительной власти. Концепция исходит из того, что мы сейчас имеем в своём распоряжении колоссальные возможности, о которых ранее могли только мечтать.

В этой связи нужно заметить, что расово-евгеническая утопия идеального государства зародилась очень и очень давно. Первым глубоким теоретиком в этом вопросе считается Платон, который в целях улучшения качества народонаселения обосновал применение стерилизации и даже эвтаназии. Идеи аристократизма и расовой гигиены во времена античности пропагандировали ордена пифагорейцев. В Иране и Спарте, как известно, расовая селекция была возведена на уровень государственной политики. Греческие философские школы киников, стоиков и даже эпикурейцев мыс-лили исключительно в расовом ключе. Жёсткие расовые оценки вы найдёте у Геродота, Страбона и других философов. Социальные утопии Китая ещё во времена Конфуция вопрос ставили однознач-но – не как изменить мир, а кто должен это делать? В древнем Риме патриции мыслили абсолютно расово, это нашло своё отражение в политике и эстетике ранней империи. Сочинения Цезаря, Цицерона, Тацита, Ювенала, Марциала, Вергилия и Горация пестрят размышлениями расологического характера. Указы императоров Нерона, Веспасиана, Адриана, Диоклетиана сформировали основы расового правоведения, которые, преобразившись, в сегодняшнем мире превратились в социобиологию и биополитику. Для интеллектуальных гурманов отмечу, что яркий пример расовой эзотерики дают нам сочинения императора Юлиана.

Таким образом, наш клон – это значительно улучшенный гражданин. Притом, с точки зрения здоровья, серьёзно улучшен-ный. При необходимости он может быть омоложен, снабжён необходимыми трудовыми навыками и даже неукротимым жела-нием трудиться на благо своего государства. А девиантные и, тем более, криминальные его проявления могут быть заблокированы. При этом процесс установки чипа осуществляется автоматически. А теперь я отвечу на ваши вопросы.

В вопросах депутатов звучала решимость выделиться и заявить о себе, как о полезных кандидатах для нахождения на высоких должностях в органах исполнительной власти.

– А Вы собираетесь чипировать депутатов?

– Всё будет зависеть от того, что мы с вами напишем в Законе. Вполне логично было бы обеспечить полную независимость депутатского корпуса, в связи с чем запретить чипирование клонов депутатов и предусмотреть изъятие соответствующих блоков из структур их клонов.

– А как Вы смотрите на то, чтобы для депутатов сделать исключение и в части, касающейся эвтаназии? На наш взгляд, это было бы разумно.

– А вот здесь подобное исключение будет выглядеть опрометчивым. Ведь депутат должен быть образцом во всём: и в социальном статусе, и в интеллектуальном плане, и в части здоровья. Однако всё это в полной мере мы можем обеспечить только для клона.

– Сколько времени вам понадобится, чтобы полностью заменить население России клонами?

– Уважаемые коллеги, вы же прекрасно понимаете, что ответ на этот вопрос будет зависеть прежде всего от того, какие финансовые ресурсы будут выделены на реализацию озвученных нами предложений.

– А как Вы намерены поступить с теми гражданами, которые, имея клона, по тем или иным причинам избежали эвтаназии?

– Для того и нужен Закон о клонировании, чтобы на законных основаниях потребовать от этих граждан добровольной явки на клонопункт, чтобы завершить процедуру клонирования актом эвтаназии.

После этого академик взглянул на часы и заторопился.

– Коллеги, меня ждёт Президент. Мой сегодняшний доклад носил постановочный характер, поэтому вас ждёт обстоятельный содоклад. А мне разрешите удалиться.

Спикер, провожая академика благосклонным взглядом, сказал:

– Мы благодарим академика Скопуса за содержательный доклад и отпускаем его для встречи с Президентом…

 

В новую веру!

Давай, я говорю, что вкусно,

но больше это не едим

 

Ринц Хиршович хоть и покинул здание Госдумы, однако не оставил своим вниманием депутатов и их почтенное собрание. Воспользовавшись служебным вертолётом, главный академик страны уже через пятнадцать минут присоединился к своему особо доверенному программисту. Евгений с самого начала заседания облучал собравшихся мощным узконаправленным форматирующим потоком энергий с целью дистанционно обратить их в новую веру – веру в клона. Центр клонирования имел наивысший приоритет обеспечения электроэнергией, а в качестве резонаторов и уси-лителей излучения успешно использовались все металлические и электронные конструкции, в числе которых были и медная крыша здания, и отопительная система, и даже мобильные телефоны депутатов.

– Ну что, получается? – поинтересовался Ринц Хиршович.

– Получается – облучение идёт лучше, чем мы предполагали! В силу молодости Евгения больше интересовала техническая безупречность процесса, а не его политический результат.

Последующие два часа Скопус и Евгений провели у экрана монитора, внимая депутатам, которые довольно успешно подводили научную базу под государственно-политическую сторону проекта «Вечность»…

…А между тем, руководитель фракции, политический тяжеловес Загоруйский выступил с заранее запланированным обстоятельным содокладом.

– Учитывая благотворное влияние процедуры клонирования на людей в смысле оздоровления и даже последующего обретения ими экстрасенсорных возможностей, следует поддержать неожиданную инициативу нашего уважаемого академика. Однако концепцию проекта «Вечность» следует уточнить и перенацелить на репродуцирование наиболее полноценных в физическом, духовном и нравственном отношении людей. Больше надо воспроизводить людей, одарённых от природы, поэтому деторождение государство должно взять под свой строгий контроль. И право на деторождение должно быть только у здоровых людей. Наша фракция предлагает создать механизм, согласно которому особо одарённые и талант-ливые люди могли бы многократно увековечиваться в человеческом материале. Количество разрешённых копий должно опре-деляться степенью «полезности» индивидуума для общества: предположим, наиболее одарённые – до 10 копий, обладающие талантом – не более 100, а действительно гениальные – практически неограниченное количество воспроизведений, – не все сразу, конечно.

В зале дружно засмеялись. Депутаты в большинстве своём полагали себя солью нации, поэтому идея Загоруйского всем понравилась.

– А какая цифра была бы приемлема для Вас персонально, уважаемый Загоруйский? – ехидно спросил депутат Живодёров. – Или Вы свою кандидатуру снимаете добровольно по неизвестным нам причинам? 

После этого вопроса умолкли даже депутаты, увлечённые разговорами друг с другом. Всем было интересно услышать ответ политического тяжеловеса, который непосильным трудом в законодательном органе с самого начала перестройки завоевал репутацию нестандартно мыслящего политика. Однако Загоруйкого трудно было смутить подобного рода провокационными выпадами:

– Я был бы вполне удовлетворён, если бы Госдума проголосовала за выделение финансирования из бюджета, достаточного для формирования коллекции сканов и выращивания всего одной копии вашего покорного слуги. Проще говоря, чтобы в каждый конкретный момент времени в стране был хотя бы один клон Загоруйского.

– То есть Вы скромно хотите себя увековечить, создав своего рода памятник себе как руководителю фракции?

В зале снова засмеялись. В пикировку законодателей вмешался спикер Дзурикеллов:

– Прошу не переходить на личности!

Бросив прощально-победный взгляд в сторону своего оппонента, Загоруйский сказал:

– Коллеги, не отвлекайтесь на мелочи, мы обсуждаем серьёзные вопросы. Итак, продолжаю. В противоположность этому, наследственно отягощённые люди, прежде всего, наркоманы, педофилы, гомосексуалисты, психически неполноценные лица, преступники-рецидивисты и лица с физическими уродствами должны планомерно и безусловно стерилизоваться в принуди-тельном порядке, а на их клонирование должен быть наложен строжайший запрет. Закон также должен лишить права дето-рождения генетически нежелательных лиц, то есть всех тех, кто самим фактом своего существования негативно влияет на жизненность расы. Фикцию естественного отбора следует как можно быстрее заменить научно обоснованным, расово ориентированным и подкреплённым выдающимися достижениями отечествен-ной науки искусственным отбором. Практическая реализация Закона – дело техники. Мы согласны с господином Скопусом в том, что будущее население можно обозначить не только как государст-во клонов, но и как евгенически ориентированное государство, и это наша принципиальная позиция.

Загоруйский перевёл дух. На этот раз зал встретил его слова гробовым молчанием. Некоторые, припомнив интимные подробности своей личной жизни и пикантные особенности своего организма, обоснованно забеспокоились, не попадут ли они как раз в эту категорию «нежелательных элементов».

– А кого Вы полагаете психически неполноценными гражданами?

– Тех же, кого и вы! К ним я отношу людей, которые имеют конкретные медицинские диагнозы, а также перманентных дис-сидентов, шоковых терапевтов, профессиональных революционеров, сотрясателей устоев и оппозиционеров.

– Значит, если Вы уже в течение 30 лет выступаете в качестве оппозиционера, то и Вас надо будет подвергнуть стерилизации? – не унимался Живодёров.

– Да, если Госдума рассмотрит это как необходимое условие для положительного решения по предлагаемой концепции, то я готов пожертвовать своей жизнью на благо народа! – конечно, это Загоруйский сказал в расчёте на дословное цитирование в СМИ. – Однако вы меня считаете оппозиционером лишь потому, что я выступаю против того, что Правительство часто идёт туда, не зная куда. Не имея никакой идеологии, правительство утверждает, что отсутствие идеологии – это тоже идеология.

И Загоруйский продолжил:

– Силы нации крайне истощены, генофонд подорван, молодые люди уже к 35 годам приобретают серьёзнейшие заболевания, младенцы почти поголовно рождаются через кесарево сечение. Наша фракция обоснованно полагает, что государство должно, наконец, взять бразды правления в этой важнейшей области в свои надёжные руки, чтобы осуществлять полный контроль как за клонированием, так и за рождаемостью. Проведение подобной жёсткой демографической политики даст нам возможность в кратчайшие сроки возродить генетическую мощь нации.

Смыслом государственной политики станет не столько формирование идеологических доктрин, сколько создание условий для рождения максимального количества расово чистых граждан. Генетическая информация обо всех гражданах государства должна быть поставлена на официальный учёт и контроль с целью выбора оптимальных партнёров для брака. Необходимо также создать евгенические суды, институты чистокровия, банки спермы и тому подобное, – голос Загоруйского явно гипнотизировал. – Как известно, евгеническая пропаганда Третьего Рейха заявляла, что не каждая женщина может иметь мужа, но зато каждая может стать матерью. Существо реализуемой нами политики следует обозначить так: «каждая женщина может быть матерью клона героя, но не каждая имеет право передать ему свой генотип».

Государство в привычном для нас понимании, озабоченное проблемой качества населения, вынуждено прибегать к радикаль-ным методам сокращения нежелательных элементов, что со-провождается непониманием со стороны определённой части общества, приклеиванием бирок типа «расизм», «фашизм», «этническая чистка», «геноцид», «тоталитаризм» и так далее. Клонирование людей позволит с лёгкостью обойти этот ложный стереотип общественного восприятия, поскольку генетически нежелательные элементы не будут утилизированы, а преобразуются в практически идеальных людей с точки зрения расовой гигиены. Вы спросите, как это возможно?

– Каков механизм? – послышался женский голос из зала.

– Отвечаю. Многие женщины хотят иметь детей от своих кумиров – всемирно известных учёных, выдающихся шахматистов, икон моды, рейтинговых ведущих, актёров театра и кино, спортсменов и так далее. А учитывая возможность эксгумации, можно говорить даже о соответствующих исторических персонажах! Технологии клонирования предоставляют возможность иметь детей не только от кумира, но и со стопроцентной вероятностью воспроизвести на свет самого кумира, а при необходимости и с полным внешним сходством. Разве откажется какая-нибудь нищая, собирающая милостыню в метро, за государственный счёт произвести на свет Лермонтова, Пржевальского или Суворова? Такая женщина снова почувствует себя нужной обществу. Есть основания полагать, что от желающих не будет отбоя! А в нашей стране 5 миллионов бомжей, среди которых половина – женщины.

– А как же Любовь? – не унималась вопрошающая депутатка.

– Хороший вопрос! – одобрил её Загоруйский. – Клонирование предоставляет возможность разрешить и проблему несчастной любви. Женщина может завести ребёнка от любимого мужчины без взаимности с ним. Можно получить бризар с помощью коллекций сканов обоих предполагаемых родителей, которые просто юридически закрепят своё согласие. В этом случае за всё будет платить влюблённый, а объект обожания получит денежную компенсацию. Комиссионные пойдут государству, то есть нам с вами. И все будут счастливы!

– Вы хотите сказать, что мужчина, который не имеет права передать свою генетику традиционным, привычным путём, сможет стать официальным отцом, оплатив расходы за структурирование бризара и выращивание клона?

– Вы снова правы! И это будет для него своеобразной моральной компенсацией за ограничение его прав в части возможности иметь детей в традиционном порядке. Надо будет только внести некоторые дополнения в Семейный кодекс, что, конечно, нам с вами по силам.

– А как Вы видите финансовую сторону подобных процедур? Или будете применять методы принуждения?

– Суррогатная мать станет своего рода героиней нашего времени! Вынашивание, а затем и выращивание нужных государству гениев станет не просто источником дохода для неимущих. Рождение необходимых государству детей будет поощряться государством солидными денежными выплатами, присвоением почётных званий типа «мать-героиня», выделением благоустроенных квартир и другими подобными способами.

– И куда же Вы будете подключать аппаратуру, чтобы дать женщине такую возможность?

– Женщина просто будет выполнить роль капсулы, в которой выращивается полезный для общества клон. И всё! Не важно, от кого она забеременела! Важно лишь, чья коллекция сканов структурирует зародыш!

Зал заворожённо внимал. Уловив помощь зала, Загоруйский возвысил голос.

– Итак, женщина – это капсула, способная родить для мужа-болельщика его любимого выдающегося футболиста или учёному ребёнка с генетикой Канта. Однако не надо забывать о мерах по предотвращению нежелательных и весьма опасных перегибов в копировании представителей отдельных сфер деятельности, например, модных артистов эстрады и спортсменов. Нельзя заполонять наше жизненное пространство копиями культовых индивидов! Ведь когда мода на них пройдёт, то что мы станем делать с сотнями и тысячами потерявших популярность персонажей?

– Значит, Вы предлагаете упразднить существующий механизм деторождения и ввести новый?! А чтобы реализовать эффективный контроль государства в этой сфере, надо исключить зачатие традиционным путём и полностью перейти на технологии клонирования?!

– Это был бы идеальный вариант, – подтвердил Загоруйский, – но заметьте, тут есть ещё один важный момент: теперь, во время занятий сексом вас больше не будут отвлекать тяжёлые мысли о возможной нежелательной беременности партнёрши – исчезнут аборты и связанные с ними неприятности.

И ещё более вдохновенно Загоруйский продолжил:

– Всякая необходимость в этнических чистках отпадает. Генетически нежелательные и расово-непривлекательные представители рода людского могут быть использованы для воспроизводства более ценных людей, не отягощая их своей негодной генетикой. Таким образом, польза менее ценных людей будет заключаться в том, что они станут воспроизводить более ценных. Получается идеальный механизм безотходного расового производства без генетического брака и затрат на утилизацию!

Евгенически ориентированное государство клонов по затратам будет многократно дешевле любой демократии или тирании, – Загоруйский наращивал свои обороты.

– Современное государство пугает своих граждан мыслимыми и немыслимыми налогами. Оно вынуждено контролировать жизнь каждого человека от рождения до самой смерти. С учётом евгенической ориентации государство будет контролировать только выбор супругов и дальше почти не вмешиваться не только в их жизнь, но и в жизнь их будущего ребёнка. Наука доказала, что мотивация в поведении любого человека на 80% обусловлена его генотипом и лишь на 20% фенотипом, поэтому в условиях евгенически ориентированного государства клонов необходимость постоянного контроля индивида со стороны государства соответственно резко сокращается. Анализ генной матрицы родителей потенциального гражданина позволит сократить объём усилий государства, связанный с контролем над личностью, ориентировочно в четыре раза.

Классическое современное государство проводит политику улучшения качества своих сограждан через улучшение условий их жизни. В противоположность этому, евгенически ориентированное государство будет улучшать жизнь своих сограждан через улучшение их генетики. Отсюда, с учётом приведённых пропорций между влиянием генотипа и фенотипа на жизнь человека, и социальная политика будет в четыре раза эффективнее.

Если раньше деньги и другие ресурсы уходили на поддержание жизни биологически обречённых людей, то теперь государство направит эти финансы на повышение числа способных и одарённых граждан, что, в конечном счёте, приведёт и к расцвету самого государства. Мощь любого государства объективно оценивается не только совокупной мощью его граждан, но и уровнем их социальной организации. Евгенически ориентированное государство клонов будет постоянно повышать уровень жизни, качество стандартов, степень профессионализма и другие показатели гармоничности общественной жизни. В результате деньги, которые раньше уходили на поддержание жизни рецидивистов и извращенцев, теперь будут направляться на развитие культуры, искусства, науки, образования и организацию досуга.

Пусть все, кто желает сохранять жизнь отпетым маньякам-извращенцам, просуммирует совокупность затрат частных лиц и всего государства в целом, связанных с судебными расходами, компенсациями и выплатами родственникам жертв, оплатой похорон и деятельности следственных органов, содержанием пенитенциарной системы и так далее. Цифра будет немаленькая. Поэтому подобным «гуманистам» мы предлагаем отныне брать на содержание всех приговорённых к смертной казни. Это будет вполне справедливо, ибо гуманизм за чужой счёт всегда аморален!

– А почему Вы не хотите дать шанс преступнику исправиться? – раздался снова голос дотошной дамы из зала.

– Обществу надо исходить из расово-гигиенических соображений: добродетели нельзя научить, с нею надобно родиться. Рождённый с преступными генами всегда будет совершать преступления. Правовая статистика самым жёстким образом констатирует, что вся современная крайне разветвлённая и усложнённая система тюремного исправления нисколько никого не исправляет.

Впервые нам представляется возможность разрешить извечное чаяние свободолюбивого человечества – избавление от темниц и неволи. Генетически идеального человека не надо будет наказывать. В новых условиях будут существовать лишь три вида воздействия: внушение, стерилизация и эвтаназия.

Помимо упразднения дорогостоящей пенитенциарной сис-темы, у государства появится возможность сокращения разных форм контроля и регуляции. При этом одной из первых претерпитизменения область юриспруденции. Многочисленные судеб-ные процессы, длящиеся годами и отнимающие деньги у налогоплательщиков, отойдут в область преданий. Приговор евгенического суда на основе люстрации генетической карты обвиняемого займёт всего несколько минут и позволит избежать судебной ошибки. Извечный принцип «каждому своё» в условиях обобществления генофонда нации получит новое моральное воплощение и как следствие – отмену Конституции, а также роспуск целой рати юристов-правоведов. Основой социальной регуляции между людьми станет договор. Государство, кроме чрезвычайно редких случаев, перестанет выполнять функцию жандарма, принуждающего подданных вступать в отношения друг с другом только при его посредничестве.

Огромное количество государственных институтов, бес-конечных комиссий, инстанций и министерств упразднится. При этом освободятся легионы чиновников, осуществляющих тоталь-ный контроль за всеми сторонами повседневной жизни граждан. Контроль за правовым пространством больше не будет являться прерогативой государства. Отныне в его функции будет входить контроль за генофондом нации, выбор оптимальных партнёров для брака, управление демографической политикой и подбор кандида-тов на клонирование и стерилизацию.

Избавившись от чудовищного балласта чиновников, будущее государство удешевится, а степень отчуждения индивидов от власти уменьшится. Сокращение численности институтов власти положит конец коррупции и повысит эффективность управления в целом!

Государство клонов будет ориентировано на всеобщую глас-ность генетической информации. Каждый член общества сможет легко узнать о задатках и наклонностях главы государства, таким образом, институт медицинской тайны и сопряженные с этим издержки будут отменены.

 

Загоруйский в экстазе

«Ещё! Ещё!» – кричит Оксана,

не понимая, что уже

 

…В своей секретной комнате академик Скопус смотрел в экран компьютера и, блаженствуя, рассуждал:

– Да, этот руководитель фракции может кому угодно заморочить голову. Представь себе, какие невероятные перспективы открываются перед нами. Безусловно, Загоруйский – наше удачное инвестирование… А теперь давай ещё раз проверим нашу аппаратуру. Заставь Загоруйского пошутить или хотя бы улыбнуться. Вот, сейчас его дают крупным планом.

– Как скажете! – программисту Евгению и самому было интересно происходящее. – Готово!

В ответ на очередной провокационный вопрос Живодёрова Загоруйский на экране раскатисто расхохотался и долго не мог успокоиться.

– Ну, это перебор! – воскликнул Скопус. – Наше воздействие должно быть помягче… Но не менее эффективным...

– Подкорректируем, – живо отозвался сын Проекта.

…И Загоруйский, полностью овладев собой, продолжил вещать:

– Безумно дорогая практика всей современной политической жизни в условиях государства клонов станет совершенно ненуж-ной. Предвыборные кампании, политическая реклама, выборы, референдумы, опросы общественного мнения – все эти разори-тельные манипуляции с общественным сознанием исчезнут, ибо в новых условиях власть всегда и везде будет принадлежать лучшим, то есть тем, на ком остановила выбор сама природа. При этом никаких фальсификаций общественного мнения и никакого зом-бирования населения! Таким образом, политическое пространство прекратит своё доминирующее существование в жизни общества.

Исчезнет борьба за свои права, потому что каждый будет иметь те права, которые ему предоставлены от природы. В обществе, которому нет никакого дела до политики, политика станет бесполезной. Поэтому исчезнут и политические ограничения, а также преследования по политическим мотивам. Вы сможете свободно быть демократом, анархистом, кришнаитом и даже «зелёным», но единственное, чего вы не сможете – это быть «голубым», поскольку вас будут рассматривать только с точки зрения генетической ценности, а все ваши призывы и лозунги – всего лишь как блажь или форму проведения досуга.

Такому государству не страшны внутренние политические и социальные потрясения, ибо нормальный человек не может хотеть соседства с уголовниками, бомжами, наркоманами и совратителями малолетних. Таким образом, у ненормальных людей исчезает возможность существования.

Современная генетика доказала, что гомосексуализм, равно как и все иные сексуальные отклонения, обусловлен наследственностью. Вычистив генетический мусор, вы защитите общество от всех перманентных революционеров, сотрясателей устоев, переоценщиков ценностей и иных социально, психически и сексуально опасных индивидов. В новых условиях ни Ленин, ни Чикатило не смогут появиться в принципе, общество будет застраховано от них без тюрем, лагерей, политического сыска и даже без контроля прессы и телевидения. На смену гильотине и наручникам придут скальпель и лазерный луч.

Генетический социализм покончит раз и навсегда с этим маскарадом ублюдочных идей, замешанных на нечистой крови. Таким образом закончится и расовый апокалипсис. Не нужно будет бороться с бредовыми идеями, затуманивая свой мозг критикой, а будут просто пресекаться генетические потоки, которые производят на свет эти идеологические расовые яды. Клонирование поднимет качество человеческой породы без ущерба её количеству. Клонирование также позволит увеличить прослойку носителей культуры в обществе, и тогда никакие катаклизмы истории не сорвут культурный покров ни с одного народа.

Усреднённый уровень кровяного давления депутатов приблизился к 200 единицам.

– И что прикажете делать с этой армией безработных политиков и чиновников? – выкрикнул независимый депутат и схватился за сердце. В зал уже вбегали люди в белых халатах.

Началось очевидное брожение, споры и перепалки, в дальнем углу даже завязалась драка. Однако депутат Загуройский не унимался:

– Очень часто идеалом для человечества выставляется «наибольшее счастье наибольшего числа людей». Если такой идеал поставить в основу евгенической политики, то биолог мог бы указать верные пути к его достижению… С евгенической точки зрения, гибкость и приспособляемость организма во всех отношениях представляется наиболее целесообразной… Светочи искусства и изобретатели должны оставлять человечеству в наследие не только свои произведения, но и свои таланты.

Именно поэтому качество человека будет измеряться не политическими, а генетическими критериями, а граждане будут иметь такую свободу, о которой они не могли мечтать ни в одном государстве. Государство вообще не будет вмешиваться в ваш образ мыслей, генетически проконтролировав вас ещё до рождения, поэтому вы не будете ощущать гнёта с его стороны.

В современном государстве каждый гражданин при распределении благ может требовать равной доли, но будущее государство для наиболее ценных производителей, именно в биологическом понимании этого термина, создаст такие условия, которые обеспечат этим производителям более многочисленное, в сравнении со средними людьми, потомство. Сейчас, на фоне распространения идеи равенства, борьба за существование в человеческом обществе потеряла свою остроту, и поэтому почти прекратился благодетельный естественный отбор. Будущее го-сударство возьмёт на себя решение задачи естественного отбора, чтобы создать для сильных и особенно ценных людей наиболее благоприятные условия. Сегодня неразумная благотворительность приходит на помощь слабым. А будущее разумное государство будет прежде всего заботиться о сильных, их семьях и потомстве. Наше будущее – за выделением ценных по своим наследственным свойствам производителей: физически сильных, с выдающимися умст-венными и нравственными способностями, и создание для них условий, при которых они могли бы проявить свои способности в полной мере, а также содержать многочисленную семью, которая будет иметь массу преимуществ в сравнении со среднестатистичес-кими людьми.

– А нельзя ли поподробнее про геев? – кто-то в зале ещё пытался шутить, однако Загоруйский воспользовался вопросом, чтобы продолжить своё выступление:

– Конечно, клонирование, как и стерилизация – это искусственная мера. Однако ведь и современная среда нашего обитания является искусственной – вся обстановка, в которой мы живём, и все технократические условия жизни человечества. Конечно, мы не можем отказаться от созданной нами же искусственности и вернуться к природе, но для того, чтобы избежать вырождения, мы в срочном порядке должны прибегнуть к таким кардинальным средствам, как клонирование и стерилизация.

– Между прочим, у нас демократия! – рубанул Живодёров. – И большинство электората находится намного ниже установленной Вами планки, поэтому вряд-ли кто-то проголосует за такую поли-тику.

– А мы их мотивируем возможностью повысить качество своей генетической матрицы, чтобы их дети могли ими гордиться!

Даже дегенерация начала XX века не идёт ни в какое сравнение с глобальным вырождением белой расы сегодня. Клонирование – это ответ современной евгеники на насущные расовые проблемы и не более того. Конечно, клонирование – это более радикальное средство, чем стерилизация. Стерилизация наследственно опас-ных относится к сфере предохранительной расовой гигиены, а клонирование наследственно одарённых следует отнести на счёт позитивной антропотехники. Таким образом, современная евгеника негативные методы постепенно вытеснит позитивными. На смену выбраковке худших придёт активное репродуцирование лучших, что, как вы сами понимаете, многократно гуманнее.

– А что даст эта Ваша концепция простому обывателю, кроме сомнительного улучшения его генетической матрицы, до которой, вероятно, ему, скорее всего, и дела нет?!

– Поясню. Концепция чрезвычайно привлекательна именно с позиции индивида. Современный человек тратит огромную часть времени своей жизни на общение с бюрократической системой, то есть, по сути, ненужными ему людьми. А это годы и годы объяснений с дураками, взаимоотношений с подлецами и предателями, страданий в неудачном браке или же на нелюбимой работе, а также вечных сомнений и беспочвенных угрызений совести. Государство клонов в значительной степени разрешит эти проблемы. Вы не будете тратить свою жизнь попусту, из-за чего её интенсивность и насыщенность повысятся. Эта проблема особенно актуальна для России, где гигантский потенциал народа из поколения в поколение расходуется на поиски, на преодоление заблуждений и бюрократических препятствий, выяснение отношений и устранение несправедливости. В этом случае на подлинное дело, для которого рождён человек, даже у счастливцев и баловней судьбы остаются считанные часы.

– Прошу не забывать о регламенте, – вставил Дзурикеллов.

– Обобществляя генетический фонд нации, будущее государство поддержит своих граждан и в экономическом плане. Свободы здесь распространятся и на сферу частной собственности. Каждый сможет владеть чем угодно, поскольку существенное снижение бремени налогов сделает перспективу владения собственностью заманчивой и реально осуществимой. В современном же мире человек подчас тратит больше сил на то, чтобы удержать собственность, чем на то, чтобы её приобрести. Уменьшение бремени налогов, опасности криминала и бюрократических проволочек значительно облегчат владение собственностью. Любая форма наследства в условиях генетического социализма вообще не будет облагаться никакими налогами. Человек не должен платить ни гроша за то, что принадлежит ему уже по праву рождения!

– Так что же, клоны – это новый пролетариат? И нас ждёт новая диктатура – диктатура клонов?

– Хороший вопрос, – оживился Загоруйский. – Государство клонов не заинтересовано в пролетариях, которые даже опасны для него, ибо легко могут переметнуться в любую сторону, будто сорняк перекати-поле. Только человек-хозяин, собственник, которому есть что терять, интересен для общества генетического социализма, ибо любая собственность нуждается в цивилизованном и гарантированном праве преемственности, а именно это и является основой социальной устойчивости любого общества. Государство клонов обобществляет только генофонд нации и управляет им в целях здоровья и процветания народа, при этом остальные виды жизнедеятельности лежат в области частных интересов граждан. В новом обществе нет и не может быть проблемы наркотиков, подростковой преступности, распространения фашизма, порнографии и искусства, оскорбляющего человеческое достоинство. Никто не будет распространять то, что не пользуется никаким спросом. Генетически ориентированное государство устраняет не следствие, а причину – в этом его принципиальное отличие от всех известных правовых моделей. Обычное общество сопротивляется наплыву расовой порчи силой законодательных актов, которые в новом обществе исчезнут в одночасье, ибо опираться оно будет на неизменные здоровые расовые инстинкты.

 

А в секретной комнате Скопус продолжал свои эксперименты.

– Пусть этот пройдоха тихо, но акцентированно улыбнётся, – скомандовал он.

– Следите за экраном, патрон! – откликнулся сын Проекта.

Загоруйский немотивированно и коротко хохотнул, удивлённо оглянулся и снова уткнулся в свой конспект.

– Ну, теперь порядок, – удовлетворённо пробурчал главный академик страны.

…А Загоруйский продолжал, его мажорный настрой шёл по нарастающей:

– Генетически ориентированное государство клонов – это небывалый рост национального самосознания, который не нужно стимулировать в случае надвигающейся внешней опасности, как это часто бывает. Общество, основанное на идее кровного родства, не нуждается в патриотически стимулирующих лозунгах, им движет качественно иной объединяющий признак. Границы государства приходят и уходят, а общая кровь остаётся.

Государство клонов – это одновременное осуществление идеалов теоретиков как левого, так и правого политического спектра. Идеал левых – свобода, а идеал правых – порядок. И то, и другое будет осуществляться на практике безо всякого ущерба для одних и других. Новое государство – это и свобода, и порядок одновременно. Всякая политическая борьба станет бессмысленной, и политика как форма жизнедеятельности постепенно отомрёт. Политическое мышление, всякая лозунговость или случайный успех исчезнут за невостребованностью.

– И что же, мы все в результате – говоря математическим языком, «в пределе» – будем одинаковыми, повторяя одного, самого расово-чистого и нравственно высокого? Категорически не хотим! – забушевали некоторые депутаты.

– Если государство берёт курс на клонирование, то есть воспроизведение одинаково чистых в генетическом плане людей, это вовсе не означает, что они будут совершенно похожи друг на друга во всём. Существует ещё 20% влияния фенотипа, то есть внешних условий, которые невозможно воспроизвести даже для двух близнецов с максимальным подобием. Внешне похожие люди не будут обладателями одинаковых душ. Одинаковые в генетическом плане люди будут воспроизводиться в разное время и в различных условиях, поэтому астрологические и геофизические факторы также послужат их обособлению, наделив разными характерами и уникальными судьбами. В язычестве люди были подобны Богам и были вправе сами решать свои судьбы. Ни одна языческая религия никогда не запрещала стерилизацию, не запретит она и клонирование. Ни один языческий Бог не возражает, чтобы как можно больше людей походило на него. Язычество антропоморфно по своей сути, а Боги в нём – это квинтэссенция всего человеческого.

Обессилевшие депутаты в креслах уже синхронно вращали глазами и беззвучно открывали рты.

Вдруг с правого фланга коммунистической фракции прозвучал отчаянный выкрик:

– Это же расизм! Притом какой-то языческий расизм!

Тут же свою позицию заявила фракция независимых депутатов:

– Надо обратиться в прокуратуру, чтобы она рассмотрела вопрос о предъявлении официального обвинения Загоруйскому!

Спикер Дзурикеллов предупреждающе поднял руку.

– Слово для ответа на вопрос господину Загоруйскому.

– Существует ли такая раса, как наиболее одарённые среди представителей любой расы? Но, как вам известно, они есть в любой расе, и тогда неужели мои предложения – это расизм? На самом деле мои предложения – это не расизм, а обыкновенный и так любимый всеми вами рационализм.

Напряжение в зале несколько снялось, но не для всех.

 

Перебор

Олег весь день крутил баранку,

потом не выдержал и съел

 

…В секретной комнате программист Евгений, наблюдая боковым зрением за академиком Скопусом, подумал: «А папа Ри всё же сейчас что-нибудь отчебучит». И почти сразу академик скомандовал:

– Заставь-ка его присесть! Пусть почувствует нашу силу!

Евгений проделал необходимые манипуляции и…

Загоруйский, снова немотивированно хохотнув, ощутил непреодолимое желание сделать приседание – прямо сейчас. Он знал, что не сможет встать самостоятельно, несмотря на всю свою кряжистость.

На глазах потрясённых депутатов Загоруйский вдруг стал проваливаться вниз, и его голова исчезла из поля зрения слушателей. Зацепившись обеими руками за края трибуны, он старался не упасть на пол.

Спикер, сидевший выше, очень удивился этому движению депутата, но философски подумал:

– Однако же, Загоруйский крут на виражах… и подал знак поднять политического тежеловеса.

– Ничего, ничего, – бормотал Загоруйский, с ненавистью глядя в видеокамеру. – Несмотря на происки политических оппонентов, я всё же продолжу.

…В своей секретной комнате академик, обескураженный казусом с провалившимся под трибуну Загоруйским, сказал:

– Это нам будет стоить удвоением гонорара тяжеловесу. А чтобы он в отместку всё не испортил… дай ему понять это!

– Допустим, Ваша концепция получит общенародную поддержку, и перед Вами окажется всё российское общество как объект преобразования, но ведь это махина со своей иерархической структурой. И начинать Вы будете с её основания, то есть с рабочих, крестьян и гнилой интеллигенции – как бы для пробы. Или же замахнётесь сразу на политический бомонд, не проверив даже своих технологий в достаточном объёме?

– Я считаю, что начинать надо с самого верха. Оздоровление элиты даст колоссальный эффект, поскольку каждый руководитель проецируется на свой рабочий состав.

Подобного ответа ждали, и это дало возможность оппонентам задать вопрос, который должен был нокаутировать Загоруйского.

– А как на всё это смотрит наш Президент? Если с самого верха, значит, начинать надо с Него! Готовы ли Он передать всю полноту власти Клону? Возможно, Вы предлагаете такой хитрый заход, чтобы Его «зачистить»? А кого тогда Вы намерены поставить на Его место? Отвечайте!

– Обо всём этом спросите у самого указанного вами уважаемого господина! – задиристо ответил Загоруйский. Однако нокаутёр от оппозиции не отступал:

– А Вы, господин спикер, готовы ли к такому развитию событий? И согласны ли Вы на клонирование с эвтаназией?

– Согласен! – благодушно ответил спикер Дзурикеллов. – Но пока не готов.

Зал встревожено зашумел, и кто-то выкрикнул:

– А знаете ли вы, что Загоруйский находится на содержании у господина Скопуса?! Если так же, как он, думает и академик, то надо срочно замораживать Проект!

В перепалку представителей народа снова вмешался спикер:

– Всё говорит о том, что сегодня мы вряд ли придём к единому решению, поэтому выносить вопрос на голосование преждевременно. Будем считать, что доклад носил информационный характер, а состоявшаяся дискуссия была полезной. В целом же вопрос ещё не созрел, да и мы пока не созрели для его адекватного решения. Вместе с тем, полагаю, что целесообразно эту важную тему развернуть в несколько иную плоскость. Как вам известно, в составе Госдумы появилась новая молодая фракция под названием «Фракция клонов». Представляю вам руководителя этой фракции – это Первый клон, зовут его Михаил Иванович Полётов с буковкой «К», так теперь модно среди клонов: Полётов К. Прошу любить и жаловать!

Зал разразился аплодисментами и тем самым сбросил накопившееся напряжение.

Первый клон встал и раскланялся. Неплохое начало политической карьеры.

 

В секретной комнате Скопуса царило праздничное настроение. Академик достал бутылку пятидесятилетнего армянского конъяка и разлил его по малюсеньким рюмочкам.

– Заслужили! Как видишь, всё идет по плану. Депутаты говорят то, что мы хотим. За небольшим исключением, конечно! Мы этих аристократов с дремучей древности женили на проститутках, и всегда получалось очень даже управляемое потомство.

– Да, постановка задачи в целом правильная, – подтвердил Евгений.

– Ты теперь понял, что с дистанционным управлением кло-нами надо поторопиться? – Скопус был явно доволен проведённым экспериментом.

– Вы же убедились сами, патрон, что солидный задел есть, работа выполнена на 99%, – отрапортовал Евгений. – Математику, конечно, ещё надо оптимизировать и почистить.

– У нас есть всего два-три месяца. Если мы не научимся управлять этими леммингами в полном объёме, то для этого найдётся кто-нибудь другой.

– Ринц Хиршович, а ведь затраты энергии и ресурсов при исправлении генетики практически такие же, что и для здоровых людей! – пресс-диву закономерно интересовало всё, что имело хоть какое-нибудь отношение к её личному бизнесу.

– Знаю! Но должен был хоть как-то объяснить, почему мы не клонируем этих с неизлечимыми болезнями! А экономическая целесообразность в наше время – самое лучшее обоснование.

– А на самом деле, почему? – допытывалась святая Валентина.

– У больных людей их эгоизм поглощает все их энергии. Клонируя таких людей, мы ни на йоту не приближаемся к решению своей Великой задачи. Зачем же на них тратить время, энергию, деньги, да ещё и в особом порядке отчитываться за всё это перед Правительством? К тому же, все эти люди, как правило, относятся к льготным категориям населения и бюджетные организации в соответствии с законом всё делают для них бесплатно.

– Но ведь Проект-то финансируется не только из бюджета?! – как бы возмутилась пресс-дива.

– А кого это волнует? Может быть, контролирующие органы? Неужели их заботит чужое горе?

– Значит, мы всех страдающих берём на себя! – подытожил святой Валентин. – Тогда надо с партнёрами договориться о цене, – и он со значением взглянул на пресс-диву. Та скромно потупила глазки.

– А уж это как ваша комсомольская совесть подсказывает вам! – флегматично бросил в ответ академик. – Только и отчисления в пользу крыши должны быть адекватные.

А в качестве крыши, конечно же, выступал сам академик.

 

Силы выравниваются.

Сиддха – подарок Божественных Сил

Садись, дружок, послушай Кафку,

ведь Кафка ложь, да в ней намёк

 

Конспиративная квартира на Фрунзенской всё ещё продолжала выполнять функции штаба оригиналов. Докладывал Шериф:

– Источник сообщает, что у Скопуса появился «универсальный солдат» со встроенным техническим оснащением, которое значительно повышает физические возможности человека. Сформирована боевая группа из десяти клонов, исходниками для которых являются воспитанники школ единоборств, – рассказывал Шериф.

– И чем ещё знамениты эти «универсальные солдаты»? – спросил Мигель.

– Якобы у них есть система гироскопов для левитации и передвижения по воздуху. К тому же, им искусственно сжали правое полушарие, чтобы превратить их в жаждущих крови убийц.

– Да, будет тяжело! Надо собраться и обсудить тактику, – подытожил Мигель.

– Скопус понял опасность оригиналов для целей Проекта и дал указание устранять нас под видом несчастных случаев. И это слабое место их плана, поскольку требует отсутствия свидетелей, что, конечно же, облегчает защиту оригиналов, – продолжал Шериф.

– Среди нас есть люди, способные сканировать пространство, – сказал Мигель. – Они-то и будут выявлять оригиналов, особенно тех, кто находится под наблюдением боевиков. Выявив, они сообщат диспетчеру, а тот направит на место сотрудников Фонда, которые и предотвратят трагедию. Всех оригиналов, имеющих связь с нашим Фондом, надо предупредить о грозящей опасности и необходимости быть особенно бдительными. В зоне особого риска находятся «новоиспечённые» оригиналы, у которых ещё не проснулись сверхспособности, поскольку на это требуется время.

– Это у всяких жлобов процесс затягивается, – заметил Хэнк, – а у тех, кто и до клонирования вёл себя по-людски, всё происходит достаточно быстро – обычно в пределах месяца.

– Да, но и этот месяц надо как-то продержаться… – заключил Мигель.

 

На общем собрании фонда Мигель говорил:

– Боевики Скопуса активизировались и участили свои нападения на нас. Однако мир меняется быстро, и выращивание клона занимает примерно полторы недели. Для одних рас и этнических групп требуется больше времени, для других – меньше. Проходит некоторое время, прежде чем клон обретает способности мыслить, чувствовать и даже двигаться. А человек-оригинал после клинической смерти, комы или тяжёлой болезни в результате клонирования словно перерождается и превращается в совершенно другое существо! Происходят невероятные изменения, к которым он должен адаптироваться… Ему также необходимо восстановление памяти, которая может пострадать, и понимание, в какую реальность он попал. Однако в это же самое время государство его буквально выталкивает не только из социума, но и из семьи, место в которых занимает его клон. А оригиналу приходится невероятно быстрыми темпами приспосабливаться к новым условиям жизни. И в этот период оригиналы не способны отражать нападения боевиков Ско-пуса. К тому же, Скопус снабдил своих боевиков спецоборудованием, которое даёт им серьёзные преимущества в любом бою. В связи с этим нам надо принять адекватные меры. Например, проанализировать свои сверхспособности и разработать тактику противостояния этим «универсальным бойцам».

Как известно, сверхспособности появляются у человека в результате его успешного развития и совершенствования. Все присутствующие на этом собрании уже имеют какие-либо сверхспособности, поэтому будем считать, что они приобретены благодаря позитивным сдвигам в вашем духовно-нравственном развитии.

Для защиты недавно клонированных нам необходимо создавать хорошо оснащённые и, возможно, вооружённые небольшие мобиль-ные бригады, состоящие из двух-трёх человек, желательно с опытом боевых столкновений. А у недавно клонированных должны быть мобильные телефоны с тревожными кнопками, которые они могли бы использовать при малейшей опасности. Также предлагаю отработать технологию защиты и эвакуации оригиналов, пред-почтительно без жертв, в том числе и среди боевиков.

– Может быть, нам начать развивать свои способности целенаправленно, чтобы использовать их в реальном деле, – предложил Хэнк, и все с надеждой воззрились на него.

– Да, каждый что-то умеет лучше других, и пусть он обучит остальных тому, что умеет, тогда мы все одновременно сможем делать многое, – заключил Мигель.

 

Способностью к левитации обладали в основном Хэнк и медсестра.

Хэнк хоть и весил 150 килограммов, но свободно поднимался в воздух.

Однако когда он попытался поднять сразу всех обитателей квартиры, то сам не смог даже оторваться от пола.

После этого Хэнк объявил:

– Я буду с вами заниматься индивидуально, по очереди. И ещё имейте в виду: чем меньше у человека собственности, тем легче ему левитировать, поэтому теперь сдайте мне все свои ценности, облегчите свою душу, и после этого я буду учить вас летать.

Следующее занятие провёл Гарри. Тема интересовала всех: прохождение сквозь стену. Гарри выступал в красных спортивных трусах с белой надписью: «Спартак – чемпион!»

Сначала он предложил занимающимся задать вопросы.

– А лучше проходить стену натощак или на сытый желудок?

– Лучше – натощак, – с умным видом ответил Гарри. Некоторые дамы поднялись со своего места, чтобы уйти, но Гарри уточнил:

– Но можно и на сытый желудок.

– А собственный вес влияет на прохождение?

– Нет! – ответил опытный Гарри, который два раза на одни грабли старался не наступать.

– А проходить сквозь стену надо в одежде или без?

– Конечно, лучше без, – и Гарри, улыбнувшись, пояснил:

– Чем меньше молекул, тем легче – это же очевидно! Но мы начнём занятие с усложнённого варианта, то есть будем проходить сквозь стену в одежде, – успокоил их Гарри.

– Несколько простеньких рекомендаций. Чтобы пройти через стену, не считайте её препятствием. Охватите своим вниманием весь свой организм вплоть до последней молекулы и смотрите сквозь стену, воспринимая её только как энергию. Старайтесь за стеной увидеть также энергии объектов, находящихся там. А чтобы вам легче было сосредоточиться, закройте глаза…

А Мигель обучал новоиспечённых оригиналов телепортации.

– На случай чрезвычайной ситуации, возможно, вам придётся телепортироваться, и желательно группой. А поскольку вы ещё не приобрели соответствующих способностей, то телепортировать вас в известное вам место будут двое – мужчина и женщина. Кстати, телепортация – наиболее сложная из сверхспособностей оригиналов. Чтобы телепортация прошла успешно, вы должны находиться как можно ближе друг к другу, то есть стоять или сидеть тесной группой.

 

И оригиналы начали создавать свои отряды обороны – ОО. Эти отряды, патрулируя улицы, часто сталкивались с боевиками Скопуса. Конечно, первое время боевики имели преимущества: соответствующее снаряжение, вооружение и специальную подготовку. А участники отрядов обороны хоть и обладали сверхспособностями, но побеждали обычно боевики Скопуса.

После очередного боестолкновения Мигель сказал:

– Похоже, боевики Скопуса находятся под действием наркотиков или боевых психостимуляторов. Их называют ещё «лекарства против страха». По своему составу эти «лекарства» близки к кокаину.

– А в чём специфика таких психостимуляторов? – спросил Гарри.

– Они неплохо снимают стресс и около восьми часов поддерживают боевой дух, бодрость и даже возбуждение у бойца, а его поведение становится крайне агрессивным.

– И какие конкретно это могут быть стимуляторы?

– Скорее всего, аналоги амфетамина. Их недостатки в том, что действие прекращается резко, а возбуждение сменяется изнеможением… Однако у препаратов из серии модефинила побочные эффекты не такие жёсткие.

– А почему бывает изнеможение? – спросил Хэнк.

– Изнеможение – это следствие того, что психостимулятор, как и любой наркотик, заставляет клетки выбрасывать жизненную энергию в окружающую среду. Принудительный выброс жизненных энергий сопровождается ощущениями кайфа, но человек не осознаёт, что разрушается.

– А к таким психостимуляторам привыкают?

– Конечно!

– Но, может быть, они повышают чувствительность человека?

– А вот это нет! Скорее наоборот, чувствительность человека, находящегося под действием этих психостимуляторов, резко снижается.

– Друзья, а вы обратили внимание, что у Скопуса теперь совсем другие бойцы?

– Я лично ничего особого не заметил, – сказал Хэнк.

А Шериф добавил:

– Такое впечатление, будто у них появляется один и тот же психотип маньяка-убийцы!

– Думаю, Скопус преднамеренно сделал их такими.

– И что будем делать с этими боевиками?

– Таких придётся уничтожать, потому что они физиологически запрограммированы на убийство. Да они всё равно долго не протянут: сойдут с ума и перестреляют друг друга.

В схватках оригиналов с боевиками Скопуса силы постепенно выравнивались, а вскоре перевес оказался на стороне людей. Освобождённые от сковывающего и ограничивающего влияния своего эгоизма и его стереотипов, оригиналы приобретали не только сверхспособности, но у них резко возросли способности к обучению боевым искусствам, поэтому они уже значительно превосходили боевиков-клонов по всем качествам и способностям.

В результате даже минимально обученный оригинал и без оружия стоил целого отряда хорошо вооруженных опытных боевиков-клонов.

Боевиков также изумляла и пугала в оригиналах способность длительное время обходиться без сна и отдыха, сплочённость, взаимопомощь и готовность в любой момент дать отпор.

 

 

Оригинальные крутыши.

Средний олигарх Полозов

Вы были так неповторимы,

что нет охоты повторять

 

Зазвонил телефон. Номер был Мигелю незнаком. «Кто бы это мог быть?» – подумал пилот. Сложившиеся обстоятельства сделали его очень внимательным и даже подозрительным к инициативам внешнего мира. Он взял трубку и включил встроенный диктофон на запись.

– Сейчас с Вами будет говорить господин Полозов. Не кладите, пожалуйста, трубку!

– Кто это?

– Алло, это господин Полётов? С Вами говорит Полозов Матвей Матвеевич. Вам удобно разговаривать?

– Слушаю Вас.

– Господин Полётов, у меня небольшой бизнес, с выходом на партнёров в Европе. Я всегда был восприимчив ко всякого рода новациям, поэтому более полугода назад, заплатив немалую сумму, я прошёл внеочередное клонирование, и мне удалось избежать эвтаназии… Однако у меня начали происходить какие-то изменения, и я хотел бы с Вами посоветоваться. Не могли бы Вы со мной встрети-ться?

– Хорошо, когда и где?

– Приглашаю Вас к себе в офис завтра, в 15:00, если нет возражений.

– Согласен.

– За Вами заедет мой водитель.

– Мой адрес…

– Мы в курсе, – с некоторой поспешностью прервал его собеседник. – До встречи и на связи. У Вас высветился мой телефон, он включён постоянно.

Мигель, не откладывая, связался с сотрудником спецслужб, оказывающим поддержку Фонду, и тот сразу развеял его сомнения.

– Да, знаю, это олигарх средней руки. До «списка Форбс» он не дотягивает, но во втором эшелоне богатеньких буратино закрепился давно и прочно. Репутацию имеет неплохую… А телефон я, на всякий случай, пробью и перезвоню.

 

Водитель был не только точен как часы, но и чрезвычайно учтив.

– Центральный офис слишком известен, и там много чужих ушей, поэтому Матвей Матвеевич ждёт Вас в своей служебной квартире на Таганке.

Навигатор вывел их к месту назначения практически без пробок. Вход со двора. Тротуар у подъезда тщательно подметал молодой дворник, совсем не похожий на таджика. Под фартуком дворника Мигель почувствовал кобуру с пистолетом «Беретта». В отдалении на детской площадке в непринуждённых позах на скамейке расположилась группа бомжевато одетых граждан. Однако с имиджем диссонировали их цепкие взгляды и натренированные тела, а также хорошо ощущаемые Мигелем кобуры под верхней одеждой.

Квартира находилась на первом этаже. На двери была прибита скромная вывеска «Адвокат Иванов И. И.».

Двери открылись уже при их приближении. Человек средних лет и крепкого телосложения с выправкой военного сказал:

– Здравствуйте, я помощник Матвея Матвеевича. Он ждёт, я провожу Вас.

В холле из мягких кресел поднялись два охранника. Помощник едва заметным успокаивающим жестом усадил их обратно и провёл гостя в комнату для переговоров. Олигарх встретил их в неброском, но очевидно супердорогом костюме. Отослав помощника, он сказал, указывая на стулья вокруг стола:

– Располагайтесь.

– Благодарю.

– Чай, кофе?

– Зелёный чай, пожалуйста.

Нажав кнопку внутренней связи, олигарх мягко скомандовал:

– Гостю – зелёный чай, мне – кофе. – И, обращаясь к Мигелю, пояснил:

– Ребята во дворе – это моя служба безопасности. Сейчас снова стало неспокойно, поэтому приходится принимать доступные ме-ры, – и продолжил. – Так вот, напоминаю. Я прошёл клонирование на коммерческой основе и без эвтаназии. И теперь перед вами не моя копия, а я сам, собственной персоной. С момента клонирования прошло более полугода, и у меня появились некоторые изменения. Наверное, такое происходит у всех, поэтому я считаю, что оригиналам имеет смысл объединяться – и не просто для общения, а чтобы помогать друг другу элементарно выживать. Я знаю, что такая организация, объединяющая оригиналов, существует, и хотел бы в неё вступить, если, конечно, не будет возражений.

– Да, это отрадно…

– К тому же, волею судеб я располагаю средствами, которые можно было бы использовать в интересах вашего Фонда, и для подтверждения серьёзности своих намерений намерен внести некую сумму на ваш счёт.

– Что ж, мне известно о Вашей деятельности. Она заслуживает уважения, и мы готовы предоставить Вам свои счета. И я одобряю Ваше желание вступить в члены Фонда – давайте оформим заяв-ление.

– Благодарю за понимание. Возможно, для обеспечения деятельности Фонда нужно какое-то оборудование, которое я могу предоставить быстро и без лишних затрат. В чём вы сейчас ощущаете острую необходимость?

– Да, хорошо бы получить недорогие средства мобильной связи и желательно – с тревожной кнопкой. Они необходимы для оригиналов, недавно прошедших клонирование. Многие из них остались без работы и жилья. Всё это минус. А плюсом является то, что эти люди имеют хорошие перспективы: уровень их энергетики будет повышаться, они станут здоровее, поэтому на больничные листы тратиться не придётся, к тому же, многие приобретут самые неожиданные сверхспособности, которые могут оказаться полез-ными и для Вашего бизнеса.

– У нас есть охраняемое общежитие в Москве. Кого-то можно поселить и там. Что же касается работы, то, возможно, что-то удастся сделать и в этом направлении.

 

Вернувшись в «штаб-квартиру», Мигель поделился с друзьями своими впечатлениями.

– Судя по всему, он действительно имеет клона, – сказал он.

– Как ты это определил?

– От общения с людьми обычно устаёшь уже через полчаса. Все эгоисты вечно чего-то хотят друг от друга, причём каждый лично для себя. А если эгоист не знает, чего ему нужно, то в любой момент готов захотеть хоть что-нибудь, причём ему всё равно что, а это очень утомляет и надолго обессиливает.

– А олигарха ты по-другому ощутил?

– Этот олигарх на удивление ничего от меня не хотел. Напротив, он многое нам предложил. От общения с ним я совершенно не устал, а даже как бы получил новые силы. Значит, он излучает энергии, а не втягивает, как это делают все.

 

В это утро господин Полозов, как обычно, подъехал к своему офису на Ботанической улице и вдруг почувствовал, что простран-ство вокруг приобрело какие-то другие качества.

Полозов вошёл в подъезд, но вместо привычно вытянувшихся в струнку вохровцев, увидел растерянного начальника собственной охраны, двоих полицейских в форме и нескольких людей в штат-ском.

– Вот то, о чём мы Вас предупреждали, – сказал один из полицейских, обращаясь к начальнику охраны. – Это клон!

– Вы к кому? – спросил начальник охраны Полозова.

– Конечно же, к себе на работу, – Полозов уже всё понял, но надо было успеть найти пути отхода. – Неужели, Пётр Иваныч, Вы тоже участвуете в этом рейдерском захвате?

– Мы с Вами… незнакомы… – с трудом выдавил из себя сбитый с толку начальник охраны. Конечно, он видел перед собой своего патрона, но при этом его же патрон уже битых полчаса сидел в собственном кабинете. А полицейские и сопровождавшие их люди в штатском всё это время объясняли ему, что надо делать, если явится клон.

– Поступил сигнал о крупных злоупотреблениях в этой корпорации, и мы проводим расследование, поэтому вынуждены задержать Вас до выяснения личности, – сказал немолодой полицейский с погонами капитана и предъявил служебное удостоверение. – Просим проехать с нами.

Личная охрана олигарха уже готова была применить силу, но тот сделал им знак опустить оружие.

– Могу ли я позвонить? – спросил он полицейского, чтобы лучше понять, насколько тот «в теме».

– Нет! Всё сделаете в Управлении.

Ясно, полицейские полностью «в теме». Полозов послушно вернулся на автостоянку и сел в автомобиль полицейских. Он уже начал телепатически связываться с Мигелем.

 

Из стены кабинета вышли два молодых человека в строгих синих костюмах и сухо поинтересовались:

– Вы клон господина Полозова?

– Да, – автоматически ответил клон. В соответствии со всеми инструкциями своих благодетелей в таких случаях клон должен был солгать, настаивая на том, что он и есть господин Полозов собственной персоной, но клон почему-то этого не сделал.

– Вы арестованы, – в тон ему произнёс один из молодых людей.

Клон от неожиданности откинулся на спинку кресла и воскликнул:

– Это незаконно! – а затем, опомнившись, позвал. – Охрана!

Молодые люди, подошли к нему с двух сторон, и скомандовали:

– Подъём! Эвакуация!

С этими словами они подняли клона из кресла, заломили ему руки и повели к стене, из которой вышли. Они явно собирались через неё уйти обратно. Клона охватил ужас, он понял, что этой «эвакуации» он не переживёт.

Впрочем, впечатление от предстоящей экзотической эвакуации оказалось испорченным открывшимся ему видом материализующегося из-под собственной подмышки точной копии самого себя. Клон удивился бы ещё больше, если бы узнал, что это и был оригинал, то есть господин Полозов собственной персоной.

 

Академик Скопус, чувствуя раздражение, воспитывал Иммунитетова:

– Может, хватит уже из своего окна палить по воронам в парке?! А то военная прокуратура жалуется… У тебя ведь окно выходит в их парк! Может, уже пора заняться делом?!

– Да я завсегда готов, шеф! – бодро отозвался Иммунитетов. Он знал, что его ценят как главного по безопасности именно за бод-рость. – Какие будут указания?

– Наше дело принимает неприятный оборот. Ведь мы в первую очередь оцифровывали крупных чиновников, олигархов, короче, всяких крутышей. Некоторые из них по тем или иным причинам остались живы и уже ощущают свою трансформацию, а эпидемия служения оригиналам в первую очередь захватывает именно их клонов. На этом фоне наши возможности становятся ограниченными…

– И что, крутыши действительно трансформируются во что-нибудь толковое?

– Особенно свирепствует депутат Наливайко, который продвигает законопроект об обязательном клонировании при жизни. А олигарх Полозов вообще развернул бурную деятельность. Он создал контору, которая юридически помогает оригиналам в спорах с клонами по имуществу. Его бюро по трудоустройству помогает оставшимся без работы оригиналам, а его новая строительная компания возводит жилые комплексы для оригиналов, оказавшихся бомжами. При этом Полозов ещё и финансирует специальную программу «Проживём без эгоизма!».

– Да, лихо закручивает! Не пора ли снова подключить к Проекту Курирующую башню?

– Курирующая башня тоже не всесильна!

– Что же делать?

– Как всегда в сложные моменты, нам придётся перейти к точечным ударам, то есть будем вводить режим гарантированной кончины крутышей, в основе которого находится негласное, но безусловное клонирование кандидата только после его похорон – из числа крутышей, разумеется.

– А что делать с оставшимися в живых оригиналами-крутышами?

– Надо физически устранять наиболее опасных! Шутки кончились! Однако работать продолжайте очень тонко, без последующих «разборок» и «предъяв».

– Но ведь у таких крутышей-олигархов есть не только охрана, но и персональные телохранители, а также собственные службы безопасности. При этом они имеют разные связи, и не только в правоохранительных органах.

– Ах ты, зануда… Тогда скажи, кому сейчас легко?! Конечно, тебе придётся под каждого разрабатывать специальную операцию, то есть всё по-взрослому…

 

 

Анархизм, а не анархия

Сегодня в гости пригласили,

пойдём изображать людей

 

Появлялись всё новые оригиналы, замечавшие в себе изменения после клонирования. Они искали себе подобных и объединялись. Статистика свидетельствовала, что после клонирования человека посещает прозрение относительно смысла жизни и всего подобного.

«Сарафанное радио» быстро разнесло информацию об оздоровляющем эффекте клонирования по всей стране. Соот-ветственно, люди перестали соглашаться на эвтаназию, однако не перестали попадать под действие и даже усиленное давление известного Указа.

В большинстве случаев клоны, находясь в эйфории от перспектив бессмертия и материальных благ, попросту выгоняли своих оригиналов из их собственного жилья. Многочисленные конфликты заканчивались одинаково: полиция становилась на сторону клонов, а суды штамповали решения о переходе всех прав к искусственно созданным индивидам.

Неразбериха с оригиналами практически исключала воз-можность их розыска и установления контактов.

Для оригиналов самыми сложными были первые недели после клонирования. А затем начинались явные улучшения в здоровье и просыпались сверхспособности. Некоторым, конечно, помогали родственники, но большинство всё-таки становилось бомжами.

Некоторые оригиналы радовались освобождению от кредитного рабства. Другие же клонировались, чтобы уйти от долгов.

Многие оригиналы, отказавшись от эвтаназии, стали фри-лансерами[2], однако даже это не отменяло их проблемы с жильём. К тому же, работодатели в этом случае могли их безгранично экс-плуатировать и обманывать. Тем не менее, рынок фриланса рос…

А ещё отдельные оригиналы, договорившись со своими клонами, стали выполнять периодически за них должностные обязанности по месту работы. И не потому, что их клоны чего-то не могли делать, а потому, что клоны по своей природе были более ленивыми и им быстро всё надоедало, поэтому подобная услуга оригиналов оказалась весьма востребованной.

 

Довольно большое количество оригиналов, пользуясь открывшимися у них сверхспособностями, стали заниматься част-ным сыском. Благодаря этому армия тружеников в сфере безопас-ности быстро увеличилась до четырёх миллионов человек, почти как в лихие 90-е. И значительно выросла раскрываемость прес-туплений, а приговоры судов вдруг стали юридически обосно-ванными и этически почти безупречными.

Неожиданно быстро сформировался поток оригиналов из столицы и из больших городов в глубинку. Они восполняли там дефицит разных специалистов, особенно инженеров и рабочих. На местах оригиналам выдавали временные паспорта, добавляя к фамилии заглавную букву «О», например, Иванов становился Иванов О.

Начался новый бум «гаражной экономики». Договариваясь с руководителями ГСК или владельцами гаражей, оригиналы надстраивали вторые этажи или делали пристройки, где не только жили, но и открывали свой небольшой бизнес. Гаражно-строительные кооперативы быстро разрастались и ввысь и вширь. Появились даже своего рода гаражные города, в которых были свои магазины и кафе, и даже кинотеатры. Гаражные кварталы различались не только архитектурой, но и специализацией. Наиболее популярными стали торговля стройматериалами, ремонт автомобилей, индивидуальный пошив одежды и обуви. Снова становился популярным ремонт сложной бытовой техники. Как это ни парадоксально, доверия у покупателей и клиентов к таким бизнесменам было гораздо больше, чем к официальным конторам и дистрибьюторам. Оригиналы-мастера наслаждались возможностью самореализации и занятием любимым делом. Не желая иметь дело с государством, они были независимы от кредитов и свободны от налогов. По официальной статистике, в некоторых регионах доходы домохозяйств уже превосходили расходы в три раза, а застройщики ГСК начали учитывать новые потребности населения в проектах.

В свою очередь, «простые» граждане оказались перед довольно сложным выбором: обзавестись клоном, отказавшись от эвтаназии, и самим решать непростые проблемы с жильём и трудоустройством или же продолжать тоскливо ожидать собс-твенной смерти в условиях «офисного-кредитного рабства».

Общественное сознание замерло, делая сложный, не только этический выбор. Однако нерешительность продлилась недолго, и, к удивлению многоопытных экспертов, общественность круто изменила своё отношение к почитаемой ею не так давно эвтаназии. Выбор был сделан однозначно в пользу оздоровления, эстрасенсорных способностей и бессмертия.

Теперь массовые митинги и шествия выдвигали требования о доступности клонирования для всех: бесплатной услуги для неимущих, государственных субсидий для среднего класса и полного законодательного запрета эвтаназии. Появилось даже тре-бование о защите оригиналов от нападений боевиков-клонов.

 

Некоторые продвинутые оригиналы, создавая группы, стали выезжать в небольшие города или компактные регионы, где спустя буквально неделю после их приезда преступность резко падала на 90%. При этом производительность труда приобретала тренд к неуклонному повышению. Пять таких оригиналов успешно изме-няли жизнь примерно 100 тысяч жителей.

Приятная сторона, и с этим соглашался любой уважающий свой эгоизм потребитель, заключалась в том, что местные жители их встречали хлебом-солью, а власти щедро оплачивали пребыва-ние оригиналов в подведомственном регионе, рапортуя в центр о собственных невиданных успехах.

 

Под влиянием глубоких структурных сдвигов в социуме экономика тихо накренилась и стала лениво сползать в тень: доля оттенков серого в общей экономической палитре снова стала увеличиваться. Вице-премьер по социальным вопросам всполошилась: только что удалось «отбелить» около миллиона человек, у которых пошёл не только официальный стаж, но и выплаты, в связи с чем изменилась их позиция в обществе, как тут начала расти доля самозанятых граждан – «непонятно чем» уже занима-лось аж 65% населения. Люди перестали доверять государству, понимая, что в серой зоне им работать гораздо выгоднее. Многие не планировали ничего надолго и работали нелегально, то есть без регистрации, за счёт чего и рос сектор неформального предпринимательства. Надо было что-то решать!

 

К тому же, оригиналы стали получать помощь от олигархов средней руки. В рамках братской помощи бедствующим оригиналам эти олигархи (кстати, уже тоже ставшие оригиналами) запустили по всей стране программу строительства по кластерному типу: проживаешь, работаешь и отдыхаешь. Этика и нравственность стали их нормой, поэтому они больше не рассматривали такое своё поведение как собственное «обезжиривание». Они стали строить жилые и промышленные комплексы, окружённые достойной инфраструктурой. Такие комплексы появлялись во всех регионах и даже в крупных городах страны. Комплексы включали многоквартирные дома, детские сады и школы, магазины здорового питания и даже спортивные сооружения. Там же с учётом местной специфики обновлялись или строились новые компактные и технологичные производства. Непременными атрибутами каж-дого комплекса был вместительный конференц-зал, стадион и плавательный бассейн. Подобные кластеры росли, как на дрожжах…

 

Они были лучшими подругами с детства – это был уникальный случай настоящей девичьей дружбы. Вместе с первого класса сиде-ли за одной партой, хором зубрили стихи, а потом и английский. Вместе принимали ухаживания мальчиков, слегка соперничая на этой почве. Посещали музыкальную школу по классу фортепьяно и вместе же недоучились в ней – помешала первая любовь.

Дружно поступив в технический вуз, они окончили его с красными дипломами. Каким-то чудом вместе оказались в Центре управления полётом, причём в одном отделе. В поисках спутников жизни они набрели на какую-то то ли секту, то ли эзотерическую школу, и стали её аккуратно посещать, занимаясь собственным оздоровлением и познанием Мира. Здесь же они нашли свои вторые половины из числа членов этой школы и до сих пор не пожалели об этом.

Всегда понимая друг друга с полуслова, по приказу администрации барышни первыми прошли сканирование и, здраво поразмыслив, отказались от эвтаназии, которая тогда была ещё не совсем обязательной. С интересом лицезрея свои копии, они нашли в них мелкие недостатки и успокоились, убедившись, что сами они лучше копий, хотя те на вид и были моложе.

Руководители отдела по возрасту и «под шумок» реорганизации были отправлены на заслуженный отдых, а подруги, пользуясь расположением начальства, дружно заняли освободившиеся места, что никак не противоречило Указу о клонировании и находилось в полном с ним соответствии. Таким образом, они стали руководить собственными клонами. Однако события вдруг стали разворачивать-ся самым непредсказуемым образом.

– Говорят, Учитель консультирует теперь на расстоянии, то есть телепатически, – сказала одна.

– Как это, мысленно?

– Многие оригиналы имеют сверхспособности и владеют телепатией.

– А ты откуда об этом знаешь?

– Мне Хельга рассказала.

– Но ведь у нас тоже есть клоны, а такие способности почему-то не появились?

– А я, например, знаю, когда и что ты собираешься делать.

– Значит, ты тоже телепат?

– Наверное…

– И ты даже знаешь, когда я жалуюсь на тебя начальству?

– Последнее время, конечно, знаю.

– Дела-аа… А что ещё ты теперь умеешь?

– В смысле?

– Ну, проходить сквозь стены, левитировать или что-нибудь ещё…

– Да вроде пока ничего больше. Только вот эта телепатия... с тобой.

– Послушай, научи меня. У меня ведь тоже есть клон.

– Давай попробуем. Я сейчас представлю геометрическую фигуру – шар, цилиндр или конус, а ты постарайся считать это моё представление...

 

Отдайте народу Вечность

Ещё ты дремлешь, друг прелестный…

Ах, что за чудо клофелин!

 

Академик Скопус выступил перед своей рабочей группой, чтобы подвести некоторые промежуточные итоги.

– Вы все знаете, что наш Проект развивается успешно. Большой резонанс в благоприятном для нас ключе получила также серия телешоу. Мы завалены заявлениями и запросами на клонирование, главным образом от пенсионеров. Много писем с просьбами о бессмертии. Некоторые общественные организации воодушевлены идеей о коллективном клонировании вне очереди, – сотрудники после этих слов зааплодировали.

– Таким образом, люди активно содействуют нам в реализации их вечной мечты, и для этого они, словно овцы, идут, нет, бегут на заклание. Однако, конечно же, своей вечной жизни они не получат, поскольку в ходе реализации нашего Проекта мы этих людей окончательно вытесним из физической реальности, чтобы они присоединились к своему Богу, как это сказано в их религиях. Но… опасаюсь, что нам может помешать новая религия, которая у них возникла недавно.

– Какая такая новая религия? – несколько развязно спросил Гамадрил.

– Про которую ещё Нострадамус сказал, что она придёт из России и спасёт весь мир.

– Прямо-таки весь мир спасёт? И кто же её распространяет? – недоверчиво поинтересовался Евгений, который уже стал главным программистом Проекта.

– Его называют Огненный Учитель, – пояснил Скопус.

– Придумают же такое – Учитель, да ещё Огненный?! – попытались засмеяться члены рабочей группы.

– Смешки неуместны! И вообще: следите за своим лексиконом! – встрепенувшись, жёстко сказал Скопус. – Это имя требует особого уважения! Многие весьма и весьма уважаемые люди это имя произносят, только стоя и предварительно застегнувшись на все пуговицы! – этот тон Скопуса всем присутствующим был хорошо известен и предвещал ослушавшимся большие неприятности.

Однако Евгений не унимался:

– Если он такой крутой, то почему до сих пор не загасил наш Проект?

Скопус с неодобрением посмотрел на него и  ответил:

– Потому что этот Учитель находится совсем в другой пространственно-временной мерности, откуда и оказывает свои «снайперские», точечные воздействия на процессы, происходящие в нашей реальности. И я пока не знаю, почему он терпит наш Проект. Это-то меня и настораживает. Раньше мне часто приходилось встречаться с духовными иерархами, которые тоже интересовались отношением Огненного Учителя к нашему Проекту. А когда узнавали, что никак, то их интерес тоже пропадал.

– Простите за дерзость, академик, а вы не пробовали встретиться и обсудить назревшие проблемы с самим Огненным Учителем? – вежливо спросила Валентина.

– Он сам инициативу не проявляет, а чтобы встретиться с ним, надо стать его учеником, и ещё не факт, что получится, потому что для этого надо достичь невообразимых высот нравственной чистоты, на что, конечно же, мне претендовать трудно, – Скопус и сам не заметил, как произнёс эту правду. Как говорят Великие, робот помимо воли становится искренним, когда настраивается на настоящего Человека, даже если произносит только его имя.

– С позиции нашей технократической реальности, – академик внезапно дал волю сдерживаемой ненависти, – это огромная, неистощимо мощная «кукушка», которая сейчас действует, подкладывая «яйца» в самые разные корзины, чем создаёт так называемые «точки роста» новой, уже человеческой реальности. Этот Человек, если рассуждать в терминах каббалистической традиции, имеет седьмое посвящение, то есть, как минимум, ранг мага-законодателя.

Он обладает необычайно развитым атманическим телом, а сейчас эпоха повышенной атманической активности. Это значит, что именно такие люди чрезвычайно востребованы социумом. Он – настоящий религиозный лидер, за которым люди идут, беспощадно разрушая свою прежнюю жизнь и совершенно не сожалея об этом.

– Во как! Не сожалея! А так бывает? – «переразвитое» ментальное тело боевика Гамадрила уже не способно было воспринимать объяснения академика.

– Продолжаю разъяснения, – с неприятным холодком в голосе сказал Скопус. – Люди идут за Ним, потому что Он даёт им чувство полноты и высшей осмысленности бытия. В Его присутствии люди счастливы без видимых причин. Такие атманические связи отличаются не только бескорыстием и безграничной преданностью, но и невозможностью их рационального объяснения…

Вместе с общим земным и некоторыми космическими эгрегорами этот маг творит фундаментальные этические законы будущих Мира и Реальности, – в голосе академика появилась особая металлическая торжественность, – он пытается избавить эту часть Галактики от негуманоидности и сделать переход от старого к новому более гармоничным, а будущее – принципиально человечным. – Подождав, когда восстановится дыхание, Скопус продолжил:

– Пока у него хватает сил только для управления процессами в точках бифуркации, но при существующих тенденциях галактического масштаба этот Учитель очень скоро выйдет на управление по полному вектору целей. Однако во всех случаях основную работу он проводит на тонком плане, а результаты его труда станут очевидными лишь спустя некоторое время, после их материализации… Чем значительнее результаты, тем больше времени требуется для их проявления в физическом пространстве… Пока же эта… уважаемая, – спохватился Скопус, – «кукушка» ещё не может тотально управлять земными процессами, нам надо успеть решить свои проблемы, главная из которых, конечно же, физическая реализация негуманоидов в этом мире.

– А что он сделал конкретного, этот Огненный? Или всё ограничивается болтовнёй о Великом и трансцендентном? – в вопросе Гамадрила снова прозвучал вызов. – Возможно, он смел только на полях дискуссий, а в реальной схватке ему надо думать о преемнике…

Скопус пристально посмотрел на любопытствующего.

– Ты прибыл к нам из Белоруссии?

– Так точно, из Гродно, сразу после событий в Югославии, – подтвердил боевик.

– Так вот, во время этих событий НАТО запланировали бомбардировки Гродно.

Гамадрил удивлённо сказал:

– Я этого не знал.

– Ты спросишь: а причём здесь Огненный Учитель? – академик возвратил боевика к его собственным изысканиям, и тот почти автоматически кивнул.

– А как ты думаешь, почему бомбардировки не состоялись? – академик по привычке добивал заведомо более слабого оппонента.

Гамадрил не знал, что ответить.

– Неужели Он к этому имеет отношение? – подхватил эстафету святой Валентин.

– Да, именно Он отменил акцию, и в этом ему помогли советник канцлера Германии Шрёдера и помощник президента Франции Ширака. Учитель имел всего около двух недель для решения этого вопроса. Кто-нибудь из присутствующих способен на такое? Может быть, вам известен ещё кто-то, кто способен на такое?

Присутствующие надолго замолчали.

– Ваше Величество, а у Вас какой космический ранг? – с некоторой развязностью снова поинтересовался у Скопуса Гамадрил.

– Достаточно высокий… Много будешь знать, скоро состаришь-ся, – оборвал его Скопус.

– …И что теперь? – Гамадрил относился к категории людей, которые любят, чтобы им всё долго разъясняли и объясняли, а в итоге они всё равно всё сделают по-своему. Скопус это понял, но поскольку вокруг находились более вменяемые кадры, то терпеливо продол-жил разъяснения:

– По имеющимся данным, означенное лицо поставило задачу перед своими нукерами, то есть учениками, как вы выражаетесь, «загасить Проект». Сказал, что это будет их первая совершенно самостоятельно решаемая задача глобального характера.

– Так может, переловить этих учеников, пересажать или просто уничтожить?! – не унимался Гамадрил.

– Сказать легко, но сделать сложно. Его ученики могут оказаться везде. Многие из них прекрасно владеют искусством перевоплощения, которое называется контролируемой глупостью. Не исключаю, что и среди вас затесался кто-то из них. Весьма вероятно, что и первый пилот, чудом оставшийся в живых после космической катастрофы, – один из них. К тому же, собранная нами информация косвенно подтверждает это.

– А как это проверить? – не сдавался Гамадрил.

– Ответ даст только сама жизнь, – ответил Скопус, подводя под прениями черту.

Все замолчали.

– Итак, напоминаю: человечество спит и с удовольствием, можно сказать, мирно посапывает, мы его убаюкивали в течение десятков тысяч лет. Теперь надо сделать этот сон вечным.

– Общая линия понятна, но что делать сейчас? – спросил Валентин.

– Пока люди не опомнились, не поняли, что происходит и не прикрыли Проект, надо в законодательном порядке принять положение о приоритетном назначении клонов на важные государственные посты.

– А что будем делать с оставшимися в живых оригиналами? – робко спросил Иммунитетов.

– Стандартная ситуация: либо мы их, либо они нас. Пока их не так много, поэтому давайте без перегибов и демонстраций. А то знаю я вас, на то вы и пираньи, – подвёл итог дискуссии Скопус.

 

Телеинтервью с оригиналом

Когда попался в мышеловку,

уж доедай хотя бы сыр

 

Либерально-демократическую общественность потрясло, ког-да телеведущая объявила сенсационное интервью с оригиналом, который остался в живых после клонирования.

Пилот рассказывал о своём изменившимся в лучшую сторону физическом состоянии:

– Не надо даже прибегать к лечебному голоданию, напрягая во-лю, отказываться от вредных привычек или переходить на безубой-ное питание. В один прекрасный день вы вдруг обнаруживаете, что вам просто не нужно ни мясо, то есть убойная пища, ни сигареты, ни пиво! Ваше физическое тело начинает всё регулировать само. От одного – отказывается, а другое – вводит в рацион питания. Если надо, то потребует и лечебное голодание, или вы, например, заинтересуетесь доступными средствами очищения организма и травами.

– А как же всё-таки лечебное голодание? – переспросила ведущая.

– Лечебное голодание, конечно, ускоряет процессы оздоровления, но для некоторых оно может показаться сложным. Я говорю лишь о том, что и без специальных процедур, а также без ограничений в еде, просто лишившись отрицательных эмоций, вы постепенно сами перейдёте на здоровый образ жизни и, как говорят Великие, будете получать радость от каждого мгновения своей жизни, то есть у вас проснётся «вкус к жизни».

– А какие ещё изменения происходят?

– Тут я опасаюсь быть похожим на рекламные ролики БАДов или каких-то новых лекарственных средств, чем и вызвать у слушателей недоверие к собственным словам.

– А всё-таки расскажите!

– После клонирования у меня примерно спустя месяц нормализовалась деятельность почти всех систем организма: исчезли головные боли, начало улучшаться зрение, почти восстановилась память, да и в целом интеллектуальная сфера, практически перестал беспокоить остеохондроз.

– Однако перед началом передачи Вы говорили о негативных эффектах, которые вызывали у Вас страх, беспокойство и другие подобные состояния.

– Эти эффекты вряд ли можно назвать негативными. Конечно, исчезновение эгоизма вызывает поначалу ощущение потери, которое сопровождается страхом, однако на самом деле – это подарок судьбы, потому что даже избавление от изнурительного внутреннего диалога – это, полагаю, хрустальная мечта многих ваших слуша-телей.

– Наши слушатели интересуются также Вашими сверх-способностями. Распространилось мнение, что все выжившие оригиналы рано или поздно обретают некие сверхспособности. У них появляется способность к левитации, то есть, по-простому, к полёту, они могут проходить сквозь стены и даже телепатически общаться.

– Да, такие способности появляются, однако далеко не у всех. Возможно, они зависят от возраста и характера человека, а также других факторов… Наверное, имеет значение и наследственность. Например, я считаю, что носители крови кроманьонцев имеют хороший шанс обрести подобные удивительные способности, а вот носители крови неандертальцев – вряд ли. Все знают, что «андр» – в переводе с праязыка означает слово «человек». Прошу заметить, неандерталец – значит «не андр», то есть не человек. Хотя неандерталец внешне и похож на человека, но по своим духовным признакам и нравственному уровню это человеко-зверь, причём генетический. Клонирование хоть и освобождает от ограничений личности, но если клонировать обезьяну, то она не станет человеком, то есть каждый получает то, что сам заслуживает, от своих родителей и всего Рода.

– Но ведь нас учили в школе, что в древнем мире сначала были человекообразные обезьяны, которые догадались взять дубины для обороны от диких зверей, и появились неандертальцы, а потом в результате трудовой деятельности из них выросли кроманьонцы? – недоумевала ведущая.

– На самом деле – и это уже установлено современной технократической наукой – неандертальцы и кроманьонцы жили в одно и то же время. Неандертальцы обитали на древнем материке под названием Гондвана, а впоследствии – Атлантида, а кромань-онцы – на других материках, которые назывались Гиперборея и Лемурия. С течением времени в результате смешанных браков кроманьонцев становилось всё меньше, зато увеличивались проблемы у Человечества.

– Интересные сведения! – подхватила ведущая. – А сверхспособности у человека-оригинала появляются сразу после пробуждения его клона?

– Я уже говорил, что сверхспособности вообще могут не появиться, а всё ограничится просто общим оздоровлением. И уже за это надо сказать клонированию «спасибо». Сверхспособности появляются спустя некоторое время после устойчивого оздоровления. И ещё раз подчёркиваю, что эти способности проявляются соответственно уровню нравственного развития человека.

– А кто из слушателей может всё-таки рассчитывать на появление сверхспособностей?

– Трудно выделить какие-то общие признаки, поскольку всё это очень индивидуально. Ведь сверхспособности, или как говорят йоги, сиддхи, – это не цель, а подарок судьбы, которая отмечает успехи человека на пути его собственного развития и совершенствования, а также развития и совершенствования Мира, Реальности, в которых он живёт.

– А собственное оздоровление может быть целью?

– Безусловно, это важнейшая цель, ведь мы всё делаем с помощью своего физического тела!

– Интересная мысль. Благодарим Вас за такую важную информацию. Судя по откликам в Интернете, поступающим сообщениям и телефонным звонкам, Ваше выступление вызвало бурную реакцию у нашей многомиллионной аудитории. Некоторых слушателей буквально шокировала аналогия с обезьяной… К сожалению, у нас сегодня мало времени для ответов на поступающие звонки, поэтому мы отложим это до следующего раза. Кстати, о развитии и совершенствовании тоже поговорим в следующей передаче.

 

 

Клон хочет пару

Клянусь любить тебя до гроба,

а дальше – как-нибудь сама

 

– Мигель, я не хотела говорить… На самом деле твой клон просит, чтобы я клонировалась…

– Зачем ему?! – изумился пилот.

– Он считает нас с тобой идеалами.

– Идеалы… Льстит, что ли, так прямо?

– Изучив нашу литературу, он уже понимает важность второй половины для своего развития… И раз мы подходим друг другу, значит, и ему идеально подойдёт мой клон.

– Возможно, в чём-то он прав.

– Мало того, у него появилась присказка: «Любовь – это птица, которая гнездится в Вечности. Так говорят Великие», и он повторяет её почти каждый день.

– Да наш клон – философ! Молодец!

– А ещё он пытается понять, что такое Любовь, и хочет ощутить это чувство. При этом твердит, что Любовь нельзя понять и ощутить до тех пор, пока человек не достиг необходимого уровня нравственного развития и безупречности.

– Что касается человека, то так и есть, но насколько это возможно для клона – вопрос.

– Он говорит, что каждый клон должен к этому стремиться.

– А он сам-то что-нибудь делает для этого? – небрежно спросил Мигель и подумал с некоторой неприязнью: «А клон становится для Хельги авторитетом».

– Мигель, ты же знаешь, что клоны создали свою фракцию в Государственной думе. И наш клон просит о встрече с тобой, чтобы посоветоваться, как лучше выстраивать свою политику. Говорит, что им не хватает конкретных идей.

– Деловой мужик, однако! – сменил гнев на милость Мигель, он всегда был достаточно великодушен. – И ведь как похож на меня! Ладно, я могу с ним встретиться, хоть завтра.

Оба замолчали, задумавшись об одном и том же.

– Мигель, говорят, Госдума готовится принять закон об обязательной эвтаназии, поэтому если мне клонироваться, то лучше поскорее – до принятия закона!

– Принудительная эвтаназия – это слишком! Может быть, тебе это сделать в подпольной фирме? Она ещё действует?

– Да, они располагаются в особняке и открыли ещё несколько филиалов в разных городах. Говорят, у них есть филиал даже в Америке.

– Интересно… Это, случайно, не «Бессмертная Тина»?

– Откуда ты знаешь?

– Это маленький мужской секрет! – ответил пилот, которому Хельга уже говорила об этой фирме. Он подумал, что если она забыла об этом, значит, серьёзно озабочена своим клонированием.

– У них развитая система скидок!

– За что же?

– Скидки даются членам семьи клонированных представителей рискованных профессий… профессий, сопряжённых с риском, – поправилась Хельга. Мигель обычно не переносил любые «неправильности» в речи, но не сейчас.

– Интересно, пилот космического корабля – рискованная профессия? – спросил он, чтобы было время подумать.

– Ты снова шутишь! – немного грустно засмеялась Хельга.

 

Выступая по Первому каналу, Скопус провозгласил:

– Мы переходим к новому этапу массового изготовления генетических матриц людей. Для этого у нас уже есть сеть пунктов создания и хранения формализованных моделей граждан (ФМГ) преимущественно по месту работы, для пенсионеров – по месту жительства. В этих пунктах проводится сканирование и хранятся коллекции сканов. Там же разрешается выращивать клонов, то есть эти пункты будут работать, как привычные для нас всех поликлини-ки и больницы. Там будет проводиться приём граждан по всем вопросами клонирования с необходимыми консультациями. В первоочередном порядке будут оцифровываться лица, занимающие важные посты, ведущие учёные, а также располагающие важной информацией для существования государств и международных организаций, ну и, конечно, так называемые олигархи. Мы не оставили без внимания и заявки богатых людей, которые за отдельную плату получат право на внеочередное оцифрование. Взнос физи-ческих лиц в фонд «Вечность», как вы понимаете, по размерам не маленький. Сначала он был по силам исключительно олигархам. Сегодня же мы приняли решение о существенном снижении финансового ценза. Мы сознательно пошли на этот шаг для того, чтобы создать финансовую базу, достаточную для оцифровки не только беднейших слоёв, но и всего населения Земли.

Каждый должен иметь право на оцифровку! И это наша принципиальная позиция.

Мне часто задают вопрос: нельзя ли, хотя бы в какой-то мере улучшить клон по сравнению с его оригиналом? Например, по желанию родственников умершего воскресить его, придав клону новые способности и даже новую профессию? Я отвечаю: да, можно, однако это потребует дополнительных затрат, иногда немалых. Мы разработали расценки, которые официально будут опубликованы в «Российской газете» и, конечно, размещены в Интернете.

 

Скопус на очередном собрании участников Проекта объявил:

– Сегодня мы начинаем третью стадию активной фазы Проекта. Особое внимание надо будет уделять всякого рода каскадёрам, сотрудникам силовых ведомств и спортсменам, то есть всем, кто чаще других находится в зоне повышенного риска.

И второе: хоть «кукушка», я имею в виду оригиналов, засевших в конспиративной квартире, и сеет семена человечности, как вирус, но у меня есть для неё сюрприз. При выращивании клонов мы будем в них встраивать антивирусную программу, назначение которой выявлять и уничтожать вирусы человечности. Создали эту программу сыны нашего Проекта – Евгений и Степан. Особо постарался наш чудо-программист Евгенюшка! Вот так!

 

Самая платёжеспособная социальная категория

Работаю довольно редко,

а недовольно – каждый день

 

В «Российской газете» появилась полемическая статья, вызвавшая небывалый общественный резонанс. Журналист не поленился вспомнить, как добрых два десятка лет рукопожатная общественность России снисходительно обсуждала, что в США, Австралии, а затем и в старушке-Европе изменилась ценностная установка большинства: там стали полагать, что лучше жить скромно и не напрягаясь, чем «горбатиться» и жить богато. Россияне смеялись над тем, что европейцы, разжиревшие от избытка толерантности и политкорректности, теперь уже не завидовали выбившимся своими силами в богачи. Эти европейцы подобных богачей просто презирали. Коренное население Германии, Франции, Швеции и других запад-ных стран стало поднимать на смех общепринятые правила игры в людей, отказываясь им следовать. Наследие Запада предпочитало уже не работать, а придерживаться философии дауншифтинга, то есть «жить для себя, отказываясь от чужих ценностей». Подобное состояние обычно характерно для обществ финального периода их существования, то есть периода полного истощения жизненных сил народа. Острословы говорили, что дауншифтеры – это те, кто «вышел из самолета, не дожидаясь приземления». Как оказалось, россияне начали смеяться рановато, сетовал журналист.

Дауншифтинг как образ жизни и мировоззрение получил новый мощный импульс после введения в практику массового клонирования в рамках проекта «Вечность». Прошло достаточно времени, и клонирование теперь уже осуществлялось не только в крупных городах, но и во всех посёлках численностью свыше 10 тысяч жителей. Период адаптации к обществу у значительной массы клонов закончился, и что мы видим? А видим мы вот что.

У клонов, как мужчин, так и женщин, в основном развита ментальная сфера, а эмоциональная ущербна. Большинство из них менее жизнеспособны, чем обычные люди. Для клонов характерно подчёркнуто рациональное поведение и следование принципам целесообразности, особенно в экономической сфере. В условиях рыночной экономики от таких людей можно было бы ожидать различных инициатив и инновационных подходов, а также повы-шенной предпринимательской активности. Государство создало для них все необходимые условия, при которых клон полностью замещает свой оригинал во всём: он получает его место работы, избирательные и родительские права, становится обладателем всех видов собственности своего оригинала и так далее. Причём, если ближайшие родственники не прошли процедуру клонирования, то они лишаются любых возможностей оспаривать эти права. В случае отказа бывшего супруга признать клона в качестве своего официального спутника жизни оформляется развод, и всё остаётся в полном и безраздельном пользовании клона. При этом клоны имеют расширенный социальный пакет, гарантированный государством. Казалось бы, такие люди должны стать своеобразным «мотором общества» и коллективным «двигателем прогресса»…

Однако в реальной действительности всё складывалось по-другому. У клонов проявилась тенденция вести жизнь рантье. Они хотят иметь как можно больше свободного времени для развлечений, в которых клоны не знают пределов и ограничений! Если же доставшаяся им собственность этого не позволяет, то клоны, хорошо зная свои права, работают спустя рукава и за пределы своих обязанностей, формально обозначенных в должностных инструкциях, не выходят. В старые добрые времена это называлось итальянской забастовкой. Подобные люди, точнее, клоны, презирают всех, кто трудится в поте лица, даже тех, кто просто добросовестно трудится. Богатство, добытое собственными руками, у них не в почёте. Клоны предпочитают то, что «упало с неба», то есть получено исключительно по факту клонирования!

Клоны стали значимой социальной группой, превосходящей по численности синглтонов, кидалтов, и, тем более, креативный класс, да и весь когнитариат[3], не к ночи будут помянуты сии экзотические социальные страты. Клоны всеми правдами и неправдами «уходят» от того, чтобы иметь детей. По оценкам экспертов, подобное поведение клонов является угрозой безопасности государства, а в дальнейшем может стать для общества неразрешимой проблемой.

Тщательного анализа требуют и оставшиеся в живых люди-оригиналы, с которых сделаны клоны. Оригиналы быстро излечиваются от многих болезней. Вынужденно меняя профессию, они скоро становятся в ней признанными авторитетами. Часто, обретая сверхспособности, эти люди переживают эволюционный скачок. Не так давно об этом были только разрозненные свидетельства, которые теперь уже являются установленным научным фактом. К сожалению, по понятным причинам, количество таких людей увеличивается существенно меньшими темпами, чем клонов. При этом уважаемый всеми академик Скопус, руководитель проекта «Вечность», увлёкшись социальными преобразованиями и данными ему чрезвычайными полномочиями, завёл даже «карманные» отряды боевиков, оснащённые гораздо лучше, чем элитные воинские части и силовые подразделения спецслужб. Вы спросите, для чего они предназначены? Конечно же, для скрытного уничтожения оригиналов!

Кто даст объяснение происходящему? И как всё же разрешить назревшие проблемы, которые уже явно угрожают безопасности страны?!

 

Огненный Учитель снова пригласил своих учеников и последователей для телепатического общения в информационном пространстве Земли.

– Уважаемые друзья и соратники по развитию! Давайте обсу-дим важный, на мой взгляд, аспект развития глобальной нештат-ной ситуации на Земле. Речь идёт о трансформации временны́х ориентаций современного человека, которая происходит в связи с реализацией проекта «Вечность».

– Да, мы тоже заметили нечто подобное! – откликнулись ученики.

– Вот видите, и у некоторых из вас уже есть интересные наблюдения на эту тему. После нашего общения поделитесь ими друг с другом, обсудите и поразмышляйте. Это будет способство-вать гармонизации существующей неприятной ситуации… Кратко обозначу научные представления по обсуждаемому вопросу, сложившиеся к настоящему моменту.

Известный американский психолог Филип Зимбардо провёл знаменитый Стэндфордский эксперимент, где одна группа студентов в течение шести дней выступала в роли надзирателей, а другая – в роли заключённых. В результате этого эксперимента он установил, что социальные роли влияют на поведение человека сильнее, чем полагали раньше. Зимбардо заметил, что у участников экспери-мента изменилось восприятие времени: они зафиксировались на настоящем, а прошлое и будущее как будто перестало для них существовать. В результате и родилась гипотеза, что отношение ко времени кардинальным образом влияет на поведение и наоборот. И учёные начали разрабатывать концепцию «временно́й перспективы», чтобы описать, как психологическое восприятие прошлого и будущего влияет на эмоции, мысли, действия и в целом на поведение человека в настоящем. Эта тема вам интересна?

Информационное пространство взорвалось откликами:

– Чрезвычайно! Мы заметили, что у клонов совсем другое восприятие времени! Да и мы спустя несколько месяцев после клонирования стали совсем по-другому воспринимать время!

– Правильно! Так вот, в теории Зимбардо выделено пять основных временны́х ориентаций: негативное прошлое, позитивное прошлое, гедонистическое настоящее, фаталистическое настоя-щее и ориентация на будущее. В зависимости от доминирующей временно́й ориентации человек может учитывать только текущую ситуацию, или наоборот, переживать, к чему всё это приведёт.

Негативное прошлое – это восприятие всех пережитых травматических и неприятных ситуаций, к которым человек постоянно возвращается в настоящем, сожалеет и думает, как он мог бы их изменить. Позитивное прошлое строится на приятных воспоминаниях, приносящих радость и душевное тепло. Гедонистическое настоящее проявляется в постоянном поиске наслаждений и удовольствий, например, в раскованном сексуальном поведении. Фаталистическое настоящее отражает склонность человека верить в судьбу и воспринимать все события как данность. Ориентация на будущее означает, что человек живёт надеждой, которая умирает последней.

– Наверное, в разных странах и культурах доминируют различные временны́е ориентации? – послышались вопросы из эфира.

– Совершенно верно! Вот наиболее интересные и полезные наблюдения: в развитых странах люди менее склонны воспринимать своё прошлое негативно… Было замечено, что чем выше уровень IQ, тем меньше люди ориентируются на получение удовольствий здесь и сейчас…

– У нас в стране, наверное, какая-то особая временна́я ориентация…

– Вы снова правы! Для культуры нашей страны свойственен особый тип временны́х ориентаций: это сочетание негативного восприятия прошлого, фаталистического настроя на настоящее и при этом рискованного поведения, которое можно обозначить как: «А, была – не была!»

Огненный Учитель сделал небольшую паузу для осмысления сказанного и реакции аудитории.

– Интересно… А то мы думали, что наши временны́е ориента-ции плавно менялись  преимущественно от первой и третьей ко второй и четвёртой!

– После прохождения определённого числа людей через клонирование появилась принципиально новая временна́я ориентация: ориентация на будущее стала позитивно-фаталистической. А теперь я предлагаю вам поразмышлять об основных признаках временно́й ориентации клонов, и как можно было бы кратко их обозначить. На этом наша сегодняшняя встреча завершена, АОУМ!

 

Клуб клонов-кудесников (ККК)

Друзья бывают и фальшивы,

а враг – он искренен всегда

 

Очередное заседание Клуба клонов-кудесников происходило в конференц-зале Екатерининского дворца на Суворовской площади.

– Скопус хочет, чтобы мы занялись «обезвреживанием» своих оригиналов, – сказал Первый клон Майкл. – Он полагает, что мы должны хоть что-нибудь сделать для продвижения его Проекта.

– Что значит «обезвреживать»? – недоумённо  загудели присутствующие клоны.

– Вопрос ставится ребром: вплоть до физического устранения.

– Но это совсем не наша забота. Это их Проект, пусть они и подчищают за собой хвосты, – сказал один из клонов. – А мы – новая и истинная элита этого мира, которая должна беречь своё совершенное физическое тело! Мы не имеем права подвергать его риску! А уж тем более, исполняя странные приказы какого-то Скопуса!

И другие клоны стали выкрикивать:

– Не будем исполнять команды неполноценных, недоделанных негуманоидов – недонегуманоидов! Пусть теперь они поработают на нас! Пусть делают свою чёрную работу!

Слово взял ещё один клон:

– Скопус и его подручные всего лишь находятся в физических телах своих носителей, по факту лишь сожительствуя в нём с че-ловеком. А в этом случае непонятно, кто на самом деле отдаёт при-казы, когда Скопус озвучивает их. Если Скопус хочет управлять нами, то пусть сначала сам клонируется. А пока именно на нас возложена почётная миссия формирования новой элиты технократической цивилизации. Да здравствует новая элита этого мира!

Снова начал выступать Первый клон:

– Мы живём в так называемом обществе изобилия. СМИ заливают нас потоками дезинформации и суррогатами смысла, стимулируя к действиям вопреки нашим собственным интересам. Индустрия воспитания, просвещения и образования технологично манипулирует общественным мнением. Однако, хоть сложившиеся общественные стереотипы и удовлетворяют наши потребности, но они не отвечают на вопрос о смысле нашего существования. В результате все чувствуют себя просто обязанными получать удовольствия, секс, деньги и власть. Но какой в этом смысл? А если нет этого смысла, то, может быть, его нужно создать? Или мы его обязательно должны найти?! Конечно, может быть, поиски смысла являются и бессмысленными, но как же можно жить, не понимая, в чём смысл жизни? – клоны бурно зааплодировали.

– Буду рассуждать от противного. В трудах философов можно найти объяснения, почему смыслом жизни не может быть наслаждение. Да потому что наслаждение – это только внутреннее состояние субъекта. Не имеет смысла и стремление к так называемому счастью, поскольку люди постоянно ищут причины для того, чтобы ощущать себя счастливыми. Даже борьба за существование и выживание может быть оправдана лишь постольку, поскольку жизнь обладает независимым от этого смыслом. За продолжением рода тоже стоит некий, более высокий, смысл самой жизни. Меня поразила одна мысль: смысл жизни может придать даже задним числом всего лишь одно мгновение, одна точная и тонкая эмоция, одно ярчайшее переживание! Так в чём же смысл?

Зал снова активно зашумел.

– Имеется ли смысл в действии или в создании чего-либо нового? Или всё это только хорошо забытое старое? Продуктивны ли поиски смысла в том, чтобы чувствовать, ощущать, переживать или, наконец, любить? Не является ли смыслом наше собственное превращение, преобразование и даже трансформация? Например, трансформация страдания в позитивное достижение? Следует ли нам стремиться к преобразованию и трансформации всего, что окружает нас? А если да, то в каких пределах? Имеются ли здесь какие-то ограничения?

Совпадает ли смысл жизни для нас как клонов с этим смыслом оригиналов? Если да, то в какой части и в какой мере? Может быть, у всех клонов есть какой-то общий смысл жизни и деятельности? Или же существует особый смысл для каждого отдельного клона? А может ли кто-нибудь произвольно выбирать для себя смысл? И сво-дится ли весь смысл жизни просто к какой-то деятельности?

Клоны зашумели…

– Нам пора научиться различать, что существенно, а что нет, что имеет смысл, а что нет, в какую деятельность нам включаться, а в какую нет, за что отвечать, а о чём даже и не «заморачиваться». Для начала нам надо создать какое-то, пусть простое правило, потом, вполне возможно, мы усложним его до алгоритма. Не зная цели, мы не можем к ней двигаться, как сказал кто-то из юмористов: «Не знаем, куда ползти, не можем даже лечь и дисциплинированно лежать в направлении цели»! Кто может нам в этом помочь, и может ли?

И последнее, возможно, самое главное: с учётом всем известных особенностей нашего появления на свет напрашивается вопрос: какую роль в поисках нами смысла играют наши оригиналы?

Я лично склонен считать, что смысл существования клонов, как социальной общности, сводится к служению Человечеству. При этом смысл существования каждого клона в отдельности есть не что иное, как служение своему оригиналу!

 

В кабинет главного академика страны буквально влетел взбудораженный господин Иммунитетов

– Ситуация осложняется, – взволнованно проговорил он. – Появилось ещё несколько клонов, которые решили служить своим оригиналам, да и вообще людям.

– А как проявляется их служение? – оторвался от бумаг Скопус.

– Они возвращают собственность своим оригиналам и охраняют их. Возвращают оригиналам свою работу, а также замещают их во время болезни.

– Да… это проблема… – задумчиво сказал Скопус.

– Притом клоны помогают оригиналам во всём. Такие клоны учатся, подыскивая своим оригиналам новые источники информации. Оригинал «копает» и «грызёт гранит науки», а клон тоже «копает» и «грызёт» – вдвойне!

– Копает – в смысле ищет компромат на нас?

– А шутки тут не к месту, патрон.

– Ладно. Что будем делать?

– Поскольку такое служение заразно, то предлагаю избавляться от подобных клонов. Однако при таких масштабах нам потребуется целая армия гопников!

– А кому легко? – нахмурился академик. – Поэтому действуй активно, но очень тихо.

– Принято! – сказал Иммунитетов и словно испарился.

 

На очередной аудиенции Курирующая башня заявила:

– Уважаемый Ринц Хиршович, Вы нам постоянно докладываете, что Ваш Проект развивается успешно, население штурмует пункты клонирования, выстраиваясь в колоссальные очереди. А Вам не приходила в голову мысль клонировать высшее руководство страны, как наиболее ценных для общества граждан?

И теперь Скопус размышлял: целесообразно ли клонировать первых лиц государства. Ведь в России это может иметь самые неожиданные последствия. В очередной раз докладывая господину Ди как Башне Кремля, Скопус сказал:

– Команда Проекта поддерживает и наращивает коллекции сканов высших руководителей.

Господин Ди ему ответил:

– Так, может, не надо ждать несчастных случаев, неизлечимых болезней или удавшихся покушений, а клонировать руководителей заблаговременно, рассматривая этот процесс как тотальное омоложение?! Ведь, как Вы докладываете, клонирование содержит сплошные достоинства и практически не имеет слабых мест.

– Но Вам я хочу сказать, что Вы для народа особенно до́роги, поэтому Вам я рекомендую пока воздержаться от клонирования. Нам хотелось бы набрать больше опыта, чтобы клонирование стало таким же простым, как излечение лёгкого насморка.

Уловив недоверчивый взгляд руководителя, академик поспешил пояснить:

– Что же касается омоложения, то лично Вам я могу предложить другие средства, которые отлично зарекомендовали себя в течение многих веков. Например, можно воспользоваться простеньким, но эффективным рецептом восточных падишахов: укладывать рядом с собой на ночь двух-трёх молоденьких девушек. Многие из них почтут это за честь.

– А это идея! – засмеялась Башня.

– К тому же, эвтаназия после клонирования и последующая передача власти клону не предусмотрена действующей Конституци-ей страны. Значит, надо менять и Конституцию. Иначе клонирова-ние высшего руководства может привести к дестабилизации общества, поскольку политические конкуренты могут использовать эту ситуацию.

– Ну, с Конституцией пока торопиться не надо. Иначе наши полоумные депутаты под эту сурдинку насуют туда Бог весть что! – возразила Башня.

– Да, они это обязательно сделают! – почти грустно согласился академик.

– Хорошо, пока решение откладывается, – согласилась Башня.

 

Огненный Учитель снова вёл телепатическую беседу с учени-ками и последователями в информационном пространстве Земли.

– Уважаемые друзья и соратники! На сегодня актуален вопрос о том, что из себя представляет клон, выращенный на базе сокращённого числа сканов, и в чём особенности этих так называе-мых неполных клонов?

Всем известно, что это такой же клон, как все, но желание служить людям у него формируется значительно медленнее, чем у полноценного клона, который изготовлен на базе достаточного количества сканов. У полного клона возникает внутренний конфликт, если оригинал не соответствует его идеальным представлениям. В этом случае клон может отказаться от служения своему оригиналу.

У такого клона изначальное желание служить своему оригиналу наталкивается на трезвую оценку поведения этого оригинала, которое в данном случае далеко от человеческого. Однако желание служить людям и Человечеству вообще у этого клона продолжает нарастать, что может привести к своего рода раздвоению личности.

– Неужели возникает шизофрения?

– Да, наверное, можно и так сказать, но корни здесь другие… Обычно подобный конфликт разрешается в пользу служения Человечеству.

Напоминаю, что все подобные процессы, а также их результаты в определённой степени зависят от состояния оригинала – какие энергии в нём преобладали до клонирования – человеческие или негуманоидные.

На этом наш сеанс завершаю. Всего вам наилучшего! АОУМ!

 

Думообразующая фракция

Я не последняя скотина –

за мною кто-то занимал

 

Первый клон по прозвищу Миша-ксерокс испытывал всё большие трудности в выполнении своих служебных обязанностей. Ему не хватало инициативы, и даже не было элементарного интереса к работе. Миша-ксерокс уже начал понимать, что пилотирование космических кораблей – это «не его». Когда он попробовал высту-пать в качестве эксперта, то всем стало понятно, что ему явно не хватает не только креатива, но и интеллекта. Со своими проблемами он обратился к помощнику Скопуса – святому Валентину. Тот, не задумываясь, ответил:

– Мы предполагали, что может произойти что-либо подобное. Но мы не знаем, свойственна ли эта ошибка исключительно вам как первому клонированному, или эффект будет носить систематичес-кий характер. Через некоторое время мы продвинем тебя в Госдуму.

Глаза клона округлились:

– В Госдуму? И кем же?

– Депутатом, конечно. Пора подумать об увеличении числа клонов в Госдуме. Создашь отдельную фракцию и будешь руководить ей. Надеюсь, эта фракция станет самой крупной, и даже «думообразующей».

– Фракцию? Вот здорово! – Миша-ксерокс не мог поверить своему счастью.

– И тебе не надо будет подвергаться рискам!

Таким образом, стараниями функционеров проекта «Вечность» Миша-ксерокс удачно был «посеян» в Государственной Думе во фракции единороссов. Активно занимаясь вопросами социализации и адаптации клонов, он стал подтягивать чуткую к новым веяниям молодёжь. Затем Миша сформировал собственную политическую платформу, в которой сделал акцент на права клонов как новой значимой для страны социальной группы. На заседаниях профиль-ных комитетов Миша без устали поднимал будоражившие всех вопросы:

– не нарушают ли конституционные права граждан возрастные ограничения на клонирование только после 18 и до 50 лет?

– насколько согласуется с основным Законом предусмотренное Указом Президента уравнивание клонов в правах с оригиналами, то есть права на труд, на жилище и на образование? И что делать, если оригинал был неимущим, нищим или бомжем?

– имеет ли право клон занимать важные государственные посты, например, стать Президентом страны?

Большое оживление вызвала инициатива Миши, чтобы профсоюзы включили в трудовое соглашение пункт по клонированию работников с пятилетним трудовым стажем за счёт работодателя.

Особо значимым был тезис Миши о «слиянии» двух коллекций сканов как способа создания ребёнка для бездетных.

Уже к следующей сессии по совету знающих людей Первый клон «подрихтовал» свою политическую платформу и с санкции вышестоящего руководства создал отдельную фракцию клонов в Государственной думе, которую старожилы, слегка усмехаясь, обозначили как «ксерокс «Единой России».

 

Для политически ориентированных клонов атмосфера, царящая в главном законодательном органе страны, оказалась оранжерейной. Члены молодой фракции с большим рвением ходили в народ, тщательно выясняя его чаяния с новых, клонократи-ческих позиций. Новая фракция не только прижилась, но и очень скоро во всех профильных комитетах появились её представители. Особой популярностью у депутатов-клонов пользовался Комитет по международным делам, в котором всегда можно было встретить собрата по способу изготовления. В состав парламентских делега-ций, направляемых за рубеж, в обязательном порядке включались представители новой фракции: в Европе клонов привечали с особой любезностью. Незримую, но мощную поддержку оказывал фракции и спикер нижней палаты Дзурикеллов, который втайне был уже клоном, выбирающим лишь благоприятный момент для придания гласности этому пикантному обстоятельству.

Первоначально идеологическая платформа фракции клонов не отличалась ни оригинальностью, ни устойчивостью. Она постоянно претерпевала изменения из-за колебаний курса Правительства, метаний мировых валют и даже мелких информационных поводов, озвучиваемых неугомонными СМИ. Наконец, клоны выработали некоторые, хоть и небесспорные положения, но за их осуществление депутаты-клоны бились буквально с остервенением:

– право клона на информацию о своём оригинале;

– приоритет гражданских прав клона над правами его оригинала – на образование, жильё, работу и так далее;

– право клона на социальную адаптацию;

– право клонов на общественные объединения при всесторонней и, прежде всего, финансовой поддержке государства.

Фракция клонов быстро росла, прежде всего за счёт внутренних процессов в законодательном органе. Многие депутаты заводили себе клона, который почти автоматически переходил в объединение клонов, перед которым раскрывалась реальная перспектива формирования партии. В сторону депутатов-клонов с определённым политическим интересом всё чаще поглядывали и оригиналы из конкурирующих фракций.

Деятельность фракции клонов также имела неоспоримый и колоссальный успех, поскольку её электорат рос как на дрожжах, обеспечивая фракцию поддержкой почти на 100%. К ним примыкали и некоторые оригиналы.

Первый клон, горячо выступая на заседаниях подведомствен-ной ему депутатской фракции, говорил:

– Наша цель – добиться конституционного права клонов на изготовление с них сканов и последующее клонирование. Должны быть клоны 1-й ступени, или степени, кому как нравится, 2-й ступени, 3-й и так далее. Это логичное, простое и элегантное решение демографической проблемы в нашей стране!

Свои выступления Миша-ксерокс всё чаще завершал сакраментальной фразой: «Недалёк тот час, когда фракция клонов станет думообразующей». Эта фраза вызывала бурный восторг последователей.

 

 

Монетизаторы Вечности

Я научился на ошибках,

любую с блеском повторю

 

Отношения между святыми Валентинами становились всё более прохладными. Святые уже вполне освоились в бизнесе и поднаторели во всякого рода «ходах конём», а также  обросли связями в правоохранительных органах. Каждый имел по «карманному» отряду боевиков, состоящему исключительно из клонов собственного изготовления.

И каждый из святых обвинял другого в краже коммерческой тайны, вплоть до конкретных образцов оборудования. Дело осложнялось ещё и тем, что всю аппаратуру Проекта научная дива давно считала своей собственностью. От судебных тяжб её удержи-вал только страх перед академиком, а также то, что Скопус до сих пор не выполнил своего обещания подарить ей чёрный бриллиант, который она уже давно считала своим.

Между тем академик, наконец, согласился выслушать доклад Иммунитетова по подпольным клонофирмам, и тот мрачно ему докладывал:

– Наибольший оборот имеют две корпорации подпольного клонирования. Они практически являются монополистами, остальные работают как франчайзи, то есть по мелочи.

– Уже корпорации?! – удивился Скопус. – Как летит время! И кто же владелец?

– Эти корпорации называются «Бессмертная Тина» и «Вечный Вагин и Ко». Одна принадлежит Вашему пресс-секретарю Валенти-не, а другая – помощнику Валентину. Официально эти корпорации оказывают медицинские услуги, а на самом деле они развили бешеную активность на подпольном рынке изготовления клонов. Притом они вышли и на международные рынки. Имеют даже соглашение о разделе регионов деятельности.

Всё так и было, если не считать корпорации, хозяином которой был сам Скопус. Именно эта корпорация была действительным и всеобъемлющим монополистом, который сосредоточил в своих руках сканирование, все серверы и информационные базы, а также все серийные выпуски, ну и конечно, VIP-услуги.

– Ох уж эти мне «младоклонаторы»! Ох уж эти мне концессионеры! – сокрушался Скопус. – Устроили мне монетизацию Вечности! Расскажите поподробнее об этих фирмах!

– Сначала мы вышли на след «Бессмертной Тины», то есть детища вашего пресс-секретаря. Потом оказалось, что и святой Валентин, ваш помощник, открыл свою маленькую фирмешку с довольно солидным оборотом, прикрывая её целой сетью фирм-однодневок. Его фирма носит гордое название «Вечный Вагин и Ко».

– У него что, действительно «и Ко»? – удивился академик.

– Да нет, никакого «и Ко» у него нет и в помине – Валентин единственный собственник и всю прибыль кладёт себе в карман, – пояснил Иммунитетов.

– Я так и думал! Даже при выборе названия фирмы Валентин не удержался от выпендрёжа! – как бы возмутился академик. – Но конспиратор, однако…

– А неужели «Бессмертная Тина» вам больше нравится? – не отказал себе в удовольствии поддеть шефа Иммунитетов.

– Гораздо. По крайней мере чётко и ясно, что девушка хочет стать бессмертной, и заражает клиентов своим оптимистическим настроением…

– Они оба заражают. Только за последние три месяца каждая из этих фирм поимела чистую прибыль до миллиарда долларов. А «Вечный Вагин и Ко» даже полтора миллиарда, – уточнил, посмотрев в свои бумаги, контрразведчик. – И это без теневых доходов.

– Обошёл-таки Тину, бездельник, – с деланной досадой отозвался академик. На самом деле он внутренне был даже доволен очевидной оборотистостью своего протеже.

Иммунитетов не понимал сложных отношений академика со святым Валентином, который был его внебрачным сыном, типа бастардом.

– По замыслу у Валентина тоже так называемая «матрёшка», как и у Тины, – продолжал свой доклад Иммунитетов.

– Что такое «матрёшка»? – удивился Скопус.

– «Матрёшка» обычно размещает внутри существующей корпорации свою структуру, которая паразитирует, используя ресурсы, деловые связи и технологии материнской корпорации. В нашем случае в качестве материнской корпорации выступает Проект. Паразитирующая структура первоначально является неформальной, а потом, по мере обретения жизнеспособности, присваивает себе все атрибуты рыночного субъекта, а наработав необходимые связи и технологии, овладевает нужными ей ресурсами и покидает обессиленную материнскую корпорацию.

– Ещё не родился мошенник, способный меня обессилить! – задиристо бросил академик.

– В общей сложности на сегодняшний день они похитили у Проекта активов на миллиард долларов! Я уже не говорю о практически бесплатном доступе к технологиям и информационным базам Суперкомпьютера «Вечности».

– Ну, это для нас крохи… – благодушно заметил Скопус.

– Однако такой тип конспиративного партнёрства достаточно враждебен материнской корпорации, – контрразведчик никак не хотел утихомириться.

– Враждебен!? Конспиративный!? Но я-то знаю об этой их активности!

– Мы давно наблюдаем за этими подпольными фирмами и только недавно установили полный механизм их деятельности. Теперь мы можем прикрыть эти фирмы и хотя бы частично вернуть в Проект похищенные ресурсы.

– Ну да ладно, не горячись! Пусть дети побалуются! Пусть научатся самостоятельности! А мы и из этой ситуации извлечём пользу для Проекта! Ведь монетизаторы «Вечности» соблюдают наши стандарты?!

– Соблюдают! И есть информация, что они не брезгуют даже эвтаназией, после которой клоны тихо вступают в права своих оригиналов, ушедших в мир иной. А ведь закона-то ещё нет!

– Но ведь именно этого мы и добивались! – восторжествовал академик, – Не мытьём, так катанием – и ведь могут, если захотят!

– У них есть даже свои подпольные кладбища, то есть всё уже поставлено на широкую ногу. К тому же, они уже давно работают на рынках Европы и США.

– Лихие ребята, согласись! – одобрительно заметил Скопус. – Вот в этом и состоит их польза для Проекта. Продолжай по ним работать, только им не мешай! Меня, главным образом, сейчас интересует статистика, особенно по подвергнувшимся эвтаназии. Докладывай ежемесячно.

 

Однако Иммунитетов не удержался и сообщил об этих фирмах в правоохранительные органы.

 

Академик Скопус выглядел взъерошенным, как воробей, только что вырвавшийся из лап кошки.

– А как вы думаете? Третья строчка в «списке Форбс» что-нибудь значит? Он, конечно, не Ротшильд и не Рокфеллер, которым надо сразу приписывать справа несколько нулей, но всё равно, это огромные деньги!

– И чего он хочет? – спросила Валентина.

– Этот олигарх хочет больше сканов… чтобы, видите ли, точнее было проведено клонирование, и чтобы клоны были его полными копиями.

– Так он хочет ещё и много своих клонов? – удивилась Валентина.

– Конечно! Больше сканов – ещё ладно, поставим лишние блоки аппаратуры и будем его почаще приглашать на сканирование, а за дополнительные деньги добавим проективные методики.

– За очень дополнительные деньги! – протянул Валентин.

– Ну да… А вот насчёт больше клонов – это ещё вопрос! – возразил Скопус.

– Наверное, ему нужны двойники для безопасности, – догадался Валентин.

– Но мы же государственный орган! И мы не будем наводнять страну бездомными копиями олигархов, которые привыкли стричь купоны и ничего не делать! И мы не будем готовить высококвалифицированных преступников, потому что из таких клонов могут появиться банды, хорошо осведомлённые о порядке жизни богатеньких буратино, и возникнет всплеск преступности, причём самой опасной преступности – направленной против олигархов! И как потом избавляться от этих бесполезных для общества клонов?! – возмущался Скопус.

– А может, нам пустить олигархов через подпольные фирмы, чтобы снять с себя ответственность? – осторожно предложил Валентин.

– Ответственность, конечно, надо бы снять, но вот их денежки хорошо бы оставить! – святая Валентина имела способности наводить мужчин на правильные мысли.

– А ведь VIP-клонирование – это идея! – согласился Скопус. – Скан с порядковым номером сверх нормативного требует большей точности и более сложной аппаратуры, а также и более тонких технологий, в результате становится дороже. Поэтому за сверхнормативное сканирование должна быть плата в геометрической прогрессии. Именно это и называется социальной справед-ливостью.

– Конечно же, такая процедура будет востребована олигархами, высокопоставленными чиновниками и их челядью, – подтвердил Валентин и продолжил. – Выявлен также неожиданный неприятный эффект, говорящий о том, что превышение нормы сканов ведёт к тому, что клон в дальнейшем пытается «минусовать» своего оригинала.

– Минусовать? Это что-то новенькое! – удивилась научная ди-ва. – И что это означает?

– Это означает, что он пытается устранить или попросту убить оригинала! Такой клон полагает, что он круче своего оригинала, поскольку позже создан, а значит, и лучше по всем показателям!

– А что, логично! – восхитилась мадемуазель Тина. По своей первой профессии она прекрасно помнила, что последний клиент всегда казался ей потенциально самым богатым.

– И что будем делать? – спросил Скопус.

– А кто заказывал сканы с превышением нормативов?

– Конечно, олигархи, которые могут оплачивать в геометрической прогрессии каждый последующий скан, превышающий норму, – ответил Скопус.

– Вот пусть у них и болит голова, потому что сейчас мы не можем допустить снижения наших доходов, – сказал Валентин.

– Это почему?

– Потому что я хочу купить себе новую супер-яхту! Покруче, чем у Абрамовича.

– Это резон! – согласилась Валентина. – Ну, тогда давай отменим дополнительные сканы, а для сохранения уровня оплаты уси-лим фрагмент проективных методик или ещё какую-нибудь муто-тень придумаем, в виде дополнительных сложностей.

– Вот именно! Всегда есть выход из положения, – обрадовался Валентин.

 

 

Менеджер по клинингу

На конкурсе по харакири

раскрылся я не до конца

 

Шпиона застали буквально на месте преступления. Он рылся в «мусорном ведре», копируя все компьютерные файлы. Это был менеджер по клинингу – то ли уйгур, то ли ханец, в общем, агент китайских спецслужб.

Этот уйгур копировал все файлы подряд, поэтому в его архив попали даже письма Валентины своей матери.

– Да, работа в стиле американов доводит стиль этих шпионов до абсурда, – печально сказал Скопус. – Месяц назад вы ведь уже разоблачили американского разведчика.

– Это была агентесса ЦРУ, – уточнил Иммунитетов, – которая у нас занимала должность главного бухгалтера.

– Да, вот именно, главного бухгалтера, – подтвердил академик. – Это меня и удручает…

Иммунитетов сохранял торжественное молчание.

– А Валентину вы тоже подозреваете в связи с какой-нибудь разведкой? – спросил Скопус.

– Да, конечно, это английская разведка Ми-6, если позволите.

– Будто у нас мёдом намазано – прямо-таки столпотворение разведок, как в Брюсселе!

– Обычное дело, – подтвердил Иммунитетов, – все хотят быть в курсе событий. Он мог бы дополнить вывод академика тем, что интерес к Проекту проявляют не только иностранные разведки, но и родная, российская контрразведка, в лице самого Иммунитетова. Но так сильно откровенничать было ещё рано.

– К счастью, их присутствие мы своевременно выявляем и ведём с ними что-то типа игры. Причём все разведки имеют соглашения об обмене информацией и в результате аналитической работы обычно приходят к выводам, адекватно отражающим действительность.

– Однако благодаря нашей хорошей организации дел, все эти разведчики и агенты выполняют только вспомогательные функции, – сказал Скопус. – Максимум, чем они могут обмениваться – это кто, как и где переспал с Валентиной. А учитывая, что и она, по твоей версии, не чурается шпионажа и тоже качает приватную информацию, то изложенные ею события, скорее всего, сильно отличаются от правды. В результате аналитики противника могут рехнуться от изобилия разнообразной информации, – академик был весьма доволен тем, как он уел своего Иммунитетова. Скопус давно уже догадывался, куда, по какому каналу и через кого уходит основной объём «сливаемой» о Проекте информации.

 

Что-что, а собирать и добывать информацию контрразведка научилась неплохо. Получив согласие Скопуса, Иммунитетов направил все силы своей Службы на сбор информации о топ-менеджменте Проекта. Для этого он подключил все формальные и неформальные связи в спецслужбах. Через некоторое время Иммунитетов стал обладателем огромного количества оперативных данных.

Он привык к трудностям и не боялся их. Иммунитетов долго и скрупулёзно вчитывался в информацию и строил схемы взаимосвязей, рассматривая их в самых разных аспектах – исторических, деловых, семейных и даже мировоззренческих.

Особое внимание контрразведчик уделил представителям ЛГБТ-сообщества в Проекте. Все эти лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры были объединены общими нестандартными интересами, проблемами и целями.

Притом их позиции были не самыми слабыми.

Несмотря на такой тщательный анализ, общая картина у Иммунитетова никак не складывалась. В результате у контрразведчика голова пошла кругом от этих самых разнообраз-ных родственных, деловых и дружеских связей, кросс-холдинговых завязок, личных интересов и адюльтеров, любовных триум-виратов и иных многоугольников. Все были женаты на всех, а не-которые даже по нескольку раз. «Вот тебе образец укрепления энергетических связей», – непроизвольно подумал Иммунитетов.

Наконец, проявив невообразимую дотошность, которой он от себя никак не ожидал, Иммунитетов всё-таки обнаружил весьма любопытный и совершенно секретный заказ со стороны ЛГБТ-сообщества. Некоторое время деньги, поступающие по этому заказу, составляли основу благополучия Проекта, поскольку люди из этого сообщества, имея немалые средства, заказывали самих себя десятками и в разном возрасте, впрочем, с отчётливым акцентом на детско-юношеский период. В этой прекраснодушной и ориентированной на православие среде стало модным спать, то есть сексуально упражняться с клоном самого себя – как бы с самим собой, только молодым. При этом некоторые выдающиеся особи умудрялись даже насиловать самих себя, неоднократно и с особой жестокостью.

 

Скопус вызвал к себе Евгения и Степана. Бегло оглядев прибывших программистов, академик пробурчал:

– Надо в срочном порядке провести некоторые необходимые процедуры.

– Мы готовы! Что надо делать?

– Наладьте удалённое сканирование работников центра!

Подчёркиваю: именно удалённое, безо всяких там официальных сеансов сканирования. Надеюсь, такая техническая возможность у вас имеется?

– Конечно.

– Тогда вперёд! Начните с моих ближайших помощников и заместителей, имеющих доступ к закрытой информации Проекта.

– Ясно! Приступаем!

– Особое внимание надо уделить вопросам конспирации. Как предполагаете это организовать?

– Мы скрытно установим аппаратуру на входе, у поста прапорщика, сказав службе охраны, что ведём тестирование аппаратуры в рамках планируемой установки нового оборудования с металлоискателем.

– И об этом не должен знать никто! Даже Иммунитетов и мои помощники святые Валентины, – предупредил Скопус, при этом пристально и со значением посмотрел на Степана. – Только я и вы двое.

– Принято! Всё сделаем скрытно!

– В случае успешного завершения этих конспиративных процедур я вам гарантирую премию в размере трёх годовых окладов и крутую карьерную лестницу.

«Как метко сказано про крутую лестницу! – синхронно подумали друзья. – Умеет Хиршич уговаривать».

 

 

Принудительная эвтаназия – за и против

Всем, кто окончил школу жизни,

вручают мраморный диплом

 

Госдума намерена законодательно запретить иметь больше одного клона. Олигархи против и предпринимают титанические усилия, лоббируя вожделенное решение законодателей. Для депутатов Госдумы настали времена лучшие, чем в лихие 90-е, когда они ходили с карманами, набитыми американскими деньгами, а в ресторанах забывали свои дипломаты, набитые заграничными купюрами. Теперь всё происходит «по безналу», то есть деньги переводятся со счёта на счёт, а в глазах у депутатов стоят просто ну-ли – много нулей…

 

– Источник сообщает, что академик активно лоббирует в Госдуме закон о принудительной эвтаназии, – сказал Шериф.

– И как они оценивают шансы? – оторвался от бумаг Мигель.

– Источник утверждает, что их поддерживает Курирующая башня Кремля, – Шериф держал себя так, что было неясно: радоваться его информации, или огорчаться.

– А вот это опасно.

– К тому же, Курирующая башня собирается вести депутатов «под уздцы». И это плохая новость.

– А хорошая-то есть? – воспрянул Мигель.

– Да. Против закона будет голосовать фракция клонов.

– Вот это новость! Их фракция ведь третья по численности?

– После последних довыборов – вторая, опередив даже коммунистов. У клонов много сторонников и в других фракциях – ведь депутаты тоже не дураки, никто из них не хочет эвтаназии.

– Пришла подмога, откуда не ждали! – обрадовался Мигель.

 

Рейтинговая телеведущая, мадам Читкова, снова в открытом эфире общалась с главным академиком страны:

– Телезрители просят Вас, уважаемый Ринц Хиршович, ответить на вопрос: насколько клон способен отличаться от оригинала? Многие из них хотят избавиться от лишнего веса, улучшить фигуру, форму носа или ушей, увеличить или уменьшить волосистость на разных участках тела, избавиться от сутулости и так далее. Можно ли через клонирование излечить хронические заболевания, например, такие, как сахарный диабет? Рекомендуете ли вы исправлять фигуру, увеличивать или уменьшать рост?

Академик Скопус, как всегда, начал с удовольствием обстоятельно объяснять:

– Этот вопрос наша команда изучала специально, и мы пришли к следующим выводам: большие изменения в клоне, особенно при условии, что оригинал после клонирования остаётся в живых, нецелесообразны. Бывает, что личность не хочет переселяться в тело клона и остаётся в теле оригинала. В этом случае эффекта оздоровления не будет. По нашим оценкам изменения допустимы только в пределах 25%.

Создавая несколько клонов и сохраняя жизнь оригиналу, мы заставляем личность метаться между несколькими физическими телами, что, безусловно, не создаёт человеку комфорта на уровне его психики. Наоборот, у оригинала может возникать тревога и панические проявления, вплоть до ощущений ужаса. Именно поэто-му позиция Проекта сводится к тому, чтобы клонирование проводить исключительно после эвтаназии или гибели оригинала. Тем самым мы гарантированно избавляем не только клона, но и ориги-нала от негативных последствий его собственного злоупотребления нашей процедурой.

Если говорить о юридической стороне эвтаназии, то, конечно же, нужна соответствующая законодательная база. Тогда кло-нирование будет выполняться только после подписи оригиналом специального договора.

– Возможно ли изготовление коллекции сканов до подписания договора об эвтаназии?

– Теоретически возможно, но практически нецелесообразно. Зачем тратить государственные деньги на выполнение дорогосто-ящих процедур, если нет полной уверенности, что эти процедуры будут иметь своё продолжение?

– Безопасно ли делать несколько клонов? Ведь не секрет, что некоторые граждане уже относятся к клонированию, как к гигиенической процедуре. Если да, то существует ли оптимальное количество клонов?

Ведь теперь это стало актуальной и неисчерпаемой темой для юморесок, сатирических миниатюр и карикатур.

– Мы не хотели бы лишать население повода повеселиться, а творческих работников – куска хлеба. Пусть многократное клонирование останется хорошей темой для юмористов, тем более, что косвенно их творчество является неплохой рекламой для нашего Проекта. Вместе с тем, надо подчеркнуть, что каждое последующее клонирование всё-таки сопряжено с изменениями в новом клоне по сравнению с предыдущей версией. И эти изменения от клона к клону быстро нарастают. Мероприятия, направленные на нейтрализацию этого неприятного эффекта возможны, однако чрезвычайно дороги. В этой связи наши рекомендации для населения заключаются в том, чтобы ограничиваться одной процедурой клонирования.

– Но ведь гарантированный срок способности клона к производительному труду составляет всего 30 лет! И если ограни-читься только одной процедурой клонирования, то какое же это бессмертие?

– Это другое дело! В течение гарантийного срока следует регулярно пополнять коллекцию своих сканов, а по истечению этого срока создать очередного клона, с утилизацией предыдущего.

– Под утилизацией вы имеете в виду эвтаназию?

– Да, конечно, это эвтаназия, а утилизация – просто наш профессиональный жаргон.

– Группа интеллектуалов интересуется, можно ли изменять пол?

– Всё, что я уже сказал относительно изменений в физическом теле, в полной мере относится и к изменению пола. Смена пола, несомненно, вносит значительные изменения в физическое тело клона. В этом случае личность обычно не может переселиться в тело клона и остаётся в теле оригинала со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сожалею, но такова суровая реальность.

 

Академик Скопус пригласил к себе экспертов, чтобы обсудить муссируемые в СМИ вопросы, которые сильно озаботили всю либеральную общественность.

Радиоведущие на все лады рассуждали:

– А теперь рассмотрим два варианта развития событий. Например, в первом варианте, вы уходите в мир иной, сделав предварительно коллекцию сканов, на основании которых создан ваш клон и вы теперь продолжаете жить в новом теле. Допустим, такой вариант понятен.

А во втором варианте вы клонировались и остались в живых благодаря счастливому стечению обстоятельств. В этом случае вы продолжаете существовать одновременно с клоном и ощущаете себя прежним. Представьте, что через некоторое время вы всё-таки умираете, а клон остаётся в живых. И тогда появляется вопрос: можно ли утверждать, что после смерти ваш дух или душа переселятся в изготовленный ранее клон и будут продолжать жить в нём? Ведь этот клон уже жил и раньше, то есть до вашей окончательной смерти, и имел уже собственную личность?

Тогда кто же на самом деле будет жить в теле клона?

 

Чтобы не было подобных вопросов и споров относительно клонирования, Академик Скопус твёрдо заявил:

– Я считаю, что давно пора принять Закон о принудительной эвтаназии. И только после неё создавать клона. В этом должно быть заинтересовано не только государство, но и граждане пенсионного возраста – мужчины после 60 лет, а женщины – после 55 лет.

Клон надо выращивать только после процедуры эвтаназии. При этом любое уклонение граждан от клонирования должно стать уголовно наказуемым преступлением, которое должно караться умерщвлением с утратой права на клонирование и уничтожением всех накопленных сканов.

– Принудительная эвтаназия – это что-то совсем новое! – удивились эксперты.

– Прошу заметить, стерилизация и эвтаназия были предложены ещё Платоном в качестве радикального средства для построения идеального государства.

– Не может быть!?

– Именно так! С подобным законопроектом нам поможет Курирующая башня Кремля, с которой вопрос уже согласован.

– А не лучше ли заняться молодёжью? Ведь молодёжь – это будущее! Тем более, что клонирование среди молодёжи стало очень популярным, – вставил своё предложение кто-то из экспертов.

– Молодёжью мы ещё успеем заняться. Информационная кампания нацелена на молодёжь, чтобы создать позитивное об-щественное мнение, а вот люди пенсионного возраста для Проекта представляют некоторую опасность.

– Академик, Вы говорите непонятные вещи: чем может быть опасен человек в старости?

– А вы думаете, что мы зря приложили столько усилий, чтобы установить максимальный возраст для государственных служащих? Ограничив возраст, мы значительную часть граждан выключили из сферы управления!

– Я как-то об этом раньше не задумывался… – протянул экс-перт. – Я полагал, что это исторически сложившаяся форма заботы государства о людях, то есть важный элемент социального пакета…

– Только в 60 лет человек начинает понимать, что такое жизнь, и в чём заключается разница между мужчиной и женщиной. Он начинает видеть направленность действий социальной системы против рядовых граждан, и далеко не всем это нравится. И если такой гражданин останется у рычагов управления, то это станет для государства головной болью. А на пенсии большинству надо просто выживать, и им не до решения социальных вопросов в духе справедливости.

– То есть вы считаете, что именно в пенсионном возрасте гражданин имеет шансы осознать истинный смысл Проекта?

– Вот-вот! А если человек хотя бы частично понимает истинные цели Проекта, то он не останется его сторонником.

– Но с этих позиций возрастные ограничения выглядят только как полумера!

– Конечно, это всего лишь полумера! – согласился Скопус. – Однако для себя и для вас в смысле возраста мы делаем счастливое исключение, не так ли?!

– Абсолютно верно! Кто пишет закон, тот его и толкует в каждом конкретном случае! Право на решение кадровых вопросов «по усмотрению» никто не отменял, – дружно зааплодировали экспер-ты.

– Так вот почему долгожителями во власти оказываются в основном негуманоиды! – изумился очередной эксперт.

– Вы удивительно догадливы, мой друг! – поддержал его академик. – А теперь вернёмся к нашим баранам. Надо свистать наверх всех наших юристов-государственников, пусть они кропают проект нового закона. Срок даю – месяц, поэтому пошевеливайтесь! А также прозондируйте, под чьим флагом этот закон будет продвигаться. Может быть, нам даже придётся подтянуть какую-нибудь подходящую общественную организацию типа солдатских матерей, – заключил Скопус.

 

Группа независимых депутатов вынесла на рассмотрение Госдумы законопроект «О прижизненном клонировании граждан». Лидер депутатской фракции Загоруйский, даром что его отец был кинорежиссёром, а мать родилась на Западной Украине, выступил с пламенной речью, в своём фирменном стиле.

– Идея, что и говорить, очень хорошая, хоть и не новая. Человечество всё время своего существования мечтало о бессмертии. По крайней мере, сколько я себя помню, мы все об этом мечтали. Но для того, чтобы приделать идее ноги, надо было приложить значительные усилия.

Эвтаназия – это хорошо, но почему вдруг возникла так называемая идея о принудительности? А принудительная эвтана-зия – это как раз то, против чего наша фракция всегда выступает! Ибо таким образом можно выкосить всё население страны, что по существу геноцид!

Наша фракция предлагает следующую принципиальную позицию: надо, чтобы руководитель проекта «Вечность», академик Скопус – этот яркий и не последний представитель современной властной элиты первым прошёл принудительную эвтаназию, за которую он так ратует.

Взрывную реакцию фракции независимых депутатов можно было сравнить со взрывом маленькой атомной бомбы. Примерно через полчаса линейного времени страсти немного улеглись, то есть депутаты уже больше не имели энергии для выражения своего крайнего возмущения. Однако Загоруйский, как опытный политический боец-тяжеловес, вдохновенно продолжал.

– Так вот, надо, чтобы академик Скопус прошёл принудительную эвтаназию первым, конечно, с последующим гарантированным клонированием. Словом, он должен сделать то, что по существу предлагает всем нам. Фракция полагает, что это будет вполне справедливо и, главное, соответствовать здравому смыслу.

В зале раздались выкрики:

– Правильно говорит! Правильно! Поддерживаем инициативу! –Загоруйский неплохо подготовил своё выступление.

– А после клонирования мы, уважаемые депутаты, все вместе оценим академика Скопуса по его выступлениям и поведению хотя бы на нашей трибуне. Мы увидим, как клонирование повлияло на состояние его здоровья, умственные способности и так далее. Мы даже сможем оценить, сохранило ли клонирование нашего ака-демика для науки, и если да, то в какой степени. Наша фракция полагает именно этот шаг правильным в рассмотрении данного законопроекта, и лучше процедуру провести даже до его первого чтения, то есть на этапе предварительного рассмотрения вопроса.

Депутаты, избравшие роль оппонентов Загоруйскому, ещё не успели скопить силы, чтобы выразить своё возмущение, поэтому пока выступление проходило довольно спокойно. Но это только пока.

– Завтра Скопус захочет подвергнуть эвтаназии в принудительном порядке премьер-министра, а затем и нашего Президента, я имею в виду Верховного главнокомандующего, – Загоруйский всё больше возбуждался, а вместе с ним и руководимая им фракция.

– Где он, этот Скопус?! – депутат явственно и довольно успешно заводил сам себя. – Почему сегодня он не явился на заседание Государственной думы? Ему же было направлено официальное приглашение. К тому же, мы рассматриваем именно его Проект! Это же демонстративное неуважение к высшему законодательному органу страны! Надо сделать представление премьеру для выражения недоверия академику как руководителю социально значимого Проекта!

Теперь настало время проявить свои вокальные возможности для депутатов фракции Загоруйского, истово желающих поддер-жать основные постулаты его речи.

Выкрики с мест зазвучали вызывающе, явно выходя за рамки политкорректности и толерантности:

– Рассмотреть вопрос о смещении академика со всех постов! Найти ему замену среди его замов!

– Инициировать проверку Проекта Счётной палатой!

– Подвергнуть Скопуса эвтаназии прямо здесь, на заседании Думы!

– Поставить на голосование вопрос: нуждается ли страна в клоне академика!

Проснулся спикер Дзурикеллов:

– Уважаемые депутаты, прошу вас успокоиться! Помните, что у нас открытое заседание, на которое приглашены представители прессы.

Депутаты быстро проголосовали за удаление из зала прессы.

Ощутив мощную поддержку родной фракции, Загоруйский взял новую высоту:

– И самое главное – никто почему-то не возражает против принудительного клонирования населения: лес рубят – щепки летят? Пока в Проекте всё идёт неплохо, особенно когда речь идёт о сотрудниках рискованных профессий. В этом случае подход Ско-пуса оправдан, поскольку этим людям по долгу службы приходится рисковать, за что они и получают свою зарплату.  Но когда речь заходит о депутатском корпусе, то позвольте вам не позволить! Это же политическая элита, которой нельзя рисковать! Мы тут собра-лись не для того, чтобы рисковать, а для того, чтобы готовить зако-ны, анализировать и голосовать! Население приходит и уходит, а элита остаётся…

Хотя лицо спикера и стало серым, но он, как всегда, оставался дипломатичным:

– Уважаемый депутат Загоруйский, в свойственной ему оригинальной манере, обострил обсуждаемый нами вопрос и придал ему новое звучание. Некоторые положения его выступления заставляют задуматься. В сложившейся ситуации нам, конечно, надо дополнительно обсудить проблему, так красочно обрисованную депутатом Загоруйским, с самим уважаемым академиком страны Скопусом и согласовать всё с вышестоящим руководством. Ставлю вопрос на голосование: кто за то, чтобы отложить прения? Голосуем, господа.

 

– Итак, уважаемые коллеги, прошла неделя со времени обсуждения инициативы группы независимых депутатов, – голос Дзурикеллова звучал размеренно и уверенно, как никогда. Сам спикер заметно посвежел. – Нами проведена большая работа, направленная на то, чтобы разобраться в ситуации. Изучение вопроса показало, что это была хитроумная комбинация, имевшая целью заблоки-ровать прохождение законопроекта «О прижизненном клонировании граждан». Кстати, у нас есть хорошее правило: передавать видеозаписи заседания Думы в СМИ с небольшой задержкой, и это правило снова сработало положительно. Мы дадим запись с некоторыми купюрами, исключив двусмысленные пассажи Загоруйского относительно широких масс населения в виде щепок. По оценке вышестоящего руководства, и другие не вполне толерантные пассажи Загоруйского достойны обращения в Комиссию по этике, иначе народ нас может неправильно понять, не так ли, коллега Загоруйский?

Окаменевшее лицо Загоруйского отчётливо выражало хоть и неискреннее, но полное согласие с неизбежностью, то есть с предлагаемой постановкой вопроса.

– Возвращаемся к законопроекту, господа. Да, именно в первом чтении! – живо ответил спикер на вопрос из зала. – Позвольте вас порадовать, нас почтил своим присутствием уважаемый академик Ринц Хиршович Скопус. Попрошу приветствовать уважаемого академика вставанием. Депутаты вставали в течение долгих пяти минут, и встали почти все.

В это время Скопус вышел на трибуну и пресным голосом начал вещать:

– Весьма опасным представляется бездумное использование новых изобретений в области техники, биологии, механики, химии, вычислительной техники, генной инженерии для «улучшения человеческих функций». Так называемые «прогрессивные учёные» под предлогом гуманизма внедряют в людей нечто нечеловеческое, объём которого постоянно возрастает: вживляют в мозг накопители для увеличения памяти, приборы ночного видения, вставляют в глаза искусственные хрусталики. Они хотят, чтобы люди видели ночью так же ясно, как и днём, и даже сквозь стены. Эти «учёные» предполагают, что подобный буквально созданный заново человек сможет прыгать выше, бегать быстрее, жить дольше и даже летать с помощью вживлённых в его лопатки устройств. Но это будет уже кто-то иной, а не человек. Такой искусственный «цифровой» человек, всё больше сближаясь и сливаясь с биологическим человеком, станет единым целым с ним, вплоть до полной неразличимости. Таким образом, благодаря подобной «цифровой матрице», воплощаемой в различных материальных субстратах, эти «учёные» предполагают достичь индивидуального бессмертия.

Но Загоруйский не собирался сдаваться так легко. И во время паузы академика он встал и произнёс:

– А всё же нам надо сдержаннее относиться к перспективам клонирования, тем более, к принудительному изготовлению кло-нов. Никто ведь не думал, куда мы денем удвоившееся население! Вспомните о проблемах таких стран, как Китай или Индия! Кто прокормит столько новых ртов? И потом… у нас уже имеется исторически неразрешимая проблема жилья! Значит, будут нужны многомиллиардные инвестиции, но бюджет-то пуст, и нефть снова падает в цене…

Поэтому предлагаю обязательно проанализировать возмож-ные исторические последствия массового клонирования. И, может быть, даже запретить клонирование слишком молодых или слишком пожилых, то есть я предлагаю всё-таки ввести государственные стандарты на клонирование.

А чтобы предметно изучить этот вопрос, надо раздать специалистам соответствующие поручения, и пусть они квали-фицированно доложат нам, депутатам, свои выводы! И, наконец, надо разобраться, кому выгодно это клонирование и в чьих интере-сах осуществляется подобный мегапроект, да ещё такими бешены-ми темпами?

На этом у меня всё! И, как видите, ни слова о щепках! Спасибо за внимание и понимание!

В зале зашумели депутаты.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ...



[1]Пастор Шлаг – персонаж кинофильма «Семнадцать мгновений весны».            

 

[2]Фрилансер – свободный работник, частный специалист, который чаще всего сам предлагает свои услуги.

 

[3]Когнитариат – класс наёмных работников умственного труда

 

Корзина

  • Товаров:0
Культурно-исторический календарь